Accessibility links

Карабах: иранский фактор 


Ситуация, сложившаяся по итогам войны в Нагорном Карабахе, изменила расклад сил в регионе. Но если большинство наблюдателей следят за маневрами России и Турции, то еще одна региональная держава – Иран, также, пусть и не столь громко, заявляет о своих интересах.

Несмотря на завершение активной фазы боевых действий в Нагорном Карабахе и подписание трехстороннего соглашения между Азербайджаном, Арменией и Россией, Иран не торопится выводить свои войска из провинций, граничащих с территорией, где последние полтора месяца шли боевые действия. И дело, очевидно, не только и не столько в шальных снарядах, залетавших время от времени на иранскую территорию. В Тегеране не раз высказывали серьезное опасение тем фактом, что в Карабах были переброшены «боевики с Ближнего Востока», с которыми Исламская республика сталкивается, в частности, в Сирии.

14 ноября в сообщении Корпуса стражей Исламской революции, в частности, говорилось:

«Сухопутные силы КСИР сегодня утром обстреляли позиции террористических антиреволюционных группировок по ту сторону северо-западной границы нашей страны».

Карабах: иранский фактор
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:35 0:00
Скачать

В Тегеране сообщили, что артиллерийским огнем боевикам был нанесен серьезный ущерб. Но при этом не уточнялось, на территории какой страны находились позиции этих самых боевиков. Некоторые связали обстрел с недавней попыткой прорыва границы вооруженной группой со стороны Ирака, но под обозначение «северо-западная граница» больше подходит именно Нагорный Карабах. На это также указывает заявление спецпосланника президента Ирана по карабахскому урегулированию Аббаса Аракчи, который, комментируя подписание соглашения о прекращении огня, заявил:

«Кризис в Нагорном Карабахе, развернувшийся у северо-западных границ Ирана, вызвал у нас серьезную озабоченность. Конфликт был поводом для беспокойства. В некоторых случаях конфликт даже наносил ущерб нашим границам. Были и некоторые последующие опасения, которые делали все более необходимым скорейшее прекращение боевых действий».

Еще в конце октября Аракчи посетил Азербайджан, Армению, Россию и Турцию, где представил план Тегерана по прекращению боевых действий в Карабахе и запуску процесса политического урегулирования конфликта. Позднее в Тегеране объявили, что именно их план лег в основу соглашения.

«К счастью, идеи и принципы, которые мы предложили для прекращения огня и начала переговоров, были одобрены, и соглашение при посредничестве России, которое наконец было достигнуто между Азербайджаном и Арменией, было фактически в рамках инициатив, которые выдвинул Иран», – заявил Аббас Аракчи.

При этом наблюдатели отмечают, что беспокойство Тегерана вызывает не столько угроза новых обстрелов или попыток прорыва боевиков. Главные опасения связаны с обстановкой внутри страны, а также с ростом политической, экономической и военной мощи Турции – теперь уже на территории Азербайджана. Как пишет директор Института Кавказа Александр Искандарян, Южный Кавказ, да и Иран оказались «между двумя Турциями»:

«Турки пришли в Азербайджан. Они пришли в военном смысле. Я не знаю, как это будет называться. Будет ли это официально называться военными базами? Вряд ли. Будет ли это вообще как-то называться: мониторинговая группа или группа советников, группа туристов – неважно. Но уже факт, что они там присутствуют… Турция была с одной стороны, а теперь их две».

Опубликованные иранцами снимки азербайджанского президента Ильхама Алиева, посетившего вместе с первой леди Мехрибан Алиевой районы, перешедшие под контроль Баку, – наглядное подтверждение, что Иран внимательно следит за всем, что происходит в Карабахе.

Сегодня в Иране прежде всего стремятся не допустить того, чтобы конфликт в Нагорном Карабахе перекинулся и на иранское общество. Эта тревога не лишена оснований: в Иране проживают как армяне, так и азербайджанцы, причем если армянская диаспора насчитывает около 100 тысяч человек, то «азербайджанских турок», как их называют в Иране, в стране около 15 миллионов. То есть больше, чем население самого Азербайджана. При этом иранские азербайджанцы являются одним из самых влиятельных нацменьшинств в стране. И во время последних боевых действий в городах на западе Ирана в провинции Западный Азербайджан прошли несколько крупных акций в поддержку Баку. И это не может не волновать иранские власти. В провинциях Ардебиль, Восточный и Западный Азербайджан преобладает азербайджанское население, среди которого традиционно сильны сепаратистские настроения.

При этом беспокойство Тегерана вызывает и тесное сотрудничество, в том числе военное, Азербайджана с Израилем. Усиление же позиций Турции, с которой Иран и так сохраняет весьма хрупкий баланс на фоне сирийского конфликта, где страны поддерживают противоборствующие стороны, явно не на руку режиму аятолл. Как и экономический аспект. Усиление роли Турции непременно приведет и к усилению ее позиций в плане энергетического посредника между тем же Азербайджаном и Европой. Запущенный в 2005 году нефтепровод, связавший Баку и турецкий Джейхан через территорию Грузии, стал очень серьезным конкурентом для иранской нефтяной отрасли. А если Турцию и Азербайджан свяжет еще и коридор через Армению, то в условиях американских санкций Иран может стать и вовсе неконкурентоспособным.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG