Accessibility links

Кропотливая работа над «гармонизацией»


Изида Чаниа

Абхазская общественность теряется в догадках – глава государства пять раз наносил визиты в Российскую Федерацию и не разу не отчитался перед своими избирателями об их итогах. Последний выезд отличался от всех предыдущих тем, что Бжания вернулся в Абхазию, даже не дав интервью «Интерфаксу».

Тем временем СМИ порадовали нас двумя на первый взгляд ничем не связанными между собой информационными вбросами. Их схожесть в том, что они формируют образ Абхазии как страны, которая не может состояться без вхождения в состав России. Это мнение некой туристки, недовольной абхазским туристическим сервисом, и интервью российского политика Константина Затулина.

Признаюсь, что эмоциональный призыв туристки не ездить в Абхазию на отдых я не восприняла никак – даже читать не стала, несмотря на многочисленные комментарии абхазов, посыпающих голову пеплом. Путешествуя по миру, я часто натыкаюсь на то, что «ненавязчивый абхазский сервис» – отнюдь не наше национальное изобретение. После инвентаризации своих поездок я вспомнила про ночь, проведенную на улице в Лиссабоне, так как хозяин апартаментов умудрился одновременно сдать их не только нам (выезжая из Португалии, мы поняли, что для него – это система: нашего выезда всю ночь прождали такие же бедолаги из Берлина). В Мадриде в гостинице, расположенной в самом центре города, мою подругу обворовали до нитки (руководство гостиницы «умыло руки»). В Лондоне мне дали понять, что это я отравила Скрипалей, а в Ирландии доброжелательность менеджера (который оказался латышом) сменилась на чопорность, переходящую в хамство, после того как он обнаружил у меня российский паспорт и так далее. Самым большим ужасом в моей жизни были Египет и Индия – я даже описывать не решусь, через что там приходится проходить туристам. Но все это никак не повлияло на мою любовь к этим и многим другим странам, и я буду ездить в Мадрид, Египет, Индию, Лиссабон, даже если точно буду знать, что опять влипну в неприятную историю.

Кропотливая работа над «гармонизацией»
please wait

No media source currently available

0:00 0:08:50 0:00
Скачать

Все эти и другие страны в моем сердце и мелкие неприятности, с которыми мы сталкиваемся в путешествиях, забываются, а остаются только ценные воспоминания. И я уверена, что миллионы туристов, покидая Абхазию, вспоминают средневековые храмы, крепости, дольмены, а не еду в столовой.

Единственное, что я могла бы посоветовать туристам (и не только приезжающим в Абхазию): если хочется вкусно поесть, не делайте этого в местах туристического паломничества, идите в заведения, куда ходят местные жители, не посещайте харчевни сомнительного вида. Да, и борщ надо есть в России, Украине, Белоруссии.

Я бы не писала об этом, если бы не ощущение, что жительницу России мог побудить написать такой отзыв об Абхазии не только «ненавязчивый абхазский сервис». Возможно, была и более серьезная мотивация, которая вписывается в какую-то общую концепцию, согласно которой несостоятельность нашей страны надо продемонстрировать как на низовом бытовом уровне, так и на более высоком – политическом. Тут все по восходящей: был Прилепин, Проханов, теперь Затулин. Хотя признаюсь: позиция Прилепина мне симпатичнее, потому что честнее, – он хотя бы прямым текстом обозначил цель.

А вот почетный гражданин нашей страны Константин Затулин вдруг, безо всякого информационного повода решил рассказать миру о том, что Абхазия не состоялась как государство. Первая причина, названная им, – «народные возмущения», в результате которых президенты уходят в отставку, – просто лишила дара речи. Уверена, что Затулин лучше меня знает, что история России (и не только России) – это история переворотов, что не помешало ей состояться как государству. Второй посыл о несостоятельности абхазской государственности – отсутствие закона о продаже недвижимости иностранцам. К этому вопросу Затулин подходил изыскано – через собственную теорию «родовой травмы абхазов». «У абхазов преувеличенное беспокойство за все, что их окружает, и они очень боятся: если мы сейчас примем такие же законы, как в России о недвижимости, о жилье, то нас моментально скупят и мы будем чужими на своей земле, мы утратим все то, что мы имеем…» – говорит он. И это правда, но произносится так, что я, как именно так и считающая абхазка, начинаю чувствовать себя дебилкой, потому как забота о стране ставится мне в упрек и, по мнению Затулина, делает нас несостоятельными.

И говорит политик все это, чтобы еще раз объяснить нам, отсталым и не понимающим своего счастья, что именно «сейчас настало время, когда надо продвинуться вперед». Он поясняет, что если в Абхазии примут законы, которые предлагает Россия, то у страны «есть перспектива», если нет, то «судьба Абхазии как государства будет сложная, все время будут повторяться вот эти внутриполитические катаклизмы». Более того, Затулин объясняет, почему этот момент настал именно сейчас. Оказывается, у нас наконец-то «очень неглупый» президент, «который понимает, что надо снять те проблемы, которые до сих пор тормозили развитие Абхазии». По ходу дела он еще сообщает, что санатории, гостиницы, Новоафонский монастырь принадлежат России. Но это я даже комментировать не буду – иначе мы договоримся до нового передела мира.

Эти вбросы появились неслучайно – «дорога ложка к обеду». И здесь я должна покаяться в своих бесконечных упреках в адрес исполнительной и законодательной властей и, особенно, президента и премьера. Я их часто обвиняю в том, что они кроме поздравлений и кадровых назначений ничем не занимаются. А это неправда – там, в самых верхах день и ночь идет кропотливая работа над «гармонизацией». И мы бы об этом узнали только по факту, если бы для внесения поправок в законы не требовалось мнение парламента. Хотя справедливости ради надо заметить, что в новейшей истории нашей страны случалось, что за целый парламент, состоящий из 35 депутатов, «расписался» один чиновник. Никто не пострадал, кроме налогоплательщиков – они оплачивают этот долг уже более 10 лет.

Но вернемся к ложке и обеду – в парламент поступил пакет документов к проекту программы формирования общего социального и экономического пространства между Россией и Абхазией на основе гармонизации законодательства Абхазии с законодательством России. Гармонизироваться будем мы – и это значит, что в наших законах надо предусмотреть право иностранцам приватизировать в Абхазии те же самые санатории и гостиницы, о которых говорил российский политик, энергетику, иноагентов и многое другое. Вопрос этот, судя по июльскому письму премьера Анкваба начальнику управления президента России по приграничному сотрудничеству Филатову, обсуждается давно и за спиною народа. 9 декабря прошлого года проект «гармонизации» поступил в Абхазию. А ровно через месяц в нашей стране произошел переворот, сменилась власть, и теперь очередь за «неглупым» президентом Бжания, «который понимает, что надо снять те проблемы, которые до сих пор тормозили развитие Абхазии». Если нет, то «судьба Абхазии как государства будет сложная, все время будут повторяться вот эти внутриполитические катаклизмы». Это я еще раз процитировала российского политика, в словах которого мне, как представителю этноса «с родовой травмой», слышится скрытая угроза.

Думаю, что в жизни нет ничего тайного, и рано или поздно правда становится достоянием общественности. Конечно, никто из нас 12 января нынешнего года, когда группа людей штурмовала резиденцию президента, не присутствовал на переговорах Суркова и нынешнего президента Аслана Бжания в российском посольстве. Но сегодня, наблюдая за происходящими событиями, несложно догадаться, что Сурков и Бжания смогли найти общий язык в вопросах, связанных с приватизацией и инвестициями, продажей недвижимости иностранцам, демаркацией границ и так далее. И все это не имеет никакого отношения к российскому государственному интересу. Это вопросы бизнес-кругов, которые продавливают в Абхазии российские государственные чиновники.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG