Accessibility links

Следствие ведут простаки


Мурат Гукемухов

Югоосетинский журналист Лана Парастаева опубликовала на своей странице в Фейсбуке предоставленные Аллой Габатовой документы по делу ее сына: копию постановления Генпрокуратуры РЮО (от 25 января 2021 года) о привлечении Николая Цховребова в качестве обвиняемого в покушении на министра внутренних дел Игоря Наниева, а также фрагменты повторной баллистической экспертизы, из которых следует, что пули, обнаруженные на месте преступления, не были выпущены из пистолетов, изъятых в результате обыска у Цховребова.

Пока не удалось выяснить, получил ли обвинительное заключение другой фигурант дела – Алан Кулумбегов.

Что касается третьего обвиняемого – Инала Джабиева, замученного на допросе в августе прошлого года, то в отношении него Генеральная прокуратура хотела прекратить дело в связи с его смертью, но вдова Инала Оксана Сотиева не согласилась с этим. Она потребовала доказательств причастности супруга к покушению. Сотиева так объяснила свои требования:

«Он умер, потому что не хотел признаваться в том, чего не делал. Если бы мы сейчас согласились, чтобы в его отношении дело было прекращено из-за смерти, получилось бы, что все, что он претерпел, было напрасно».

Следствие ведут простаки
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:57 0:00
Скачать

Из опубликованной копии постановления Генпрокуратуры можно судить о результатах расследования этого громкого дела. Согласно материалам обвинения, в вечер покушения на Игоря Наниева Николай Цховребов, Инал Джабиев, Алан Кулумбегов и Звездина Мария катались по Цхинвалу на машине Кулумбегова. В конце улицы Осетинской (район Текстиль) Цховребов и Джабиев вышли из машины, а Кулумбегов и Звездина поехали на улицу, где расположен родительский дом Наниева.

Когда машина Игоря Наниева проехала мимо них, Кулумбегов отправил два запроса о пополнении баланса. Затем, около 22:00, указывается в документе, Николай Цховребов, совместно с Иналом Джабиевым, произвел не менее двух выстрелов по машине Наниева.

Это что касается картины преступления. Относительно мотивов в постановлении говорится следующее:

«Действуя умышленно, в тесном взаимодействии, ведя антиобщественный и противоправный образ жизни, неоднократно привлекаясь к административной и уголовной ответственности..., испытывая неприязнь к органам правопорядка, являясь приверженцем так называемой «воровской субкультуры», желая повысить свой авторитет в преступной иерархии, и унизить авторитет органов власти, с целью причинения смерти министру внутренних дел Республики Южная Осетия генерал-майору милиции Наниеву Игорю Георгиевичу, осознавая общественную опасность в виде лишения жизни государственного деятеля и противоправность своих действий, предвидя и желая наступления общественно опасных последствий в виде смерти государственного деятеля, будучи осведомленными о том, что именно под управлением последнего находится автомобиль ВАЗ 2131..., произвел по упомянутой машине не менее двух прицельных выстрелов из незаконно хранящегося у него оружия неустановленной модели, калибра 9х18 мм (Макаров), с целью прекратить государственную деятельность Наниева И.Г. и отомстить за указанную деятельность».

Иными словами, следствие хочет нас убедить в том, что парни просто из соображений блатной романтики пошли на самое тяжкое преступление, предусматривающее лишение свободы на срок от двенадцати до двадцати лет, либо пожизненное лишение свободы, или даже смертную казнь.

Именно из-за блатной романтики, потому что никаких мотивов для совершения этого предумышленного покушения, судя по материалам дела, не установлено. Они – не высокопоставленные чиновники и не авторитеты преступного мира, даже не члены ОПГ и не офицеры силовых структур, чтобы у них были какие-то «терки» с министром внутренних дел.

Мы должны поверить, что Инал Джабиев – отец двух малолетних детей, вдруг решил бросить семью, чтобы ближайшие 20 лет, а то и пожизненно, повышать свой «криминальный авторитет» в цхинвальской тюрьме?

Николай Цховребов, по словам тех, кто его знает, тоже явно не мечтает о карьере криминального авторитета. В Цхинвале вообще никогда не жаловали черную масть, даже в советские времена. Южная Осетия была единственным местом в Грузии, где не рулили «воры в законе». Так было тогда, так и сейчас – нет в РЮО никакой «преступной иерархии». Это общеизвестный факт, о котором не слышали разве что сочинские менты.

В этом смысле довольно странно и, мягко говоря, неубедительно выглядит версия, будто министра хотели убить местные «стремящиеся».

Еще раз: мотивов преступления нет, орудия убийства тоже нет, потому что по результатам баллистической экспертизы в Наниева стреляли (или якобы стреляли) не из тех двух пистолетов Макарова, которые были обнаружены у Николая Цховребова.

Это называется: гора родила мышь. Это было самое главное расследование в карьере генерального прокурора и в политической судьбе президента Бибилова. Следствие должно было рыть землю, но раздобыть неопровержимые доказательства вины обвиняемых, и таким образом реабилитировать своих патронов и хотя бы отчасти оправдать силовиков, пытавших подозреваемых.

Вместо этого результаты расследования ставят под сомнения сам факт покушения. Было ли оно вообще?

Для начальников это плохой результат, потому что если версия виновности Джабиева, Кулумбегова и Цховребова неубедительна (а она пока неубедительна), то вина за истязания невинных людей и убийство одного из них целиком и полностью ложатся на генпрокурора и президента: первый лично руководил следствием, второй – лично следствие контролировал.

По этой же причине, очевидно, после гибели Джабиева, Генеральная прокуратура уже не могла себе позволить никаких других версий, не могла сомневаться в причастности парней к покушению. Это называется цугцванг – положение в шахматах, при котором любой ход игрока ведет к ухудшению его позиции. То есть любой исход дела, признает ли следствие парней виновными, или, наоборот, непричастными к этому якобы покушению, влечет за собой репутационный крах для всех, кто приложил руку к этой истории.

Разница между этими двумя вариантами состоит лишь в том, что первый сценарий предполагает еще большую эскалацию напряженности в республике. Потому что в этом случае Николая Цховребова надо привлекать к ответственности за «покушение на государственного деятеля». Его, по идее, придется сажать на 12 лет и более.

Это чревато последствиями, потому что действующая власть утратила легитимность в глазах общества. Люди просто не верят власти и не примут от нее никаких обязательных решений, а значит, руководству придется продавливать их силой. Как сказал президент Бибилов: «Власть может быть любой, но только не слабой».

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

XS
SM
MD
LG