Accessibility links

В Абхазии хотят поставить памятник Марадоне


Шамиль Галин (Марадона)

В Сухуме инициативная группа бросила клич о сборе средств на возведение здесь памятника Марадоне… Если кто-то не понял, о чем речь, то она – не о группе футбольных фанатов и не о Диего Армандо Марадоне, мировой футбольной звезде из Аргентины, умершем в прошлом году в возрасте 60 лет. Сухумский Марадона, бездомный, прозванный в его честь (настоящее имя Шамиль Галин), родился, с его слов, в 1951 году в Башкирии, а почил в бозе на три года раньше настоящего Марадоны, в 2017 году в Сухуме.

«Эхо Кавказа» за годы своего существования не раз и не два обращалось к этой своеобразной личности. В частности, рассказывалось, что свое прозвище он получил в 80-е годы, когда собирал пустые стеклянные бутылки на трибунах Республиканского стадиона в Сухуме, опустевших после матча, ловко выхватывая их из-под носа конкурентов, подобно тому, как Диего выхватывал мяч у соперников на поле. Тогда Диего Орландо был в зените славы. Но и у сухумского Марадоны появилась своя маленькая слава, какая бывает у так называемых городских сумасшедших. Большинство воспринимало его импровизированные концерты на сухумских улицах, с песнями и выкрикиванием речевок, с улыбкой. Первые публикации о нем появились в сухумской прессе еще до грузино-абхазской войны. А сколько сочувствия вызывали не раз распространявшиеся и во время войны, и после нее ложные слухи о том, что он убит, умер… Помнится, как на первую публикацию о нем на «Эхе» в 2010 году откликнулась с теплотой даже одна бывшая сухумчанка, жившая тогда в Германии.

В Абхазии хотят поставить памятник Марадоне
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:14 0:00
Скачать

Многие, поговорив с ним, убеждались, что он далеко не глуп, хотя и с «чудинкой», и во многом добровольно выбрал для себя свой образ жизни. В январе 2014 года он даже давал под диктофонную запись интервью «Эху Кавказа». Правда, та публикация о нем неслучайно называлась «Кто наливает Марадоне»: застать его на городских улицах трезвым бывало уже довольно сложно. Да и внешне он, заросший седыми бородой и усами, тогда сильно отличался от того, каким был раньше, но по-прежнему по полгода предпочитал ходить по улицам с голым торсом и в шлепанцах.

И вот в начале июля 2017 года на «Эхе» появилась еще одна и, тогда казалось, последняя публикация о «некоронованном короле сухумских бомжей» – «На смерть сухумского Марадоны». Смерть эта оказалась столь же необычна, как и жизнь 66-летнего Шамиля Григорьевича Галина. 3 июля в полпервого ночи в скорую помощь поступило сообщение, что в фонтане у кафе «Сказка» в городском парке обнаружено тело утопленника. Медики сразу же узнали в нем Марадону. По их предположениям, он прилег на бордюр водоема, заснул, перевернулся во сне и, упав в воду, захлебнулся. Можно предположить, что одной из причин случившегося мог стать резкий, до 35 градусов, скачок температуры воздуха в те дни в Абхазии, который произошел после холодного мая и дождливого июня.

И вот что неоспоримо: уходу из жизни сухумского Марадоны, как писал тогда автор этих строк, оказалось посвящено гораздо больше публикаций в СМИ, не говоря уже о комментариях в интернет-сообществе, чем обычно бывает после смерти многих вполне респектабельных и заслуженных граждан. Впрочем, это было вполне предсказуемо: ведь Марадону знали все. На смерть его откликнулось множество сухумцев. «Он был частью этого города, словно вместе с ним что-то ушло от нас навсегда», – вот типичный пост в Facebook. Называли его и живым талисманом, достопримечательностью Сухума, легендой сухумских улиц. Писали о его безобидности и доброте. Скульптор Архип Лабахуа, известный своими работами малой формы на сухумской набережной, высказал идею установить такой же памятник Марадоне и даже выложил в интернете его эскизы. Замысел поддержали, посчитав, что это был бы памятник независимой жизни простого человека, не обремененного тяготами земного бытия.

Администрация столицы Абхазии взяла на себя расходы по похоронам Шамиля Галина, у которого в Абхазии, как нетрудно догадаться, не было родных, – выделила деньги на приобретение гроба и других ритуальных принадлежностей. Образовалось и несколько инициативных групп по сбору средств на другие расходы. Одному из интернет-пользователей вся эта шумиха, однако, не понравилась: сколько, мол, достойных людей умирает, которым не уделяют и доли такого общественного внимания! Но ему дружно стали возражать: в реакции сухумцев, которые сразу стали обсуждать, как по-человечески похоронить покойного, проявилось то, что наше общество отнюдь не очерствело...

А вот вчера реакция подавляющего большинства интернет-комментаторов на призыв о сборе средств на обустройство могилы Галина и установку памятника ему оказалась совершенно другой. Возможно, дело в том, что инициаторы на сей раз переборщили, упомянув даже об идее памятника из бронзы в человеческий рост! Честно говоря, читая об этой идее в интернет-публикации одного из СМИ, я было подумал: уж не троллинг ли это, не прикол? Но потом понял: люди рассуждали вполне серьезно. И только перечитав свою публикацию 2017 года, вспомнил, что и Архип Лабахуа рассуждал о памятнике. Правда, им явно имелось в виду другое – что-то типа его миниатюр, установленных на сухумской набережной, где сухумский Марадона воплощал бы обобщенный образ свободолюбивого бродяги…

Идею сбора средств на памятник озвучил руководитель агентства ритуальных услуг Виталий Федоров. «Марадону хоронили мы, и нам в этом помогли еще несколько жителей Сухума, – рассказал он. – По решению городской администрации он был похоронен на так называемом сванском кладбище в километре от Михайловского кладбища». (Михайловское давным-давно закрыто для новых захоронений.) За минувшие годы, по словам Федорова, работники агентства несколько раз чистили могилу, ставили новую сетку, но коровы ее все время ломают. Есть предложение вокруг погребения залить бетонную платформу высотой полтора метра и отделать камнем всю площадку могилы. Агентство подготовило две сметы. По одной из них на могиле будет стоять мраморный надгробный камень с изображением Галина. Стоить это все будет примерно 250 тысяч рублей. Во втором случае рассматривается возможность установки памятника Марадоне во весь рост. Сумма этой сметы вышла за пределы 800 тысяч рублей. Некоторые предлагали отлить памятник из бронзы, но она там долго стоять не будет – распилят. Поэтому остановились на камне. Все зависит от того, какую сумму удастся собрать. «Цены на все уже поднялись, и, насколько я знаю, через пару недель, например, стоимость одной пачки цемента поднимется в два-три раза. Поэтому это надо делать быстро», – подчеркнул Федоров.

По его словам, Марадону он знал еще с детства. Тот ходил в тургостиницу «Айтар», где в нулевые годы располагалась Миссия ООН, и возвращался оттуда с долларами. Выпрашивал их у иностранцев и раздавал – по доллару-два – детям: на конфеты, мороженое. Он никогда никого не обижал… Перед похоронами Марадоны неравнодушные люди собрали около 50 тысяч рублей на организацию похорон, но этих денег не хватило для установки надгробного камня и для ограждения могилы, сообщил Федоров и назвал номер контактного телефона.

Но вот какие посыпались интернет-комментарии:

  • «Что за глупость! Живым помогите!»;
  • «При жизни что-то 800 тысяч никто не вызвался ему собирать, человек в трансформаторной будке жил...»;
  • «Марадоне уже не поможешь, а памятник никому, кроме вас, не нужен. Кто туда ходить будет?»;
  • «А я, как вспомню его на нашем рынке! Всегда с водкой проходил, грязный, пьяный, ругань, мат… Кому памятник, уважаемые? Вы о чем?!»;
  • «Самая глупая идея за последнее время»;
  • «Я приветствую благотворительность, но ее тоже не надо до маразма доводить»;
  • «Представьте его еще к награждению орденом «Ахьдз-Апша» посмертно»;
  • «Какая пошлость и деморализация!».

Но некоторые высказали и альтернативное мнение: «Человек на что хочет, на то и жертвует. Никто никого ведь не принуждает. Зачем такая агрессия?»

Сегодня «Эхо Кавказа» связалось с сухумским педагогом абхазского языка и исследователем биографии Фазиля Искандера Ладико Адлейба, который часто вспоминает, что два десятилетия назад, во время выступления в переполненном Абхаздрамтеатре, этот всемирно известный писатель высказал предложение, что жене Нестора Лакоба Сарии, зверски замученной в бериевских застенках, надо поставить памятник в Сухуме. Но это до сих пор не сделано, о чем вспомнили участники вчерашней интернет-дискуссии. Адлейба сказал:

«Прав Фазиль. Я с ним, разумеется, на все сто процентов согласен. Но не то, что Сарии Лакоба не воздвигнут памятник, самому Искандеру памятник в Сухуме пока не поставлен».

Что касается разговора о памятнике на собранные народом Шамилю Галину, то Адлейба высказал недоумение:

«Это слишком, слишком зашкаливает… Не думаю».

Гневная реакция интернет-сообщества на поступившее предложение, на его взгляд, свидетельствует не о том, что народ у нас за прошедшие четыре года стал черствее, а том, что очень многое зависит от постановки вопроса. Надо всегда хорошо подумать, прежде чем бросать такой клич. Сухумского Марадону можно отнести к разряду юродивых. Их во все века жалели, но ставить им памятники – это совсем другое.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Виталий Шария

    В 1969 году окончил сухумскую 7-ю среднюю школу, в 1974 году – факультет журналистики Белорусского госуниверситета.

    В 1975-1991 годах работал в газете  «Советская Абхазия», в 1991-1993 годах – заместитель главного редактора газеты «Республика Абхазия».

    С 1994 года – главный редактор независимой газеты «Эхо Абхазии».

    Заслуженный журналист Абхазии, член Союза журналистов и Союза писателей Абхазии.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG