Accessibility links

Время варваров


Третье сентября – это теперь навсегда Беслан, штурм захваченной террористами школы с тысячью стами заложниками. Больше трехсот погибших. 186 убитых детей…

За шестнадцать прошедших лет много было сделано для того, чтобы прояснить и без того, казалось бы, ясное. То есть вину террористов никто из вменяемых людей не отрицает, вопросы – к государству. Почему не предотвратили, почему пропустили террористов? И почему действовали так, что не спасли, положили сотни заложников? В поисках справедливости бесланцы дошли до Страсбурга, который вынес свое решение.

Куда больше усилий пошло на доказательство обратного: достаточно взглянуть на википедийную справку, в которой каменеет «официальная версия». Там упомянуто решение Страсбурга (которое по малограмотности несколько раз названо «приговором»), – лишь упомянуто, без цитирования. «Официальная версия» еще раз подтверждает правомерность действий спецслужб в частности и российского государства в целом. Были, конечно, отдельные нарушения со стороны отдельных должностных лиц, но в общем – все было правильно. Победили терроризм: не пошли на поводу у террористов (которые, впрочем, по официальной версии якобы и не выдвигали никаких требований!). Не дали поставить Россию на колени. И это главное…

Время варваров
please wait

No media source currently available

0:00 0:07:56 0:00
Скачать

* * *

Как это всегда бывает, возникла и параллельная мифология, в которой во всем виновато государство, – в том числе, и в том, чего не было. Манихейская страсть делить на «черное» и «белое» объединяет любителей плоских версий и мыслей. Например: «теракт якобы устроили спецслужбы, которые-де собрали вместе своих агентов и освобожденных из тюрем, а «настоящие» боевики, «наши ребята» (которых, получается, вроде как и нет в природе?), – они тут, мол, ни при чем».

Когда адептам таких теорий предъявляешь, скажем, интервью Шамиля Басаева Андрею Бабицкому (был такой корреспондент на Радио Свобода), где «террорист номер один» прямо рассуждает о том, как организовывал захват бесланской школы, следует: «Басаев сам того-с, на «контору» работал». Ну да (и мы об этом писали), в начале 90-х Басаев со товарищи тесно сотрудничали с российскими структурами, будучи «прокси» (по сути – «Вагнером» 1990-х) в постсоветских «горячих точках», – а потом, после 1993-го, «повернул судьбу». С 1994-го припоминать ему это «старое» как минимум нечестно. А с 1995-го он добавил себе много «нового».

Самим готовить боевиков, думая, что будешь всегда их контролировать, - Россия тут не первая и не последняя.

Да, среди бесланских террористов были ранее задержанные и затем освобожденные боевики. Например, Ханпаш Кулаев, «Однорукий», брат единственного выжившего и теперь отбывающего пожизненное террориста Нурпаши Кулаева. В 2001-м Ханпаша амнистировали как не представляющего общественной опасности. Родственники потом говорили, сколько денег им это стоило. В Беслане «неопасный» Ханпаш показал ошибочность этого утверждения: с одной рукой отстреливался, пока самого не нашпиговали свинцом…

Традиционная российская коррупция была и остается питательной средой для терроризма. Если внимательно разбирать «теории заговора», многое удается объяснить коррупцией и неразберихой.

Или же некритическим подходом «теоретиков» к материалу: в наше время информационный поток несет столько мусора, что, если не проверять и не отбраковывать, можно подобрать подтверждения едва ли не под любую версию.

Так же было и с «Норд-Остом»: бывший советолог Джон Данлоп, привыкший к прозрачной ледяной воде холодной войны, построил из выловленного в мусорном потоке подручного материала свою версию (статья Джона Данлопа «Захват заложников в Москве в октябре 2002 года» была опубликована на сайте RFE/RL в разделе Organized Crime and Terrorism Watch 18 декабря 2003 г.): террористы Мовсара Бараева – суть агенты спецслужб. Однако внимательный, «пинцетом» разбор не оставляет от этой версии камня на камне.

Был среди бесланских террористов один несомненный агент российских спецслужб – Владимир Ходов, работавший на северо-осетинских борцов с организованной преступностью (этот сюжет был тщательно разобран Еленой Милашиной). Ориентируясь на его донесения, террористам дали «коридор», чтобы заманить в ловушку. Но только вот беда: на самом деле, Ходов работал на Басаева и не указал УБОПовцам, что целью будет бесланская школа, – и террористов ждали в другом месте.

«Агент, да не наш»: такое уже бывало в истории российских спецслужб, со времен царской охранки, Дегаева и Азефа.

Нельзя сказать, что российские спецслужбы не оказали никакого влияния на состав бесланских террористов и на воспроизводство террористического подполья в целом. Вот, например, 3 мая 2001 года из своего дома в селе Тевзени Веденского района Чечни был похищен Увайс Нагаев. Родственникам удалось установить, что в задержании Нагаева участвовали некие «Ушаков» и «Стрелков», что доставили его в расположение группировки ВДВ рядом с селом Хатуни, пытали, а потом якобы взорвали. Впоследствии сестры Увайса Нагаева стали террористками-смертницами: Аминат Нагаева 24 августа 2004 года взорвала над Тульской областью самолет ТУ-134 компании «Волга-Аэроэкспресс», следовавший из Домодедово в Волгоград (погибли 43 человека), а Роза Нагаева участвовала в захвате школы в Беслане, взорвала себя 1 сентября 2004 года.

Тут трудно отрицать связь с насильственным исчезновением 2001 года. Так «контртеррор» создавал мобилизационную базу для организаторов террора.

Кстати, год назад Игорь Стрелков был впервые упомянут в решении Страсбургского суда в связи с похищениями людей в Веденском районе...

Командовавший отрядом террористов «Полковник» Руслан Хучбаров мог бы и не дожить до 1 сентября, если бы явившиеся за ним ночью 20 июля того же 2004 года силовики не ошиблись домом в селе Галашки. По адресу Партизанская, дом 1, они поспешили расстрелять хозяина, Беслана Арапханова, – а потом заявили его вдове, что имеют ордер на обыск в доме номер 11.

Бесланские террористы были вполне реальным злом, а не марионетками российских спецслужб. Другое дело – как эти спецслужбы действовали «в предлагаемых обстоятельствах»?

Они не смогли предотвратить теракт. И дело тут не только в двойном агенте Ходове. В ночь накануне на допросе задержанный в Чечне сообщил (можно представить, что это был за ночной допрос!), что отряд боевиков готовит захват школы. Но эти показания не запустили немедленную реакцию силовиков, не предотвратили теракт и не спасли заложников…

* * *

Мы коснулись только одной из многих граней трагедии 2004 года. Можно было бы продолжать и продолжать. Каков итог?

Власти утверждают, что, не пойдя на поводу у террористов в Беслане, они, кроме всего прочего, предотвратили новые подобные теракты.

Увы, о том же говорил и «террорист номер один» Шамиль Басаев в уже упоминавшемся интервью Андрею Бабицкому. Он-де понял, что российские власти готовы пожертвовать жизнями граждан, но не идти на переговоры. А сам он, в свою очередь, не готов жертвовать десятками своих террористов. Значит, надо действовать иначе…

Можно ли это назвать «победой»? Разве что – победой варварства над варварством.

Правда о Беслане, как и правосудие, остается делом будущего.

Пока что нам остается помянуть невинные жертвы, заложников, погибавших в бесланской школе №1 шестнадцать лет назад, 3 сентября 2004 года…

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG