Accessibility links

Антиохийский кризис ГПЦ


Визит президента самопровозглашенной республики Абхазия Аслана Бжания в Дамаск грозит обернуться очередным дипломатическим скандалом. На этот раз на церковной почве. Если к тому, что правительство Сирии привечает абхазских политиков и даже признало независимость Сухуми, в Тбилиси привыкли, то действия патриарха Антиохийского Иоанна Х могут стать причиной серьезного недопонимания в православном мире.

«Странный факт» – так выглядит первая реакция Грузинской православной церкви на встречу президента самопровозглашенной республики Абхазия Аслана Бжания с патриархом Антиохийским. Прибывшего с визитом в Дамаск сухумского лидера Иоанн Х не просто принял с почестями, но и обращался к нему в соответствии с регалиями, которые международным сообществом не признаются. На официальных страницах Антиохийского патриархата Бжания также обозначен как «президент», а сопровождавшая его делегация как «официальная делегация Абхазии».

Учитывая тот факт, что юрисдикцию ГПЦ на территории Абхазии признает даже Московский патриархат, шаг Иоанна Антиохийского в Тбилиси посчитали требующим разъяснений. Впрочем, глава пресс-службы ГПЦ протоиерей Андриа Джагмаидзе от резких комментариев предпочел воздержаться:

«Конечно, это негативное событие, это странный факт, и мы обязательно на него отреагируем. Но перед этим нам нужно некоторое общение, уточнение деталей, поэтому нам нужно дождаться реакции нашего отдела внешних связей, коммуникации еще не было».

Антиохийский кризис ГПЦ
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:01 0:00
Скачать

Протоиерей Илия Чигладзе, представляющий приход Великобритании и Ирландии в ГПЦ, оказался куда более категоричен. Священнослужитель в довольно резких выражениях обвинил предстоятеля одной из древнейших православных церквей в исполнении воли Москвы:

«Антиохийская патриархия очень близка и действует в унисон с Московской патриархией. Московский патриархат оказывает большую финансовую поддержку Антиохийскому, фактически дает взятку».

Интересно, что сама Грузинская православная церковь является условно «дочерней» для Антиохийской, но Тбилиси явно больше обеспокоен не далекой Сирией, где теперь базируется патриарх Антиохийский, а делами ближнего зарубежья. Более того, обвинения, высказанные протоиереем Илией Чигладзе, некоторые считают вполне оправданными и для самой ГПЦ. Тбилисский патриархат, по мнению части наблюдателей, также подвержен влиянию Москвы. Об этом, в частности, говорится в контексте украинской автокефалии.

К слову, местоблюститель патриаршего престола и вероятный преемник Илии Второго владыка Шио обещал ответить на вопрос о признании ПЦУ со стороны ГПЦ после изучения Томоса Вселенского патриарха, но спустя два с половиной года ответа так и не последовало. И этому есть объяснение – так же, как Москва признала независимость Абхазии и Южной Осетии, так и Московский патриархат в случае несговорчивости Тбилисского может сделать то же самое с Абхазской церковью. И никакие заявления Вселенского патриарха о том, что она не имеет на это права, не помогут, считает теолог Леван Абашидзе:

«Кто может Русской православной церкви запретить это? Возьмет и признает. Примеры у нас есть. Например, РПЦ признала Американскую автокефальную церковь. Хорошо, Вселенский патриарх говорит, что это незаконно, вселенские патриархи никогда не признают этого. Но эта церковь существует реально».

Противники такой позиции утверждают, что де-факто духовная интервенция Москвы в пределы канонических границ ГПЦ уже состоялась. Т. е. Русская православная церковь на самом деле лишь номинально и частично соблюдает свои обязательства. Так, к примеру, не оспаривая юрисдикцию Грузинской православной церкви над Абхазией и Южной Осетией, Московский патриархат посылает туда своих священнослужителей, приходы в Абхазии фактически находятся в подчинении Майкопско-Адыгейской епархии, а в Южной Осетии – Владикавказской.

Тем не менее Абхазия считается частью канонической территории Грузинской православной церкви. Но священнослужители ГПЦ после вооруженного конфликта 1992-1993 годов не имеют доступа на эти территории. Единственным священником, рукоположенным в иереи Грузинской церковью и незапрещенным в служении, является иерей Виссарион (Аплиаа), который после войны возглавил Сухумо-Пицундскую епархию, позже зарегистрированную властями самопровозглашенной республики в качестве Абхазской православной церкви. При этом архиереем Абхазской церкви сам иерей Виссарион называет Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

В Абхазии также зарегистрирована другая православная организация – Священная митрополия Абхазии с центром в Новом Афоне. Ее создание стало реакцией на попытку Русской православной церкви назначить своего настоятеля Новоафонского монастыря из России. Монахи монастыря во главе с архимандритом Дорофеем (Дбар) считают церковный вопрос Абхазии неурегулированным и от имени верующих обращаются к Константинопольскому патриарху с просьбой разрешить его на межправославной комиссии.

В Грузии в качестве временной меры рассматривался вопрос о временной передаче абхазского прихода в окормление Константинопольскому патриарху. С такой идеей выступал экс-министр по примирению и гражданскому равноправию Паата Закареишвили. Однако ГПЦ отвергла этот вариант, так как в своей церковной внешней политике чаще становится на сторону Московского патриархата.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG