Accessibility links

«Зеленая Алания» борется за независимость


«Дробилки» на югоосетинских реках. Как признаются специалисты, лицензия есть только у одной из них

Общественная организация «Зеленая Алания» после безуспешных попыток прояснить ситуацию с предприятием по производству базальтового волокна, которое запустят уже в этом году, пытается обратить внимание властей на экологические преступления в сфере сохранности водных ресурсов Южной Осетии.

Встреча представителей государственных органов, отвечающих за экологическую безопасность и «Зеленой Аланией», которую организовал парламентский комитет по промышленности и экологии, оставил у общественников еще больше вопросов. Как выяснилось, базальтовый завод, вредность этого производства и целесообразность его строительства прямо над столицей республики, перестали быть актуальными: министр финансов сообщил, что производство намерены запустить уже осенью этого года.

– Впечатление такое, что мы совершенно не защищены законодательством, – сказала в беседе с Эхом Кавказа лидер «Зеленой Алании» Залина Габаева:

«Наши профильные комитеты некомпетентны в оценке опасности этого завода, и в принципе, как я понимаю, любого другого тоже. И было бы правильно законодательно закрепить, что пусть у нас строятся предприятия, пусть у нас будет их много, но пусть это будут те предприятия, про которые на этапе планирования наши комитеты природоохранные смогут сказать: да, это безопасное предприятие, ничего не имею против и я смогу контролировать его безопасность, когда он начнет работать. Если этого не будет, то мне кажется, нет никакого смысла в принципе что-то строить. Ну, смысл для тех, кто строит, есть, конечно, но тем не менее, у нас все-таки курортная зона. Мы живем в месте, которое может процветать за счет туризма. Туризм может полностью содержать Южную Осетию. Но если у нас будут строиться сомнительные предприятия, в результате деятельности которых люди начнут болеть, например… Я не говорю что именно базальтовый завод построят и все мы сразу начнем болеть, я не знаю. Но дело в том, что комитеты, которые отвечают за его безопасность, тоже не знают»

Надзорные ведомства, как сказала во время встречи глава Югоосетпотребнадзора Марина Кочиева, смогут определить степень вреда производства только после начала его работы: «В любом случае, если этот завод заработает, то надзорные службы, в том числе наша служба, будут проводить замеры атмосферного воздуха, почв на границе санитарной, защитной зоны. Если они будут превышать допустимые нормы, которые указаны в «санпинах» (санитарные нормы и правила), различных методических ресурсах, то конечно мы уже будем более предметно об этом говорить. Все, что делается сегодня, это ответственность самого руководителя вот этого производства. Они должны понимать, что в любом случае, когда объект заработает, будут надзорные мероприятия».

За два с половиной года, продолжила Залина Габаева, в течение которых приковано внимание общественности к этому промышленному объекту, ничего не изменилось в вопросе информирования общества. При этом есть хороший опыт Абхазии:

«Насколько я знаю, в Абхазии запрещено строить промышленные предприятия, которые могут оказаться потенциально токсичными, потенциально опасными для здоровья граждан, для здоровья туристов. Потому что они нацелены на то, чтобы сберечь свою экологию. У них есть законодательство, и когда я это сказала, мне ответили: о, да у них такое экологическое законодательство! Но мы же тоже самостоятельное государство, мы же тоже можем делать законодательство под себя?! Для чего нам тогда эта независимость, если мы зависимы абсолютно? Мы же можем сказать, что если мы не можем контролировать это предприятие, давайте его не будем строить! Давайте мы построим предприятие, которое сможем контролировать. Это должно делаться на этапе отбора этих проектов Инвестиционного агентства, они должны проходить согласование во всех комитетах».

Сейчас «зеленые» активно начали заниматься темой сохранности водных ресурсов. Накануне они подали запрос в природоохранный комитет по поводу предприятий по производству гравия из речного камня. В письме, говорит Залина Габаева, мы попросили дать информацию по поводу разрешительных документов у этих организаций на добычу инертных материалов: «Мне уже сказали, что официальное разрешение имеет только одна «дробилка» в Гуфта, но она сейчас не работает. Выезд на некоторые места добычи речного камня, уже показал, что лицензий нет, а дробилки есть».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG