Accessibility links

Грузинский исход


Около трехсот жителей Ленингорского района изъявило желание принять участие в программе воссоединения семей и навсегда выехать к родственникам в материковую Грузию. Эту информацию подтверждают независимые эксперты по обе стороны от границы. По их оценкам, люди не хотят покидать родные места, но они доведены до отчаяния режимом изоляции, который под разными предлогами пролонгируется югоосетинскими властями с сентября прошлого года.

По наблюдениям гражданской активистки Тамары Меаракишвили, Ленингорский район снова начал пустеть. В последний раз люди массово покидали район перед 1 сентября 2019 года. Тогда людей напугали российские «военные», они ходили по деревням и предупреждали людей, что скоро граница закроется навсегда, поэтому, кто не хочет остаться, должен выехать до начала учебного года. Тогда выехало около пятисот человек, правда, из них более двухсот были дачники, постоянно проживающие в Грузии.

Грузинский исход
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:20 0:00
Скачать

Поубавилось населения и в начале года, когда по распоряжению президента Бибилова «Раздахан» открыли на две недели для тех пенсионеров, кто получает пособия в Грузии. Теперь, говорит Тамара Меаракишвили, поднялась очередная волна эмиграции:

«Я не владею статистикой, не могу говорить в цифрах, но это заметно. В окнах, где раньше горел свет, теперь не горит. О том, что население сокращается, говорят торговцы продуктами. По их словам, меньше приходит покупателей, сократились продажи. Люди уходят по-разному. Одни переходят границу нелегально, тайными горными тропами, другие обращаются в Красный Крест, чтобы их включили в программу воссоединения семей. Это билет в один конец. Такое решение тяжело дается людям, кто прожил здесь всю жизнь, у кого здесь родные могилы, отчие дома. Но там семья, невозможно старикам жить без семьи, без заботы родных. Уезжают не только старики, но и молодые – учиться, работать. Они не видят здесь будущего для себя».

По разным источникам, около трехсот человек изъявили желание принять участие в программе Красного Креста – кто-то уже выехал, кто-то ждет своей очереди. Плюс человек двадцать ушло по горным тропам. Для восточной части Ленингорского района – это не меньше трети оставшегося населения.

Несколько источников мне рассказали, как происходит процедура выезда, но я попросил комментарий у бывшего грузинского омбудсмена Учи Нануашвили, потому что он оказался единственный, у кого нет причин опасаться КГБ:

«В списках желающих принять участие в программе воссоединения семей числится около двухсот восьмидесяти человек. Отъезжающая семья может взять с собой не более пятисот килограммов багажа. Поэтому сельские жители распродают свой скот, птицу, свое имущество. Продать сложно, потому что население маленькое, не так много людей в районе, которые хотят или могут купить, поэтому приходится отдавать за бесценок. Масса проблем и с процедурой выезда. Отъезжающий должен погасить все долги по налогам, коммунальным платежам, штрафам. Документы, подтверждающие, что он выплатил все долги, нужно отнести в КГБ. Перед отъездом они должны подписать документ, что больше не могут вернуться в район и заранее соглашаются с этим. Подписывают, что у них не будет никаких претензий на собственность, которая остается в районе, то есть на их дома и квартиры. Это наиболее проблематичная для отъезжающих часть процедуры».

Сотрудники КГБ, которые оформляют процедуру выезда, вторые экземпляры документов не выдают отъезжающим, поэтому об их содержании можно судить лишь с их слов.

Среди уезжающих много стариков, они плохо разбираются в юридических тонкостях, по-разному интерпретируют процедуру, отсюда и некоторые различия в рассказах моих источников. Например, непонятно из этих рассказов, что происходит с недвижимостью. Из одних объяснений следует, будто с отъезжающих берут подписку, что в случае если после отъезда человека случится какое-то несчастье с его недвижимостью, он не будет предъявлять претензий.

По другим объяснениям, отъезжающие чуть ли не отказываются от права собственности. То есть тут предстоит еще выяснять и разбираться. Быть может, после публикации или во время очередной встречи в формате МПРИ югоосетинские власти дадут какие-то разъяснения по этой теме.

В целом картина следующая. Если у отъезжающего грузинское гражданство и югоосетинский пропуск, т.е. вид на жительство, – пропуск нужно сдать. Если же у него югоосетинское гражданство, то перед отъездом офицер КГБ забирает у него паспорт и прочие югоосетинские документы, удостоверения и т.п. По сути, это такое неформальное лишение гражданства. Неформальное, потому что отъезжающий не писал заявления об отказе от гражданства.

Давайте разберемся, что происходит.

Программа воссоединения семей предполагает некие непреодолимые препятствия между родными людьми. Например, когда их разделяет линия фронта, и КК берется перевезти через нее желающих воссоединиться, но лишь однажды, в одну сторону. Непонятно, только при чем здесь Южная Осетия и Грузия, потому что не существует никаких непреодолимых препятствий для поездки к родным в Грузию.

Десять лет через «Раздахан» ездили люди в обе стороны: к врачам, на учебу, по торговым делам… Десять лет зеленый рынок Южной Осетии наполнялся за счет поставок из Грузии. То есть никаких объективных непреодолимых причин не существует, кроме искусственных административных препятствий со стороны Цхинвала.

«Раздахан» закрыт с 5 сентября 2019 года. Сначала ограничения объясняли цнелисским кризисом, дескать, пока грузины не уберут свой пост с нашей территории, граница будет на замке. Но при этом пункт пропуска «Синагур», расположенный в непосредственной близости от грузинского поста, работал бесперебойно. Так продолжалось, пока в начале февраля границу не закрыли из-за пандемии COVID-19. Но сегодня карантинные ограничения на «Раздахане» выглядят неубедительно на фоне беспрепятственного движения через «Нижний Зарамаг».

Ленингорцы в изоляции уже год и три месяца. Поехать в Грузию через «Нижний Зарамаг» и «Верхний ларс», как многие цхинвальцы, они не могут. Те, у кого грузинский паспорт, не смогут по нему выехать в Россию, а те, у кого югоосетинский, – не смогут въехать в Грузию.

То есть получается так, что югоосетинские власти одной рукой закрывают границу и создают невыносимые условия для запертых людей. Старики не получают должный уход со стороны семьи и медицинское обслуживание. Им тяжело, они скучают по семье, болеют, но их под разными предлогами не выпускают на протяжении почти полутора лет, а потом другой рукой предлагают выбор доведенным до отчаяния людям – хочешь увидеть семью, сдай паспорт и уезжай навсегда.

В принципе, это новая «модернизированная» версия приглашения «упасть» на одну сторону, которое периодически артикулировали власти с 2008 года, но до Анатолия Бибилова никто не шел дальше уговоров.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG