Accessibility links

Полвека без Нади Курченко


Виталий Шария

Вчера и сегодня в СМИ и блогосфере Абхазии было много публикаций, посвященных 50-летней годовщине трагической гибели бортпроводницы Сухумского авиаотряда 19-летней Надежды Курченко. Тогда, 15 октября 1970 года, произошла первая в СССР удавшаяся попытка угона самолета. Террористы отец и сын Пранас и Альгирдас Бразинскасы захватили рейсовый АН-24, вылетевший рейсом из Батуми в Сухум и Краснодар, и заставили его сесть в Турции, в Трабзоне, а до этого старший из них выстрелил из обреза прямо в сердце преградившей ему дорогу в кабину пилотов Наде.

Некоторые пользователи «Фейсбука» делились нынче своими воспоминаниями о похоронах ее в сухумском парке, который раньше назывался Парком пионеров, а сейчас вот уже полвека носит ее имя:

«Сколько людей было, весь парк был заполнен! Я училась в 8-й школе, это совсем рядом. Так мы всем классом ходили! Как переживали и плакали, это был геройский поступок, и она такая молодая и красивая была! Светлая память!»;

«Она еще лежала в гробу такая красивая, в белом подвенечном платье. Мы все узнали, что она должна была вот-вот выйти замуж. Помню ее жениха, который стоял рядом с ее матерью и плакал. Все стоит перед глазами».

На канале «Абаза-ТВ» вчера показывали запись ток-шоу «Прямой эфир» телеканала «Россия» пятилетней давности, которое тогда вел Борис Корчевников. Название передачи начиналось со слов «Кара небесная», и основная ее часть была посвящена событиям 45-летней давности, связанным с гибелью Нади. И автору этого материала тут же вспомнилось, как ему тогда звонила редактор передачи и приглашала принять в ней участие. Проезд до Москвы, проживание там в течение нескольких дней и так далее, разумеется, оплачивались каналом, но я, посоветовавшись с семьей, отказался по личным обстоятельствам. Хотя опыт участия в телепередаче, которую смотрят десятки миллионов зрителей в разных странах, был бы, конечно, интересен. Приглашали же меня, прямого отношения к той истории не имевшего, исключительно по причине, что прочли вышедшую в октябре 2010 года на «Эхе Кавказа» публикацию «Феномен Надежды Курченко» (она находится в сносках и в статье о Курченко в Википедии). Очевидно, редакторы были заинтересованы, чтобы в ходе разговора, как принято на ток-шоу, прозвучали бы и разные точки зрения, могла в какой-то момент завязаться дискуссия.

За минувшее десятилетие мои подходы к этой теме не изменились. Если предельно коротко, то Бразинскасов так же, как и раньше, воспринимаю как уголовников и негодяев, но при этом убежден, что Надя Курченко – светлый и чистый, судя по отзывам всех знавших ее, юный человек – стала жертвой не только этих убийц. И жертвой не только неподготовленности тогдашнего Аэрофлота к подобным нештатным ситуациям (угонщики самолета абсолютно спокойно, без всякого досмотра, поднялись на его борт, пряча под длинными серыми плащами приобретенное на черном рынке оружие, включая гранаты). Главное – существовавшее тогда мироустройство, которое уже спустя четверть века стало представляться абсурдным. Ну, какая, казалось бы, кому разница, где хочет жить тот или иной человек; пусть едет хоть в Австралию, хоть на Огненную Землю или в пустыню Сахару!

Но за прошедшее десятилетие, благодаря интернету, довелось познакомиться с большим количеством текстовых и видеоматериалов на данную тему, в результате чего считаю необходимым внести определенные коррективы в написанное в 2010-м. Так, в той публикации был абзац:

«В провинциальной советской прессе доходило вообще до абсурда. Помню, уже много лет спустя после выхода очерка «Надя» в газете «Советская Абхазия» я прочел его в сборнике «Комсомольская юность Абхазии» и был потрясен следующим пассажем. Вот что писалось в очерке (это было после того, как командира экипажа ранили, и он потерял сознание): «Управление машиной взял на себя второй пилот Сулико Шавидзе. Но теперь он сделать уже ничего не мог: бандит стоял за его спиной, угрожая выстрелом. Как поступить? Пожертвовать собой, самолетом, бросив его в море? Но ведь в салоне сорок шесть пассажиров! Чьи-то отцы, матери, сестры, братья, дети…» Вы что-нибудь поняли? Зачем, во имя чего пилот раздумывал, не пожертвовать ли собой, бросив самолет в море? Чтобы не дать двум литовцам жить там, где они хотят? Ведь не секретную же боевую машину они угоняли… Я склоняюсь все же к тому, что это был журналистский домысел. Во всяком случае, ни в каких других публикациях пересказа подобных мыслей Шавидзе я не встречал».

Но спустя годы встретился видеоролик, где Сулико Шавидзе в телеинтервью излагал те же самые свои мысли в момент угона самолета. Словом, хочу покаяться перед памятью автора очерка «Надя», моего первого редактора в газете «Советская Абхазия», человека замечательных душевных качеств Георгия Васильевича Голубева – это не было журналистским домыслом, так и впрямь рассуждал летчик, искренне веривший, что советский человек призван в таких случаях жертвовать собой. А зачем, для чего – это уже другой вопрос… И это было, похоже, коллективное видение реальности очень многими.

В упомянутой передаче телеканала «Россия», которую я, кстати, смотрел вчера впервые (пять лет назад пропустил), присутствовал видеорассказ мамы Нади Генриетты Ивановны, которая вспоминала, какое впечатление на ее дочь в детстве произвела история Зои Космодемьянской и как она сожалела (!), что в мирное время ее подвига не повторить. Мама же ее утешала, что и сейчас «есть место подвигу». И тут же вспомнилось упоминание где-то о мальчонке в тридцатые годы прошлого века, очень переживавшем, что не родился лет на 15-20 раньше и не участвовал в гражданской войне. Той самой, которую сегодня на постсоветском пространстве (по крайней мере, большинство) называют братоубийственной.

А еще услышал только вчера из той же телепередачи о нелегком детстве Нади, которая несколько лет провела в интернате, поскольку ее отец, когда они жили с ним на Алтае, дебоширил и избивал мать, и потом они перебрались на родину матери в Удмуртию. Все правильно, в советские времена СМИ это обстоятельство, которое не вписывалось в идеальный образ советской героини, тщательно замалчивалось.

Курченко была посмертно награждена орденом Красного знамени. Когда в семидесятые годы в качестве начинающего журналиста наведывался на разные предприятия от Бреста до Якутска, не говоря уже об Абхазии, нигде, кажется, не было такого, чтобы там не работало комсомольско-молодежной бригады имени Надежды Курченко. В 1973 году на киноэкраны вышел художественный фильм, прототипом главной героини которого она была, – «Абитуриентка» (Надя мечтала учиться на юриста). Ее именем были названы танкер, пик на Памире, малая планета…

Это известно уже многие годы. Но какие-то факты выясняются только со временем. Так, вчера в российском интернет-издании «Взгляд» прочел публикацию «Как СССР планировал убить сбежавших в Турцию террористов». …Это был единственный случай, когда Леонид Брежнев одобрил предложение КГБ провести операцию по ликвидации убийц и угонщиков за пределами СССР. В день выхода Бразинскасов из турецкой тюрьмы в 1974 году по амнистии заместитель начальника отдела «В» (саботаж и диверсии) ПГУ КГБ СССР полковник Александр Лазаренко направил шифрограмму в резидентуру советской разведки в Анкаре с приказом установить местонахождение Бразинскасов. Через несколько дней он срочно вылетел в Турцию. В аэропорту его встречал замрезидента, работавший под дипломатическим прикрытием. Установили, что Бразинскасы живут на вилле под Стамбулом. В оперативной разработке они получили кличку «Пираты». Ликвидировать их планировалось отравленными микропулями. Но тут Бразинскасы исчезли из Турции…

США отказались предоставлять им политическое убежище (террористы есть террористы), но благодаря литовскому лобби страны им, прибывшим туда как туристы, удалось получить вид на жительство. Кстати, хоть и пытались они в свое время позиционировать себя в качестве «борцов за свободу Литвы», в современной Литве предпочли о них тихо забыть. Ибо когда в 1992 году литовская журналистка специально приехала в Калифорнию взять интервью у Пранаса Бразинскаса, тот на вопрос об убийстве стюардессы Надежды Курченко ответил дословно: «я убил эту суку, потому что она встала у меня на пути». Общественность на его родине была шокирована. А еще там прекрасно известно, что Пранаса в Литве в 50-60-е годы дважды судили за воровство – строительных материалов и товаров в магазине, которым он заведовал. Потом он оказался в узбекском Коканде и там снова занялся темными делами. Никакой политикой не занимался, а устремил свои взоры за кордон, потому что на хвост ему сел ОБХСС… Ну, и в конце концов, – «кара небесная»: 10 февраля 2002 года 49-летний сын Альгирдас нанес своему 77-летнему отцу, уже давно не встававшему из инвалидного кресла, известному как Пранас Стасе Бразинскас, восемь ударов по голове пресловутым твердым тупым предметом (предположительно, это были гантели, по другой версии – бейсбольная бита) и надолго сел в тюрьму.

Тридцать лет назад гроб с телом Надежды Курченко был извлечен из могилы в сухумском парке ее имени в присутствии матери. Затем прах был перезахоронен в удмуртском городе Глазове.

Во время грузино-абхазской войны памятник ей в парке сильно пострадал от выстрелов в него. В 2010 году администрация Сухума выделила средства, на памятнике залатали дыры, но повреждения от сильных обстрелов сказались, когда на него в 2013 году во время сильного ветра упало дерево и он развалился на куски. В прошлом году руководство кабинета министров Абхазии приняло решение о том, что в 2020-м будут проведены работы по реставрации памятника Надежде Курченко, но этому помешала пандемия. На телеэкранах вчера фигурировала лишь ступня памятника на пьедестале…

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG