Accessibility links

Серги Капанадзе: «Мы первыми в «Нацдвижении» после 2012 года открыто сказали о тогдашних проблемах»


Серги Капанадзе

С какой программой идут на парламентские выборы бывшие соратники Михаила Саакашвили и «Нацдвижения», а теперь представители «Европейской Грузии»? На наши вопросы отвечает один из ее лидеров Серги Капанадзе.

– «Европейская Грузия» самостоятельно впервые принимает участие в парламентских выборах, хотелось бы уточнить, какой идеологии придерживается ваша партия, к какому крылу относите, причисляете себя?

Мы за маленькое правительство, за уменьшение налогов и бюрократических затрат

– «Европейская Грузия» является правоцентристской партией, мы за маленькое правительство, за уменьшение налогов и бюрократических затрат. Мы за то, чтобы люди платили меньше, чем сейчас, и чтобы деньги оставались в экономике и в карманах семей. А еще вкратце: мы – за сильное евроатлантическое будущее нашей страны, мы за то, чтобы Грузия вошла в НАТО и в Евросоюз.

Скачать

– Что вы предлагаете своему избирателю с учетом того, что очень многие помнят вас как уже бывших, но тем не менее представителей «Национального движения»?

– Да, мы были в «Национальном движении» – часть нашей команды, – когда мы были в правительстве в 2003-2012 гг., когда эта команда сделала очень много хорошего для страны, привела ее от несостоявшегося государства к государству, в котором очень многое поменялось к лучшему. Но, конечно, там были очень большие проблемы с правами человека и так далее. И мы являемся именно теми людьми, которые были первыми в «Национальном движении» после 2012 года, кто понял, в чем была проблема, и кто начал открыто говорить о тех проблемах, которые тогда были. Наша программа сейчас направлена именно на то, чтобы те проблемы не повторялись. А для этого нужно институционально все так обустроить, чтобы, например, ущемление прав человека было невозможным, чтобы суд был воистину независимым, не так, чтобы кто-то, например, говорит, что мы сейчас придем и просто выстроим хороший суд. Нет, мы считаем, что для того, чтобы суд был независимым, там должны быть присяжные, то есть суд присяжных. Это является гарантией контроля над судом. Мы также за то, чтобы в высших судебных инстанциях у нас были международные судьи, которые просто не будут подчиняться никакой власти. То есть мы понимаем, какие проблемы были тогда, и хотим, чтобы эти проблемы никогда не повторялись, потому что во время правления «Грузинской мечты» все те проблемы, которые существовали до 2012 года, еще больше усугубились.

– В вашей программе уделено много внимания социальным проектам, с использованием каких ресурсов вы намерены их осуществлять?

В бюджете можно освободить порядка двух миллиардов лари, для того чтобы эти деньги оставались в карманах людей, которые больше всего в них нуждаются

– За счет уменьшения бюрократических затрат. В бюджете можно освободить порядка двух миллиардов лари, для того чтобы эти деньги оставались в карманах людей, которые больше всего в них нуждаются. И не шли в карманы, например, бизнесменов, которые сейчас в команде власти. Вот эти два миллиарда являются той суммой, которая должна пойти, в том числе, и на социальные проекты. Плюс, мы считаем, что имущество, которое сейчас в распоряжении правительства, оно должно перейти в распоряжение частных лиц, и этот процесс приватизации также принесет деньги в бюджет. Но самое главное для нас – это поспособствовать тому, чтобы простые граждане стали намного богаче, чем они являются сейчас. Поэтому для нас важно изменить баланс – сейчас 70% имущества находится на балансе правительства, 30% – у частных лиц. Это надо менять, чтобы соотношение было наоборот: 30 на 70. Вот это все у нас просчитано, чтобы деньги были и на разные социальные проекты, в том числе, на удвоение пенсий, на другие программы, в том числе социальной помощи.

– Какие коррективы внесла в вашу предвыборную программу и в предвыборную кампанию пандемия?

У нас есть план, как справиться с пандемией уже после 1 ноября. По нашей программе линия 112 и семейные доктора должны быть интегрированы в одну систему. Обязательно должны быть полевые госпитали. Сейчас у нас критическая обстановка, поэтому ресурсы должны быть выделены уже сейчас

– Да, это очень хороший вопрос, потому что в условиях пандемии в первую очередь нужен антикризисный план. У нас есть план, как справиться с пандемией уже после 1 ноября (второй день после парламентских выборов), в нем несколько направлений, которые нужно сразу же, после первого ноября начать. В первую очередь меры превенции, чтобы, к примеру, люди в обязательном порядке носили маски – это должно быть для всех. Потом первичная реакция на случаи инфицирования. Сейчас проблема в том, что, когда люди звонят, обращаются за помощью в службу 112 – там никто не отвечает. По нашей программе линия 112 и семейные доктора должны быть интегрированы в одну систему. Распределение больниц: чтобы отдельно были ковид-госпитали и отдельно клиники общего профиля, которые не занимаются ковидом. У нас должно быть втрое больше респираторных аппаратов и вдвое больше ковид-больничных коек. Потому что сейчас уже большая проблема. Обязательно должны быть полевые госпитали, потому что абсолютно ясно становится, что у нас рост (количества случаев), в день по 1700, 1800, 1900, это уже неконтролируемый рост инфицирования. Сейчас у нас критическая обстановка – хуже, чем это было в Италии, поэтому, конечно, ресурсы должны быть выделены уже сейчас.

– Какое место в вашей программе вы уделяете разрешению территориальных конфликтов и каким образом?

Мы считаем, что должны вести активную антиоккупационную политику по отношению к Российской Федерации, с помощью наших международных партнеров

– Это один из главных приоритетов для нас. Мы считаем, что должны вести активную антиоккупационную политику по отношению к Российской Федерации, с помощью наших международных партнеров с использованием женевских и других международных форматов. С другой стороны – это диалог и так называемые программы вовлечения, мы должны сделать так, чтобы контакты – экономические, образовательные, культурные и другие – между нами, абхазами и осетинами, то есть между теми народами, которые сейчас разобщены линиями разделения, мы должны осуществлять, чтобы люди общались друг с другом, чтобы на уровне людей конфликта не было. Это очень важный приоритет для нас.

– Кто ваш избиратель, на поддержку какого их сегмента вы рассчитываете?

– Вы знаете, мы большая партия. На прошлых выборах (в местные органы самоуправления и президентские) мы получили 11%. Потому у нас нет такого, одного слоя населения или сегмента, на который мы работаем. Мы работаем на разные сегменты. Это те люди, которые хотят, чтобы в стране произошли изменения, и недовольны тем статус-кво, который сейчас есть в Грузии.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG