Accessibility links

Лиана Кварчелия: «Это будет посыл, что Абхазия закрывается»


В минувшую субботу, отвечая в беседе с «Эхом Кавказа» на вопрос о своем отношении к пункту в проекте программы по гармонизации российского и абхазского законодательств, который касается сферы регулирования деятельности неправительственных организаций и иностранных агентов, абхазский общественно-политический деятель Ахра Бжания, в частности, сказал: «Я удивлен тем, что этот пункт попал в документ, и, тем более, был подписан. Да, в российском законодательстве есть неправительственные организации, которые определяются как «иностранные агенты», со всеми вытекающими. Но те организации, которые работают в Абхазии и зарегистрированы здесь, я считаю, «абхазскими агентами». На протяжении 27 лет после войны они выполняют огромный объем работы в сфере образования, психологической помощи, социальной помощи, помощи ветеранам, инвалидам, юридических консультаций, различного рода исследований в сфере статистики и опроса общественного мнения и т.д.».

Этот пункт вызвал и активное обсуждение в абхазском сегменте соцсети «Фейсбук». Одна живущая в Москве абхазка, говоря о нем, написала: «Уважаемый президент Бжания, уберите вашу подпись. Нашим нпошникам за их деятельность последних десятилетий надо ордена и премии выдавать, а не подписывать деструктивные для нашего внутреннего устройства документы... Вопрос об НПО регулярно, с упорством, достойным лучшего применения, поднимается стратегическим партнером: «Закройте, запретите, удалите, приведите в соответствие...». Видимо, все остальные вопросы уже решены?»

Лиана Кварчелия: «Это будет посыл, что Абхазия закрывается»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:41 0:00
Скачать

Далее, принимая участие в соцсети в обсуждении поднятого ею вопроса, она отметила: «Наши НПО не занимаются ни подрывной, ни антироссийской деятельностью, напротив, они внесли огромный вклад в становление поствоенного гуманизма и профессионализацию образования. Мне симпатичен президент Бжания, и очень не хотелось бы, чтобы он стал первым из абхазских президентов, при котором будет удовлетворено требование по их закрытию».

Ее поддержали: «Лично знаком со многими нпо-шниками, очень достойные и порядочные граждане и патриоты, которые никогда не подпишутся на какие-то антиабхазские или антироссийские движения».

Но прозвучало и несколько иное мнение: «Зачем столько волноваться? Конституцию РА еще никто не отменял. Ответственность наступает, если в РА будут действовать такие нормы. У нас такого закона, насколько я знаю, нет. В РФ полным ходом работают иностранные агенты. Зачем заранее обсуждать, когда не знаем, что и как будет? Также и с комиссией по поправкам в Конституцию. Столько шуму было – и тишина. А тишина, потому что никто не знает, в какие главы будут внесены поправки. Но крику-то было сколько, если помните! Потому что все превращено в политику. Начинаешь с людьми разбирать правовые вопросы, а мне про политику. Он так сказал, тот так сказал, «все пропало» и т.п.».

В ответ ему написали: «Требование запретить «иноагентов» озвучивается еще со времен Багапша и никуда не делось. Подобная настойчивость не может не вызывать волнения, вы не находите?».

Сегодня «Эхо Кавказа» связалось с членом совета директоров одной из старейших неправительственных организаций Абхазии Центра гуманитарных программ Лианой Кварчелия и попросило ее высказать свое мнение. Вот что та отметила:

Лиана Кварчелия
Лиана Кварчелия

«Понятно, что требования между Абхазией и Россией должны развиваться, это требование времени. Но в то же время вопрос: как развиваться? Есть сферы, в которых необходимо сотрудничество, необходимо совместное движение вперед. У нас общая граница, Россия инвестирует, огромную помощь оказывает Абхазии и так далее. Но есть области, которые, как мне кажется, являются нашим внутренним делом. И к этой сфере относится регулирование деятельности общественных организаций. У нас, мне кажется, нормальные вполне законы, которые регулируют деятельность некоммерческих организаций. Деятельность прозрачная. Мы отчитываемся перед Минюстом, мы зарегистрированы в Минюсте. Там мы получаем… не все, но те организации, которые занимаются благотворительностью, получают статус благотворительных. Мы отчитываемся перед налоговыми службами и так далее. К нам за уши притянуты те понятия, которые предлагаются. Я считаю, что, конечно, это нельзя принимать. Это не только будет означать сужение пространства для свобод, это будет еще и посыл, как мне кажется, для мира всего, который пока нас не признает, но который видит разницу между Абхазией и некоторыми другими странами, где НПО в таких неблагоприятных условиях работают... Это будет такой посыл, что Абхазия закрывается».

И далее Лиана Кварчелия пояснила, почему она так думает:

«Все-таки работа с международными фондами – это определенная такая связь Абхазии с внешним миром, это контакты с внешним миром, это контакты с внешним миром и прозрачность, кстати говоря, не только внутри самой Абхазии, но и посыл миру, что да, мы демократическое общество, у нас не просто на бумаге Конституция, у нас происходят процессы по укреплению демократических институтов. Вот надо смотреть на повестку дня любых институтов. Вот какая повестка дня, допустим, у моей организации? Если глобально говорить, это две вещи. Это способствовать тому, чтобы с Абхазией считались и в конце концов признали как субъект международного права. А до тех пор, пока это произойдет, чтобы с нами контактировали, не считали нас какой-то «черной дырой» и так далее. А тем более, чтоб не считали нас «оккупированной территорией», ведь Грузия очень активно этот тезис раскручивает – об оккупации. А мы говорим: «Знаете, это неверный тезис». И то, что мы свободно работаем в Абхазии, в рамках тех законов, которые регулируют нашу деятельность, – это как раз один из аргументов, что мы не «оккупированная» территория, а свободная. Следующий момент – я очень надеюсь на то, что у нас понимают, и депутаты, и исполнительная власть, последствия принятия таких пунктов. Это будет означать, что мы даем сигнал международному сообществу, что в принципе мы не заинтересованы, чтобы у нас были контакты с внешним миром. А когда ты проявляешь такую незаинтересованность, то какой стимул считаться с тобой как с субъектом?».

Когда у нас зашла речь о том, что есть в России советники власти, которые привыкли грести под одну гребенку явления в этой стране и в Абхазии, Кварчелия сказала:

«Вот некоторые, допустим, вот в России, связывают деятельность НПО с «майданом» и прочим. Хочу спросить: а в Абхазии кто революции вообще устраивает? Когда-нибудь в Абхазии НПО революции устраивали? Мы всегда выступаем за цивилизованный диалог всех сторон и предлагаем какие-то компромиссные варианты. Понимая, что перевороты, кроме плохих прецедентов, к сожалению, ничего не дают».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Виталий Шария

    В 1969 году окончил сухумскую 7-ю среднюю школу, в 1974 году – факультет журналистики Белорусского госуниверситета.

    В 1975-1991 годах работал в газете  «Советская Абхазия», в 1991-1993 годах – заместитель главного редактора газеты «Республика Абхазия».

    С 1994 года – главный редактор независимой газеты «Эхо Абхазии».

    Заслуженный журналист Абхазии, член Союза журналистов и Союза писателей Абхазии.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG