Accessibility links

Якобы Яков: Был ли сын Сталина итальянским партизаном? 


Капитан Монти. Изображение на стеле у места гибели.

Историк Михаил Талалай о незатихающей легенде вокруг героически павшего загадочного капитана Монти.

Иван Толстой: Михаил Григорьевич, когда я получил ваше письмо, я, честно вам признаюсь, разволновался. Вы пообещали какую-то необыкновенную, прямо-таки сенсационную историю, связанную с военными годами. Или все-таки послевоенными?

Михаил Талалай: Они тесно увязаны, потому что эта история началась во время Второй мировой войны, но она не закончилась. Она связана с сыном Иосифа Сталина, который якобы воевал в Италии, погиб и оставил здесь потомство. Он был славным, героическим партизаном, о нем сохранились разного рода свидетельства. Конечно, эта легенда меня заинтересовала по многим причинам. Наши соотечественники всегда были внимательны к биографиям вождей и трагическая судьба Якова Джугашвили всегда и всех волновала.

О гибели Якова Джугашвили сейчас известно достаточно много. Пленника использовали в пропагандистских целях, пытались, вероятно, обменять на Паулюса, это тоже не вполне достоверно, и в 1943 году он погиб при обстоятельствах не до конца выясненных. Вроде бы, в исступлении он бросился на колючую проволоку, вроде бы, крикнул охраннику: «Стреляй в меня!». Здесь данные расходятся. Но он был застрелен. Может быть, – в момент, когда был уже мертв, потому что бросился на эту колючую проволоку, которая была под током. Итак, – трагическая смерть сына вождя, в которую, понятно, многие не верят.

Иван Толстой: То, что вы рассказали, рассказывается уже очень давно, и об этом каждый, кто вообще интересовался судьбой сына вождя, мог бы прочесть. Что же попало в ваши руки нового, какие свидетельства или документы, что вы предложили сделать об этом нашу программу?

Михаил Талалай: На самом деле легенда о том, что сын вождя жив, возникла давно, еще во время Второй мировой войны. Сейчас меня удивило, что эта легенда, несмотря на сведения, которые более или менее известны, крепнет, приобретает все большие печатные формы, и даже видео, находит новых адептов и новые, на мой взгляд, псевдосвидетельства. Сам миф о том, что сын Сталина не погиб, а стал партизаном, появился, думаю, спонтанно. Немцы, естественно, раструбили о той поимке, эта их пропагандистская находка была, понятным делом, озвучена и в Италии: муссолиниевская пресса перепечатала эти сведения, и таким образом была уже готова некая почва для возникновения легенды.

Яков Джугашвили в плену.
Яков Джугашвили в плену.

В конце 1943 года на территории Италии появились восточные легионеры, посланные сюда Вермахтом, в числе которых было немало грузин. Среди них, пожалуй, самый известный это Форе Мусолишвили, который из легионеров стал партизаном, получив посмертно звание Героя Советского Союза. Другого бывшего восточного легионера, не грузина, но тоже кавказца, азербайджанца, мы часто вспоминаем – его заслуженно чествуют в современном Баку: это Мехти Гусейн-заде, партизан Михайло, тоже Герой Советского Союза. Этих восточных легионеров в Италии прозвали «монголами» и, как недавно я узнал, не только в Италии, но и во Франции, куда тоже посылали легионеров преимущественно для сдерживания партизанского движения. Это был некий атавизм: Чингисхан, восточные орды, непонятные какие-то азиатские народы, поэтому все – «монголы». Для меня, занимавшегося этой историей, было курьезным обнаружить, что эти «монголы», когда переходили на сторону партизан, становились «русскими», потому что, естественно, все выходцы из Советского Союза для европейцев тогда были русскими.

Поэтому на севере Италии, когда там также объявились большие контингенты этих «монголов», потом переходивших на сторону Сопротивления, возникали разного рода легенды. Одна из них и связана с бывшим восточным легионером, ставшим итальянским партизаном, под прозвищем «капитан Монти». О нем известно достаточно много, преимущественно из итальянских ветеранских источников.

Иван Толстой: Получается, что у вас теперь есть документы, которые раскрывают настоящую личность этого «капитана Монти»?

у вас теперь есть документы, которые раскрывают настоящую личность этого «капитана Монти»?

Михаил Талалай: Да, есть и документы, и есть разного рода свидетельства о его действительно героической деятельности. Даже само прозвище «капитан» партизаны давали не всем, хотя потом уже стало известно, что это был рядовой красноармеец. Тем не менее, он стал «капитаном». Этот бывший легионер вошел не в бригаду гарибальдийцев, красных партизан. Мы обычно, благодаря советской историографии, представляем итальянских партизан всех гарибальдийцами, всех коммунистической ориентации, но партизанское антифашистское движение было разнородным, существовала сильная католическая струя, и я помню, что один из ветеранов писал, что «да, мы читали Маркса, но вечерами мы перебирали четки, читали и розарий» (это традиционная католическая богородичная молитва). И капитан Монти, не знаю уж, почему, попал не к гарибальдийцами, а попал в бригаду Пьяве, которая была католической ориентации, и там, в контраст гарибальдийцам, носили голубые галстуки, а не красные.

Капитан Монти вместе со своими соратниками совершил много смелых, дерзких боевых действий и однажды, когда чаша терпения у фашистов переполнилась, они провели крупную карательную операцию, напав на место, где он скрывался. Завязалась лесная битва, партизаны были окружены и капитан Монти, говоривший еще ранее, что не может попадать второй раз в плен, подорвал себя гранатой.

Иван Толстой: Из воспоминаний итальянского партизана Джузеппе Чеккинела, бойца отряда Пьяве (в переводе Михаила Талалая).

«Русский капитан Монти вошел в нашу бригаду летом 44-года. С добрым лицом, среднего роста, худой, с черными волосами, смуглой кожей и южным видом – настолько, что похож не на русского, а на сицилийца.

Шло 6 февраля 1945 года. Мы дрались весь день, потом отступили. Его группа ушла в последний момент, измотанной и с небольшим количеством оружия, практически без боеприпасов: пулемет и несколько гранат. Их было трое: капитан Монти, 20-летний студент Джованни Морандин, боевая кличка «Борода», и Джузеппе Кастелли. Партизаны пришли в один дом, возможно, чтобы спрятаться и дождаться вечера, а затем уйти в горы. Хозяин дома потом расскажет, что предложил им вино, и капитан Монти, выпив его, сказал: «Это мой последний стакан». Позже они заметили какое-то подозрительное движение на холме, возвышавшемся за долиной: это были отряды солдат из батальона «Барбариго», стрелявшие из всех видов оружия. Наши люди попытались бежать, но им преградил путь непреодолимый утес. Здесь и произошла трагедия. У них больше не было шансов на спасение: фашисты наступали отовсюду. Раздался взрыв: капитан Монти подорвал себя. Вместе с ним погиб Морандин. Джузеппе Кастелли, взятый в плен, после пыток, на следующий день был казнен. На месте гибели капитана Монти и Морандина мы после войны написали: «Остановись, прохожий, в этом уединенном месте, где враги нашей родины убили патриотов, давших тебе свободную Италию».

Капитан Монти зимой 1944-45 годов.
Капитан Монти зимой 1944-45 годов.

Михаил Талалай: До этой трагической гибели у капитана Монти, как это тоже часто бывало в партизанской среде, возникла романтическая история с местной итальянской связной, мы знаем ее имя, Паола Лиесси, и уже после смерти Монти родился сын, которого назвали в честь отца Джорджо, потому что уже тогда было известно, что Монти звали не Яков, а Георгий. Была известна даже его фамилия – Георгий Варазашвили. Это и есть настоящее имя капитана Монти. После окончания Второй мировой войны его соратники, бывшие партизаны, через Красный Крест даже нашли его родственников. Это был грузинский юноша из Тбилиси, он учился в Академии художеств, скульптор, его биография достаточно подробно реконструирована, и одним из первых это сделал итальянский историк Мауро Галлени, книгой которого о советских партизанах в Италии мы широко пользуемся (она вышла еще в 1968 году).

Рассказывая о капитане Монти, Галлени сделал курьезное примечание: «По не проконтролированным сведениям, циркулируют известия о том, что капитан Монти это сын Иосифа Сталина». И поставил точку, не углубляясь в эту историю. Книга Мауро Галлени была переведена на русский, она вышла в 1970 году, но уже тогда переводчики, а, скорее всего, редакторы, чтобы не смущать советскую публику, это примечание Галлени вырезали, поэтому в русском издании ведется рассказ о Монти, о Варазашвили, при целиком опущенном примечании: избегались, таким образом, возможные вопросы: как же так, почему, откуда возникли сведения о сыне Сталина? И вдруг это правда?

Александр Варазашвили у могилы брата
Александр Варазашвили у могилы брата

Легенда крепла, разрасталась, рождались новые детали, новые слухи, основанные на вторичных данных. В частности, один из очень крепких и упорных слухов был о том, что Cветлана Аллилуева, когда сбежала на Запад и разбогатела, благодаря своим книгам, то благородно, тайком, иначе бы это стало всем известно, помогала тому самому Джорджо, который родился уже после гибели капитана Монти. Якобы, она собиралась об этом все-таки рассказать, но ей не дали. Якобы, Аллилуева раз выступала по телевидению и, когда стала рассказывать о родственниках, ее прервали и интервью было обрезано. Якобы, этот Джорджо все-таки получал большие деньги из Америки, не сообщая об их источниках. Все это разрасталось как снежный ком, пока, уже в новейшие времена, один предприимчивый северный итальянец из все той же зоны Тревизо, Луччо Тарцариол, не выпустил книгу: она вышла полтора года тому назад. Всю эту историю я стал раскручивать, увидев заголовок этой книги, в утвердительном ключе: «Яков, сын Сталина, итальянский партизан».

В этой книге автор собрал воедино все сомнительные и искаженные сведения, он изучал и фотографии Георгия Варазашвили, сравнивал их с фотографиями капитана Монти, утверждая, что есть некоторое несоответствие – у Варазашвили была проблема с рукой, фаланги какого-то пальца не хватало, а на фотографиях капитана Монти мы видим его руку целиком. И, собрав воедино все эти измышления, он недавно выпустил книгу. Причем, к ней он даже привлек внучку капитана Монти, до сих пор живущую в тех краях, Алессандру Дзамбон, которая дала свое имя как соавтор, тем самым подкрепляя легенду о сыне Сталина, сражавшимся в итальянских лесах. К мифу был неравнодушен и ее отец, тот самый Джорджо, родившийся в 1945 году и ездивший затем в Грузию. О поездке Джорджо, о встрече его с родственниками Варазашвили есть любопытное свидетельство одного грузинского писателя.

Иван Толстой: Из воспоминаний Ивана Вепхвадзе, грузинского художника и литератора, за свое знание итальянской культуры прозванного Джованни. Он часто сопровождал гостей из Италии.

Джорджо Дзамбон – внук вождя

«Джорджо Дзамбон – так звали молодого итальянца, сына погибшего в Италии партизана-грузина, приезжает в Тбилиси. Его встречает многочисленная толпа родственников, число которых возросло в геометрической прогрессии, когда речь зашла о родственных связях с Италией (впрочем, это могла быть любая страна, лишь бы «за границей»).

Джорджо был молодым человеком лет тридцати, невысокого роста, широкоплечий, с короткими, но крепкими ногами и огромными мощными руками. В Италии у него была маленькая строительная фирма, которая успешно функционировала.

…Однажды во время одного из банкетов, он встал и громко заявил:
– Я не для того бросил все свои дела, потерял столько времени и потратил столько денег, приехав сюда, чтобы пить и слушать эти нудные тосты. Я приехал, чтобы, в конце концов, доказать, что я не тот за кого вы меня принимаете. Я не имею никакого отношения к вашей семье.

Я не имею никакого отношения к вашей семье

Услышав такое, я, как громом пораженный, не представлял, как преподнести сказанное собравшимся, и начал что-то выдумывать, стараясь говорить то, что им было бы приятно услышать. Но глядя на довольные, улыбающиеся лица присутствовавших при подобном заявлении, Джорджо понял, что я не то перевожу, и набросился на меня со словами:
– Я взял тебя переводить, а не обманывать, искажая мои слова.
Когда Джорджо протрезвел, он попросил у меня прощения и рассказал свою историю.
После гибели его отца, которого в партизанском отряде называли «капитан Монти», в газетах появилась статья, что это был сын Сталина, Яков Джугашвили, убежавший из немецкого концлагеря и ставший партизаном итальянского сопротивления. Там же была напечатана его фотография, на которой в профиль он действительно был похож на Сталина.

Джорджо родился после гибели «капитана Монти», а потом его мать вышла замуж. Отчим усыновил ее сына и дал ему свою фамилию, Дзамбон. Но в том городке продолжают верить что «капитан Монти» действительно был сыном Сталина, а родившийся от него ребенок, соответственно внук Сталина, что в дальнейшем сыграло положительную роль в строительном бизнесе Джорджо Дзамбона.
Все шло хорошо до тех пор, пока в Италию не приехал грузинский поэт Иосиф Нонейшвили, который в то время собирался написать поэму о партизанах-грузинах, сражавшихся в итальянском сопротивлении. Проведя свои исследования, поэтическими я их назвать не могу, назовем их журналистским расследованием, и, изучив представленные материалы и свидетельства очевидцев, наш поэт обнаружил, что «капитан Монти» не был сыном Сталина, а студентом-скульптором Георгием Варазашвили. Это «открытие» не сыграло положительной роли в бизнесе Джорджо. Как-никак, «титул» внук Сталина был для него своего рода рекламой. И вот Джорджо решил приехать в Грузию, чтобы расстроить этот «заговор».

Я принял близко к сердцу проблему Джорджо Дзамбона и обещал ему всяческую помощь.
– Ты понимаешь, – говорил он мне, – эти мои новые родственники в Грузии очень симпатичные люди, но бизнес есть бизнес. У меня жена, мать, дочь. Я должен о них заботиться, а дела мои в последнее время пошли плохо.
Я понимал Джорджо и сочувствовал ему. Я думал, если столько художников в Советском Союзе живут за счет Ленина, рисуя в художественных комбинатах его халтурные портреты, то почему один итальянский строитель не может жить за счет Сталина».

почему один итальянский строитель не может жить за счет Сталина

Михаил Талалай: О том, что капитан Монти это не Джугашвили, в Италии, в действительности, хорошо знают: на его могиле, а он похоронен рядом с местом своей гибели, написано его настоящее имя, к этой могиле приезжали и члены семьи Варазашвили, его брат Александр, есть и фотографии, и в 1971 году президент Италии, в то время это был Джузеппе Сарагат, подписал указ о присвоении бронзовой «Медали за воинскую доблесть» именно Георгию Варазашвили.

Возвращаюсь к книге Луччо Тарцариола. Итак, вышла его свежая книга по моей тематике и я решил ее приобрести, чтобы получше изучить аргументацию автора. Естественно, при рекламе этой книги, в аннотациях он называл самые яркие из нее моменты: та же Светлана Аллилуева, фотографии руки партизана и другие всевозможные побочные свидетельства, собранные воедино. И, надо сказать, что я уже было занес руку, зажав свою банковскую карточку, чтобы купить книгу, но эта карточка выпала их моей руки, когда рядом (вы знаете, на экранах компьютера появляются другие книги того же автора) я увидел сенсационное название другой его книги – «Тайный сын Гитлера в Италии». Причем, согласно аннотации этой книги, тайный сын Гитлера появился в тех же самых краях, где воевал капитан Монти и где живет и наш автор, то есть в регионе Тревизо на северо-востоке Италии. По возрасту «сыновья вождей» – примерно современники. В пояснении к свежайшей книги Тарцариола стояло: молодой австрийский капрал, сражавшийся за Германский рейх и приехавший в зимний сезон 1917-18 годов отдыхать на север Италии, в санаторий, познакомился с местной девушкой и от этой связи появился сын, которого Адольф Гитлер не признавал, несмотря на то, что есть важные свидетельства о его отцовстве у местных жителей.

Книга Лучо Тарцариола и Алессандры Дзамбон, обложка.
Книга Лучо Тарцариола и Алессандры Дзамбон, обложка.

Иван Толстой: А на задней обложке, наверняка, схватка в горах – сын Гитлера убивает сына Сталина?

Михаил Талалай: Или наоборот. Естественно, по законам жанра два главных героя должны были встретиться. Но мне пришла в голову другая идея. Если в этом дальнем краю действуют, рождаются и сражаются дети главных действующих лиц XX века, то наш автор, думаю, должен сделать трилогию. Мне даже пришло в голову списаться с ним и предложить ему какую-то третью идею. Например, можно написать книгу о тайном сыне или о тайной дочери, чтобы быть в русле времени, Мао Цзэдуна. Ведь Мао Цзэдун наверняка ездил в Италию, инструктировал будущих членов Красных бригад, после инструктажей у него родилась дочка. Раскосая синьорина, скрывая тяжкое отцовство, прикидывалась монголоидом, а потом сделала пластическую операцию, но ее следы наверняка тоже можно найти в тех же краях близ Тревизо.

Иван Толстой: Представляете, какое паломничество начнется туда? Это, вообще говоря, уже настоящий рыночный проект.

Михаил Талалай: Полностью с вами согласен. И, быть может, последняя из сенсаций, связанных с именем Сталина. В том же 2019 году, одновременно с книгой о сыне Сталина, вышла книга и о самом Сталине, о том, что он скрывался в Венеции. Тоже обстоятельная публикация, рассказывающая о том, что юный Коба, спасаясь от царских ищеек, бежал в Западную Европу, и в частности, укрывался на знаменитом армянском острове Сан-Ладзаро, где есть армянский монастырь, и даже прислуживал там звонарем. Монахи его спрятали на колокольне и он бил в колокол, когда приходили местные жандармы и искали беглецов из царской России. Так что такие тексты множатся, волнуют людей и, я думаю, у нас впереди будет еще немало такого рода открытий.

Иван Толстой: Ну да, царские дочери уже полностью описаны, все эти истории всем надоели, переходим ко всяким генеральным секретарям, дуче и фюрерам.

Михаил Талалай: Да, думаю, что, быть может, наше поколение еще увидит книгу о тайных внуках Брежнева, почему бы нет? Он много путешествовал, был видным мужчиной.

Иван Толстой: Чтобы не произносить более близких имен.

Радио Свобода

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG