Accessibility links

11-летний мальчик: жертва убийства или доведен до самоубийства?


Дом в селе Дзеври, в котор жил погибший ребенок

По обвинению в доведении до самоубийства 11-летнего сына задержан житель Терджольского муниципалитета. По информации правоохранительных органов, отец систематически избивал ребенка. Изучением дела занялся и аппарат Народного защитника.

В МВД заявляют, что в результате проведения ряда следственных мероприятий стало известно, что задержанный – 49-летний П.А., систематически избивал 11-летнего сына. Предположительно, именно это стало причиной самоубийства мальчика, говорится в заявлении ведомства. Назначен ряд судебно-медицинских экспертиз.

В то же время родственники ребенка по материнской линии сомневаются в том, что это был суицид. Они предполагают, что отец мог забить сына до смерти, а потом инсценировать его самоубийство. Мать ребенка уже почти 10 лет находится в эмиграции. По словам бабушки мальчика, ее дочь накануне случившегося рассказала об угрозах со стороны мужа, который якобы говорил: если она не пришлет ему деньги, то голос сына больше не услышит.

11-летний подросток: жертва или самоубийца?
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:16 0:00
Скачать

«Я позвонила дочери – она плакала, говорила, что сын звонит, просит о помощи – отец за ним гоняется с ножом. Обо всем, что происходило в семье, знала полиция. За эти годы они тысячу раз там были из-за этого садистского отношения к ребенку. Я говорила (внуку), беги, если что, звони, я тут же окажусь у тебя. А он – нет, говорит, бабушка, он (отец) тебя убьет, если к тете пойду – то и ее. Он маленький был, но мужественный», – говорит бабушка.

Изучением этого дела занялась Народный защитник Грузии Нино Ломджария. Омбудсмен считает необходимым установить, знала ли местная полиция о происходящем в семье, а если да – должен быть поднят вопрос ответственности конкретных лиц.

«Если в полицию поступали сообщения о насилии – почему соответствующие органы не среагировали своевременно и эффективно? Почему полиция не пресекла насилие, особенно если оно было систематическим? Почему не была проинформирована социальная служба и почему к процессу изучения положения ребенка не был подключен соцработник?»

В свою очередь, председатель парламентского комитета по правам человека Софио Киладзе призвала общественность не закрывать глаза на насилие, происходящее по соседству. «Если общество не сообщит соответствующим структурам о том, что ребенок подвергается насилию, если все отвернутся, будут заботиться только о себе, чтобы избежать оскорблений со стороны насильника, мы не состоимся как общество», – сказала Киладзе. И еще пообещала, что с 1 сентября в местных самоуправлениях появятся соцработники:

«Я, конечно, не могу сказать, что этот процесс будет идти без огрехов и все с самого начала будет идеально. Это абсолютно новая структурная единица. Это совершенно новый опыт для местных самоуправлений (…) Я хочу обратиться ко всем детям – мы вместе с ЮНИСЕФ в мае запустили горячую линию помощи детям. Звонок по номеру 111 бесплатный, анонимность полностью сохраняется».

Впрочем, позвонить по этому номеру можно только до семи часов вечера, а ответить на этот звонок могут только после 17 минут ожидания, говорит в свою очередь Анна Арганашвили – основательница НПО «Партнерство за права человека». По этому номеру, говорит Арганашвили, консультируют далеко не только по вопросам, касающимся детей, но и по ряду других проблем – наркозависимости, лудомании и пр.:

«Чтобы говорить с детьми, нужна особая подготовка, потому что этот человек должен понять сообщение даже самого маленького ребенка. Далее – когда говорят о том, что добавят соцработников – эти люди сами постоянно говорят, что они не могут помогать голыми руками. Соцработник без сервисов по поддержке и защите детей не может помочь ребенку. Если ребенку нужен психолог или он, к примеру, стал жертвой сексуального насилия и нуждается в реабилитации, – со всем этим соцработник в одиночку не справится. У соцработника нет ресурсов даже для того, чтобы своевременно вывести ребенка из семьи (…) Главную ошибку мы допускаем, когда хотим всю ответственность переложить на соцработников, а не пытаемся развивать все необходимые, разнообразные сервисы».

Отцу, обвиняемому в доведении 11-летнего сына до самоубийства, грозит от двух до четырех лет тюрьмы.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG