Accessibility links

Кокойты спешит на помощь


Мурат Гукемухов

Эдуард Кокойты не просто призывает отказаться от вендетты за убийство близких Инала Джабиева, он пытается канализировать энергию гнева прежде всего тех, кого называют «городские ребята», и таким образом избежать неконтролируемого развития событий в республике.

Городскими ребятами в Цхинвале называют парней, которые не уехали во время конфликта и выросли за это время в городе, как тот же Инал Джабиев. Многие из них воевали, они хранители городских традиций, городского колорита. При этом это люди разных политический предпочтений, разных интересов и кругов общения.

Их потенциальная опасность, на которую указывает Кокойты, заключается в том, что при определенных обстоятельствах части этой городской страты могут довольно быстро организовываться для совместных действий. Они не пасуют перед силовиками, и когда те, по их мнению, начинают уж слишком перебарщивать, не стесняются их одергивать. За десять послевоенных лет такое случалось лишь дважды, и всегда причиной был произвол силовиков. Так было в 2011 году, когда под пресс омоновцев и госохраны попали кандидат в президенты от оппозиции Аллы Джиоева и ее сторонники. Так было в 2014 году, когда призывать к порядку омоновцев пришлось уже сторонникам Эдуарда Кокойты.

Кокойты спешит на помощь
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:33 0:00
Скачать

Теперь возник третий случай – неожиданный для всех, в том числе и для кураторских структур, отвечающих за югоосетинское направление. Одно дело – избирательная кампания, когда ответственные товарищи заранее просчитывают возможные проблемы, придумывают, как их локализовать. И совсем другое – такой внезапный политический кризис как следствие изуверства и идиотизма власти. Не понятно, чем это все грозит и что теперь с этим делать.

В этой ситуации Эдуард Кокойты предлагает Москве свой опыт. Именно так, потому что его обращение процентов на шестьдесят адресовано Москве и лишь на сорок – соотечественникам.

Экс-президент явно играет на повышение ставок, когда взвинчивает ситуацию до угрозы гражданской войны и при этом предлагает свои услуги по ее предотвращению. Он, повторюсь, канализирует энергию протеста – никакой вендетты, спросим по закону. При этом, когда он от своего имени просит брата убитого воздержаться от мести и обещает наказать виновных по закону, он как бы становится частью этой истории. Он в нее входит, он ее возглавляет.

Эдуард Кокойты сужает число адресатов народного гнева до нескольких человек, которые, по его мнению, несут всю полноту ответственности за трагедию: президента, министров внутренних дел и юстиции, генпрокурора... Таким образом, он выводит силовые структуры за черту конфликта. Он рассказывает Москве, что однажды ему уже удалось разрулить конфликт городских ребят и силовиков, тем самым предвосхищая вопрос: кто это все сможет реализовать?

По сути, Кокойты заявляет о доверительных отношениях и с городскими ветеранами, и с силовиками, многие из которых начинали еще при нем. В этом смысле неслучайно он подтрунивает над президентом Бибиловым, когда говорит: «Еще неизвестно, чей приказ они будут выполнять» (мой или твой). Эта фраза тоже адресовано не Анатолию Ильичу, а товарищу москвичу.

Иными словами, Эдуард Кокойты заявляет о своей готовности замкнуть на себя общественный протест и выступить в качестве посредника с государственными или кураторскими структурами. При этом он призывает Кремль не церемониться с действующими: сохранение во власти «безумцев» и «случайных людей» бессмысленно и чревато бесконечными кризисами.

В целом заявление звучит как вопрос-предложение к Кремлю: не пора ли снять опалу и все-таки разрешить ему полноценную политическую деятельность в республике?

Видимо, Эдуард Джабеевич полагает, что смена кураторов располагает к перезагрузке отношений. Наверное, Москва могла бы оценить дипломатичность экс-президента, когда он опроверг информацию о том, что из Владикавказа в Цхинвал его не выпустили российские силовики. Он заявил, что от поездки в Южную Осетию его отговорили друзья, чтобы своим присутствием не нагнетать и без того напряженную ситуацию. А в самом Цхинвале сторонники экс-президента говорят, будто бы те же силовики попросили его пока не ехать, якобы еще не время. А это звучит уже совсем по-другому: будто решение по ситуации уже принято и реализуется некий план с участием Эдуарда Кокойты.

Не думаю, чтобы кто-то их об этом просил или специально распускал слухи, тогда бы в них было что-то более конкретное. Просто выступление Эдуарда Джабеевича произвело впечатление на многих югоосетинских слушателей, что он не сам по себе, но согласовывает свои действия с некими инстанциями или политическими силами в Москве.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG