Accessibility links

Тамуна Тандашвили: «Тебе откуда-то нужно найти эту энергию, чтобы дышать. Главное – дышать» 


Тамуна Тандашвили

37-летняя специалист авиации Тамуна Тандашвили в течение 27 дней боролась с ковидом. Женщина, попав в реанимацию, в социальных сетях рассказывала о том, как шла эта битва, о тех, кто боролся вместе с ней, и о тех, кто проиграл ее, о черных пакетах, в которых эти люди ушли навсегда. Тамуна победила. Победили и ее соседи по палате – Инеза и священник. Еще один герой дневника Тамуны – Виталий пока остается в больнице, передает «новичкам» знания, опыт и энергию, накопленную его бывшими соседями. С Тамуной Тандашвили беседовала Анастасия Словинская.

– Посты, которые вы выкладывали в «Фейсбуке», пока лечились от ковида, – читая их, у меня было ощущение, что я читаю своего рода личный дневник. Дневник из реанимации. В этом дневнике были разные «персонажи», ваши соседи по палате, – священник, пожилая женщина Инеза… В первую очередь скажите, как вы и они чувствуют себя сегодня?

Я продолжаю жизнь в какой-то иной, особенной данности. Когда хожу по улицам, мне кажется, что я вот только родилась и все это вижу впервые. И, несмотря на все трудности, которые были, я ощущаю огромное счастье

– К счастью, почти все мы выписались. Остался только Виталий. Там, в реанимации, была я, Инеза, священник, Виталий и еще 70 человек. Нам, выписавшимся, сейчас уже лучше. Мы проходим реабилитацию. Священник, как только вышел из больницы, провел трехчасовую службу. Инеза, как ей и свойственно, говорит без умолку. А я продолжаю жизнь в какой-то иной, особенной данности. Когда хожу по улицам, мне кажется, что я вот только родилась и все это вижу впервые. И, несмотря на все трудности, которые были, я ощущаю огромное счастье. Я не знаю, откуда оно пришло, как оно помогло мне забыть весь тот сложный период. Сейчас меня не посещают негативные эмоции, я даже не могу разозлиться. Все, на кого я была обижена, – это чувство во мне обнулилось. И это не эйфория. И это не выдумка. Это что-то очень настоящее, и я боюсь, что оно уйдет. Я каждый день напоминаю себе, что мне нельзя его отпускать.

Скачать

Мне не первый раз приходится бороться с болезнями и со смертью. Но это первый раз, когда я со столь близкого расстояния увидела смерть других, вот так, прямо, заглянув ей в глаза. И впервые я находилась в режиме борьбы со смертью вместе с другими людьми. Обычно такие войны я переживала одна или вместе с родными. А такое со мной было впервые. И, я надеюсь, в последний раз. Но война не закончилась. То, что мы выбрались оттуда и выздоровели, не значит, что все хорошо. Вокруг меня множество людей, которые рискуют пережить то, что пережила я. Это страх за родных и за всю страну. Нас, пока мы лежали в реанимации, поддерживала вся страна. Я думаю, что мы поэтому и выжили. Но не всем может повезти.

– Расскажите, как развивалась ваша ковид-история?

Я не привилась в свое время. Там (в реанимации) казалось, что это был один бесконечный день – ты не понимаешь, понедельник сегодня или вторник, какое число… Я ведь могла этого избежать. Или хотя бы снизить риски

– Наверное, так же, как и у множества тысяч других людей. Я при непонятных обстоятельствах заразилась, причем второй раз. Первый раз у меня был ковид в феврале, сейчас – второй раз. Я заразила других людей. Это ужасное чувство вины – ты заразил других и поставил под угрозу их жизни. Но ты поначалу успокаиваешь себя тем, что и тебя ведь кто-то заразил, потом – ты других… Но это беспечность. Я не привилась в свое время. Там (в реанимации) казалось, что это был один бесконечный день – ты не понимаешь, понедельник сегодня или вторник, какое число… Я ведь могла этого избежать. Или хотя бы снизить риски. Никто не знает, оказались ли я и другие (пациенты) в таком тяжелом положении, если бы были привиты. Но статистика показывает именно это: из тех 70 человек, которые там были, ни один не был привит. А те, кто вакцинировались, – сравнительно легче перенесли болезнь.

– Первый раз вы легче перенесли ковид? Я спрашиваю об этом потому, что долгое время все думали, и это будто бы так и было, – ковид так сильно не поражал молодых. Но сейчас все изменилось…

– Штаммы меняются и по-разному (воздействуют) на возрастные категории. Первый не был столь тяжелым. Сейчас (болезнь) по-другому началась, по-другому протекала. Я и представить не могла, что, переболев один раз… Тогда у меня температура была высокая, все симптомы, но я узнала, что переболела, только сделав тест на антитела позже. Тогда и случаев повторного инфицирования было немного. Они сейчас больше пошли. Да, мы следим за (событиями, касающимися ковида), но пока это тебя не затронет, ты как бы немного равнодушен к этой теме. Оно далеко от тебя. Ты думаешь, что можешь закрыться дома – так ведь много антиваксеров говорят. Да, невозможно ворваться в дома и никого принудительно вакцинировать. Но главная опасность в том, что это случается не только с тобой. Ты становишься заразным. У меня и были, скажем так, двойные переживания – одно, что мне самой было плохо, и второе, что я заразила других. К тому же пожилых. К счастью, их выписали раньше меня.

– А когда вы попали в больницу? И сколько времени там провели?

– Весь период (болезни) составил 27 дней. Из них 24 я провела в клинике.

– В какой момент вам было страшнее всего?

– У меня были очень разные страхи на разных этапах. Первый раз – когда я узнала, что у меня был ковид. Последние два месяца я все время повторяла, что, если это со мной произойдет второй раз – я не переживу. Я слышала о нескольких случаях повторного инфицирования, завершившихся фатально. Я зарегистрировалась на прививку. 21-го (июля) я должна была вакцинироваться. Да, какая-то ирония судьбы. Фактически в этот день у меня подтвердился ковид – 20-го. Я не успела вакцинироваться, и в клинику пришлось обращаться по совершенно иной причине.

– А что было в больнице?

– Это страх того, выдержишь ты или нет. Страх цифр. От 1 до 24 – вот в этом промежутке измеряется жизнь (речь идет о шкале, по которой измеряется повреждение легких). Я испугалась, когда узнала, что у меня были сильно повреждены легкие. Я испугалась, что не смогу найти силы, чтобы продолжить борьбу. Я как будто даже поставила под вопрос: стоит ли, смогу ли и, вообще, зависит ли это от меня? Конечно, самым большим страхом было (видеть), как умирают другие люди. Ты боишься, что следующим станешь ты. Вы в одинаковом положении, в одном пространстве, у вас одинаковые шансы. Все решает то, кто как борется, потому что там за всеми одинаково ухаживают. В плане внимания врач дает одинаковые шансы всем, за всеми следят одинаково. А дальше уже зависит от тебя. Ты же в свою очередь зависишь от других. Тебе откуда-то нужно найти эту энергию, чтобы дышать. Главное – дышать. Этот вирус очень коварен. Он просто душит тебя. Бывает, что может заболеть рука или нога. Но без них ты проживешь. А если ты не дышишь – ты не живешь. Он, вирус, наносит удар прямо по тому, что жизненно необходимо тебе – воздух.

– Что помогало бороться со страхами, болезнью? Я, к примеру, знаю, что Инеза часто пела. Это оказывало лишь психологическую помощь или не только ее?

Когда ты инфицирован ковидом, тебе нельзя быть пассивным. Нужно делать все, что говорит врач

– Да, активность в трудный момент помогает. Когда ты инфицирован ковидом, тебе нельзя быть пассивным. Нужно делать все, что говорит врач, – речь идет о дыхательных упражнениях, о том, что надо бодрствовать, ложиться на живот… На все это нужна энергия. Соответственно, если ты спишь, пассивничаешь – твое состояние ухудшается. Инеза не просто пела. Она распространяла энергию жизни. Пела, шутила, была очень активной. Не хотела умирать. Инеза не хотела умирать. И не умерла.

– Я бы хотела спросить вас о врачах. В каком режиме им приходилось работать, что вы наблюдали в течение того времени, что провели в больнице?

Этих людей нужно ценить. Когда они видят благодарных пациентов, это придает им сил. В этой войне они – главные герои. Они говорят: «Не бойся, я спасу тебя, сделаю максимум, только следуй за мной»

– Я везде буду говорить об этом. Этих людей нужно ценить. Когда они видят благодарных пациентов, это придает им сил. В этой войне они – главные герои. Я могу сказать, что сотрудники реанимационного отделения Республиканской больницы отличаются высоким профессионализмом. Во-первых, они очень спокойны. И это спокойствие заразительно. Они говорят: «Не бойся, я спасу тебя, сделаю максимум, только следуй за мной». То, что я очень оценила, – это и их (готовность) сотрудничать с коллегами из других больниц. Мне понадобилась помощь эндокринолога. Они дали ему полную свободу, пошли на сотрудничество с врачом, которому я доверяла. Это мой врач, эндокринолог – у меня диабет. И именно в результате этого сотрудничества был получен результат.

– И напоследок, что бы вы сказали людям, которые еще не решили, будут они вакцинироваться или нет? Которые, возможно, откладывают это и хотят еще чуть подождать?

– Я все-таки думаю, что то противостояние, которое существует сегодня в плане вакцинации, – это результат какой-то ошибки. Либо коммуникации, или каких-то параллельных процессов, которые влияют на это. Я вижу в социальных сетях удивительное противостояние. Лично я очень против него. Думаю, что нам вместе надо найти какой-то другой метод коммуникации, вероятно, больше делиться знаниями и опытом. Потому что нас всех сейчас объединяет страх. Даже антиваксеров. Побороть этот страх можно только знаниями, только теплым отношением – не агрессией, не называя их «темными». Это не работает. Будем их называть «темными», и они ими будут. И станет совсем темно. Вот я сажусь в транспорт. Спросила людей, привиты они или нет. Человек пять сказали, что нет и не будут. Начни я с ними ругаться, это принесет какой-то результат? Нескольким я показала свои фотографии, я там выгляжу ужасно в (маске) CPAP, сказала, что вот оттуда я вышла и в свое время не спешила прививаться. А сейчас нам надо спешить. Вот именно это нужно объяснить. Чтобы ситуация массово не ухудшилась, чтобы это не вызвало полную блокировку медицинской системы, когда врачи просто не смогут нас спасать.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG