Accessibility links

Прозвучало слово «диверсия»


Изида Чаниа

Абхазские власти демонстрируют полную беспомощность в вопросах государственного строительства. Виноваты, конечно, не они, а отсутствие денег, профессионалов и пандемия. Они неожиданно осознали: чтобы вывести страну из экономического кризиса, нужны человеческие и финансовые ресурсы. На что им не хватает денег (все же чаще они жалуются на отсутствие денег), можно перечислять долго, но основные темы на поверхности – на энергетику, здравоохранение, образование, социальные выплаты, борьбу с преступностью и коррупцией и так далее.

Через два года после насильственной смены власти выяснилось, что руководители нашей страны представления не имеют, как заработать деньги для государства, а как сэкономить – знали, но забыли. Одновременно забыли, что смысл существования всякой власти – зарабатывать деньги не для себя (это у них хорошо получается за счет использования государственного ресурса), а чтобы лечить, образовывать, защищать своих граждан и гарантировать им нормальную жизнь.

Заявляя о пустой казне, исполнительная власть публично расписывается в неисполнении своих прямых обязанностей. Но самое интересное здесь то, что делает это она с завидным упорством, даже когда ей подсказывают, где «добыть» деньги, чтобы не просить подачки. Вот только то, что лежит на поверхности: сокращение громоздкого чиновничьего аппарата, ликвидация дублирующих структур на государственном и муниципальном уровне, объединение районов. Не надо иметь широкий кругозор и незаурядные способности, чтобы понять, что сэкономленных средств хватит на социальную сферу, здравоохранение, поэтапное развитие инфраструктуры, помощь малому бизнесу и так далее.

Прозвучало слово «диверсия»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:31 0:00
Скачать

Но от общего к частному. Мы рассмотрим кризис в энергетике, так как он недавно обсуждался в парламенте. Коллективный парламентский разум второй год подсказывает исполнителям, как избежать, а теперь уже, как выйти из энергетического кризиса. Еще до распоряжения правительства о разрешении на деятельность майнеров парламент настаивал на продлении запрета на деятельность по добыче криптовалют по причине дефицита электроэнергии. Что сделала исполнительная власть? Она пошла диаметрально другим путем – разрешила майнинг, загнала страну в долги и теперь тратит время и дополнительные средства на имитацию борьбы с майнингом и покупку сгоревшей техники.

Далее парламент настаивал, что необходимо минимизировать потери в сети: отремонтировать высоковольтную линию электропередач в период ремонта на ИнгурГЭС. Не просто настаивал, а заложил эту статью расходов в бюджет 2021 года. Ремонт деривационного тоннеля завершился, но власть не использовала это время для ремонта линии. И если приступит к этой работе сейчас, то это будут дополнительные расходы, связанные с закупкой электроэнергии у России.

Еще одно предложение – с целью повышения платежной дисциплины парламент настоял на выделении бюджетных средств на установку дистанционных счетчиков. Средства в бюджете 2021 года есть, но устанавливать счетчики в этом году правительство не будет. И это вопрос не согласовывается с парламентом, на согласование министр экономики ездит в Россию.

Перечень предложений по энергетике можно продолжить. Убрать льготы на электричество для высокооплачиваемых сотрудников правоохранительных органов, прокуроров, таможенников и силовиков. Людям с уровнем заработка ниже прожиточного минимума предоставить льготы, поднять цену на электричество не жителям сел, бабушкам-дедушкам, которые и без того выключают лампочки в подъездах, а крупному бизнесу, гостиницам и ресторанам, торговцам ГСМ и нерезидентам. Все эти подсказки звучали не только в парламенте, но и поступали от широкой общественности. Но оказалось, что правительство не только зарабатывать для государства, но и слышать не умеет. Поэтому, на мой взгляд, слово «диверсия», использованное депутатом Дмитрием Ардзинба, для характеристики действий власти в сфере энергетики как нельзя лучше соответствует происходящему. В чем может заключаться цель этой «диверсии»? Например, довести ситуацию в энергетике до банкротства, чтобы продать эту отрасль частным лицам.

По логике вещей, после такого «разбора полетов» парламент должен был как минимум вынести решение о недоверии правительству. Но депутаты сказали «А», но не сказали «Б». Почему – понятно. Во время голосования не набралось бы достаточного количества голосов – это было видно по обсуждению, в котором участвовала небольшая группа народных избранников, остальных уже сковали цепями благодарности различной степени тяжести. Кому-то – прикрытие майнинга, кому-то – материальную помощь, машину, лакомый кусок земли, гособъект или бесплатное образование детей за границей. Работает любой вид благодарности: от простого молчания (неголосования) до публичной защиты президента или премьера. Поэтому ставить вопрос на голосование не имело смысла, и, судя по поведению министра экономики и руководителей «Черноморэнерго», они не сомневались, что их положению ничто не угрожает.

Неудивительно, что общество, на глазах которого зачищаются крайне перспективные отрасли – энергетика, образование, здравоохранение, – находится в глубокой регрессии и апатии. И в этой ситуации власти выгодно имитировать беспомощность, расплачиваясь перед иностранным бизнесом за долги, сделанные на выборах, – энергетикой, территорией, объектами. В конечном итоге, это не президент заложник своих предвыборных обещаний, его залоговое обязательство – страна. И пандемия ему только в помощь.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Изида Чаниа

    В 1978 году окончила сухумскую среднюю школу №2, в 1983 году – биохимический факультет Абхазского госуниверситета. 

    Работала в газетах «Абхазский государственный университет», «Советская Абхазия», «Аидгылара», на Абхазском ТВ, в газетах «Экспресс-хроника», «КоммерсантЪ», внештатным корреспондентом в российских информационных агентствах «Постфактум», «Интерфакс». С 1998 года по 2016 год – редактор газеты «Нужная газета», с 2016 года – редактор газеты «Мырзаканаа».

    Член Союза журналистов Абхазии, председатель Ассоциации журналистов и работников СМИ Абхазии.

XS
SM
MD
LG