Accessibility links

Пожары в Абхазии. «У нас три дома сожжены дотла»


В нескольких районах Абхазии обострилась ситуация с возгораниями. Пожары затронули несколько сел Гальского района республики – сгорели три дома, жертв удалось избежать. Осложнилась и ситуация в Гагрском районе: сегодня огонь спустился на республиканскую трассу «Псоу-Ингур», в районе гагрского санатория «Москва».

2021 год начался в Абхазии с пожаров. Сначала загорелись леса на дальних отрогах гор в окрестностях Гагры и Нового Афона, подобраться к ним пожарные расчеты не могут.

Сегодня пресс-служба МЧС сообщила, что лесной пожар спустился к республиканской трассе Псоу-Ингур, и линия огня растянулась на четыре километра вдоль трассы. В опасной близости от огня оказался гагрский санаторий «Москва». Пожарные района вместе с сотрудниками санатория подключили противопожарную установку, но огонь приближался к зданию. На место прибыли пять пожарных расчетов, и огонь удалось остановить. Здание санатория не пострадало, но начался камнепад, и огромные валуны завалили республиканскую трассу у въезда в Гагру. Дорожно-ремонтное управление расчищает завал, а пожарные мониторят ситуацию. По данным МЧС, угрозы населенным пунктам нет, остаются локальные очаги возгорания в горной зоне.

Самые страшные и разрушительные пожары полыхали в эти дни в Гальском районе Абхазии, огонь бушевал вблизи девяти сел на площади около 600 гектаров. Более других пострадало село Верхний Баргеб, там сгорели три дома и были уничтожены плантации орешника, жертв среди местных жителей нет.

Пожары в Абхазии. «У нас три дома сожжены дотла»
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:45 0:00
Скачать

О сложившейся ситуации рассказал житель села Верхний Баргеб, директор школы Коба Регвава, огонь пришел со стороны сел Сида и Набакия:

«Началось позавчера, после обеда, где-то часам к трем-четырем. Пожары начались из Сиды и Набакеви, там пустыри, нет населения и заросли золотарника. Дождей давно не было, все высохло. Издалека мы увидели, что дым идет везде, кругом. И потом уже, как стемнело, огонь перекинулся на наше село. В это время в январе никогда такого не было. Обычные локальные пожары бывали где-то в конце февраля – начале марта, поэтому мы не были готовы. Обычно после праздников все начинали очищать орешники от зарослей, чтобы пожары не переносились. Были вызваны пожарные наряды, ребята поработали. А если бы их не было, то, наверное, минимум 50-60 домов сгорело бы только в нашем селе».

По словам Кобы Регвава, такого страшного пожара старожилы села не помнят, полностью сгорели три дома и почти половина плантаций ореха:

«У нас три дома сожжены дотла, плодоносящих орешников, наверное, более 50% уничтожено. Амбары сгорели с кукурузой, свинарники, почти у каждой семьи что-то сгорело. Самое главное, что благодаря нашим пожарникам из МЧС дома сохранились. Буквально допоздна вчера, пока ветер не стих, они здесь находились и работали беспрерывно. Было страшно, я такого в жизни никогда не видел, ветер был такой, что деревья гнулись почти до земли, пламя перекидывалось метров на пятьдесят, сто… Невозможно было подходить и тушить. Пожар начался с окраины села, ветер дул от гор в сторону моря, и огонь шел прямо на наше село. Население было в панике, всю ночь все бегали с ведрами, с тазиками, там очаг поднимался, тут, не знали, в какую сторону бежать. Такого я не видел, и старожилы села не помнят, чтобы такой пожар был сильный, это – стихия была!»

О том, как справлялись с пожарами сотрудники Министерства по чрезвычайным ситуациям, рассказал руководитель ведомства Лев Квициния:

«В гальскую дежурную часть поступил сигнал в первой половине дня 3-го января. Звонили из разных сел. Гальский район, Нижняя зона, практически во всех селах было охвачено огнем. Там растет сухой золотарник, а он быстро, как спичка, возгорается. Безусловно, присутствует человеческий фактор, видимо, кто-то окурок выбросил… Мне сложно сказать, но факт в том, что возгорание произошло, и огонь мгновенно начал распространяться. Из-за того, что поднялся сильный ветер, ситуация осложнилась. Если бы не было сильного ветра, то мы бы быстро, оперативно справились».

Лев Квициния сообщил, что никто не ожидал таких масштабов возгорания, пришлось эвакуировать местных жителей, а в тушении пожаров участвовали все, помогали, кто чем мог:

«Я не знал, что пойдет такое возгорание, и будут такие масштабы. Мы оперативно провели совещание и по селам проехали. Картина была удручающая, потому что огонь был рядом с домами, угроза была стопроцентная. И мы начали эвакуировать людей, сначала им было ничего не понятно, был шок, небольшая паника, но мы смогли найти с ними общий язык, и они встали рядом с нами. Благодаря этому мы сохранили дома, честно говоря, потому что там, на пожаре, не было начальников или помощников. Ситуация была настолько сложная, что каждый делал, что мог. Задача была – не подпустить огонь к жилым домам. Я думаю, что мы с этим справились».

В тушении пожаров принимали участие 7 бригад МЧС и около ста сотрудников.

Глава МЧС информирует, что леса горят и в других районах Абхазии, в частности, в Гудаутском и Очамчырском, но возгорание происходит в труднодоступных местах, куда не могут добраться абхазские спасатели.

Собственной авиации для тушения лесных пожаров в труднодоступных местах у абхазского МЧС нет.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG