Accessibility links

«Мы выходим на плато»


В «красной зоне» Республиканского многопрофильного медицинского центра проходят лечение 201 человек с диагнозом пневмония

За прошедшие сутки в Южной Осетии выявлено 55 новых случаев инфицирования коронавирусом. По оценкам врачей, работающих в «красной зоне», эпидемиологическая ситуация по-прежнему сложная, но рост заболеваемости удалось приостановить.

По официальной информации, в «красной зоне» Республиканского многопрофильного медицинского центра (РММЦ) на утро проходят лечение 201 человек с диагнозом пневмония. В палате интенсивной терапии находятся десять тяжелых пациентов, из которых пятеро – на неинвазивной искусственной вентиляции легких. Еще 73 проходят лечение в российском военном госпитале в Цхинвале.

За прошедшие сутки два человека скончались. Пациентки возрастные – 80-ти и 83-х лет. Всего на сегодняшний день от коронавирусной инфекции умерли 23 жителя республики, включая тех, кто был госпитализирован в клиники Владикавказа и Тбилиси.

Среди тех, кто заболел COVID, и заведующий реанимационным отделением республиканской больницы, вице-спикер парламента Александр Плиев. Он уже третий день находится дома на амбулаторном лечении, но, тем не менее, поддерживает связь с коллегами и в курсе происходящих событий.

«Мы выходим на плато»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:33 0:00
Скачать

В последний раз, когда с ним связывалось «Эхо Кавказа», в больнице случилось ЧП – во время ночного дежурства 4 ноября закончился кислород. Заправленные баллоны подвезли только через сорок минут, за это время в больнице задохнулись два пациента, подключенных к ИВЛ.

Перебои случались систематически из-за проблем с оформлением груза на российской таможне. По словам Александра Плиева, эта проблема уже в прошлом, Минздраву удалось наладить поставки кислорода из России:

«Кислород подводят прямо к койкам. Это облегчило жизнь больным, а также медперсоналу и волонтерам – им больше не надо таскать баллоны на второй и третий этаж, разносить их по палатам. Кроме того, мы сняли угрозу взрывов, которую создавали баллоны. Мы, конечно, об этом помалкивали, чтобы не создавать панику, но медперсонал прекрасно понимал, что незащищенные баллоны с кислородом в палатах – это взрывоопасно. Слава богу, теперь у каждой койки инфекционной больницы кислородопровод. В детской больнице уже закончили работы на третьем этаже и приступили к оснащению второго этажа. В течение двух суток оснащение больницы будет завершено, и на третий день они уже подключат систему к установленному накануне резервуару. В нем три тонны жидкого кислорода, что составляет около сорока тонн в газообразном состоянии.

С оформлением груза на российской таможне проблем больше не возникает?

– Все проблемы с таможенным оформлением и доставкой взяла на себя компания-поставщик. Привозят жидкий кислород в больших машинах и закачивают в резервуар».

По словам Александра Плиева, после оснащения больниц высвобождаются баллоны. Их можно будет передать в российский военно-полевой госпиталь, который до сих пор не имеет возможности принимать тяжелых больных из-за того, что республика не смогла обеспечить его кислородом. А пока военные врачи-реаниматологи несут дежурства в «красной зоне» республиканской больницы.

Еще одна из серьезных проблем, о которых ранее говорил Александр Плиев, – это нехватка медсестер в «красной зоне». Часть персонала заразилась, а на оставшихся нагрузка возросла неимоверно – по тридцать больных на одну медсестру. Плиев предлагал расширить штат «красной зоны». Сделать это пока не получается, но на помощь медсестрам пришли их коллеги и волонтеры, говорит Александр Плиев:

«Были привлечены медсестры на общественных началах, в штатах они не состоят.

То есть им не платят как остальному персоналу «красной зоны»?

– Может, они получат доплаты, но зарплату у нас они не получают, они не на штатном обеспечении. Среди них не только медсестры с дипломами, но и старшекурсники медицинских училищ. То есть это те же волонтеры, но со средним специальным медицинским образованием.

В Цхинвале говорят, многие с возмущением, будто в республиканской больнице работают несовершеннолетние волонтеры. Это правда?

– Да, это правда. Несовершеннолетние волонтеры изъявили желание помогать. Их используют для подсобных работ – донести коробки со склада до больницы, разгрузить еду и т.п., но в «красной зоне» с больными они не работают. Это точно».

Когда «Эхо Кавказа» общалось с Александром Плиевым 6 ноября, он охарактеризовал пандемическую ситуацию как «крайне тяжелую». По его оценкам, она и сейчас тяжелая, но все-таки врачам стало немного легче, появился повод для сдержанного оптимизма:

«Заболеваемость не сократилась, но остановилась. Нет такого катастрофического подъема, как раньше.

Как 23 октября, когда было установлено 114 новых случаев?

– Бывало, и по 150 выявляли за сутки. Но сейчас уже нет такого массового наплыва на медучреждения, где лечат COVID. Теперь люди понимают, что не каждому нужно ложиться в больницу. Тогда все испугались и при первых симптомах ринулись в стационары, все хотели лечиться именно в больнице. Сейчас такого нет, люди успокоились, лечатся амбулаторно под наблюдением врачей, спокойно, без истерики. По моим ощущениям пандемия выше не пойдет, и мы уже выходим на плато».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG