Accessibility links

Пару слов и Варламове и Собянине


Тенгиз Аблотия

Я много общаюсь с современными грузинскими западниками – как в социальных сетях, так и в реальной жизни. Считаю их своими единомышленниками и уверен, что если у Грузии и есть какое-то будущее, то оно именно в их руках. Однако даже они – человеки, и ничто человеческое им не чуждо, в том числе и недостатки. По мере общения с ними становится очевидным, что люди они вполне разумные и рассудительные – прекрасно понимают все недостатки своей страны, не стесняются говорить о них открыто, но…

Вся их объективность и рассудительность исчезает как вчерашний снег, как только речь заходит о России. На эту тему они говорят со знанием дела, и относительно общей ситуации в стране, коррупции и пороках путинской системы управления с ними можно согласиться, но при этом они никогда, ни при каких обстоятельствах не признают, что у России есть определенные преимущества в сравнении с Грузией.

Прекрасно понимаю, что Россия – это враг, а в отношении врага любые полутона и разноцветные оценки – это надругательство над здравым смыслом. О покойнике – либо хорошо, либо ничего, а о враге - либо плохо, либо ничего. Но все имеет свои пределы.

please wait

No media source currently available

0:00 0:07:17 0:00

Я как-то участвовал в споре, в котором мои знакомые западники отрицали факт экономического превосходства России над Грузией и считали, что экономика страны, производящей ракетные двигатели и тяжелые комбайны, слабее экономики страны, которая производит некоторое количество стройматериалов, еды, трикотажа и ферросплавов.

Я пытался объяснить им, что использовать понятие «бензоколонка» в отношении России справедливо в сравнении с Америкой, Европой, Японией и Китаем, но грузинам тут лучше бы помолчать. Само это понятие ввел в обиход сенатор Джон Маккейн – представитель страны, на которую приходится 20% мирового ВВП. Что ж, мог себе позволить.

Вот еще один, совсем свежий случай: российский блогер Илья Варламов снял почти 2,5-часовой документальный фильм про Грузию. Раньше самого фильма я увидел комментарии по его поводу – «пропаганда», «проплаченный заказ Кремля», «а что вы ожидали от этого агента ГРУ?»

Варламова обвинили во всех смертных грехах, хотя на самом деле фильм вполне реалистичный и, что самое главное, абсолютно доброжелательный в отношении Грузии, без малейшего признака великодержавного высокомерия. Ну да, в нем есть некоторые неточности и довольные грубые ляпы – но при этом надо учитывать, что человек, бывший в Грузии всего четыре раза, снял фильм о событиях последних 30 лет, и понятно, что без неточностей ну никак бы не обошлось.

От Варламова критики требовали тонкого и глубинного знания грузинских реалий, вплоть до деталей взаимоотношений Звиада Гамсахурдия с известным философом Мерабом Мамардашвили. Притом, что 99% самих грузин по этому поводу ничего не знают.

Да и в целом назвать Варламова «ватником» – это либо не понимать, что значит «ватник», либо понятия не иметь, чем он занимается. В России мало найдется людей, к которым понятие «ваты» подходит меньше, чем к Варламову, – 90% его материалов в отношении России резко критичные, а о европейских городах он пишет с нескрываемым восторгом. Варламов как-то раз, пару лет назад, уже получил статус агента Кремля за то, что ополчился на грузинские рынки, торгашей и пристройки – можно подумать, что он в чем-то был неправ.

А сейчас приготовьтесь – буду говорить страшные вещи, после которых многие перестанут со мной здороваться и будут выведывать, сколько мне заплатил Кремль. Итак…

Мне очень нравится мэр Москвы Сергей Собянин. Я понимаю, что это смертный грех, но ничего с собой поделать не могу. Нравится то, что он делает в подведомственном ему городе, – прежде всего то, что очищает его от всякой мерзости, которая осталась там в качестве непреходящего символа 90-х годов, – уличной торговли, всяких киосков, жестянок, ужасных аграрных рынков, дебильных торговых центров возле станций метро.

Иначе говоря, наводит в городе элементарный порядок. Вы можете без конца смеяться над тем, что в Москве по пять раз перекладывают плитку, но при этом в вашем городе целые кварталы занимает безобразнейшая и совершенно хаотичная торговля, какую можно найти только в убогих мегаполисах Африки. Самое время поиронизировать над московской плиткой…

Я уже знаю, что мне ответят: «Ах, это борьба с малым и средним бизнесом». На самом деле никакого малого и среднего бизнеса там нет – есть бардак в духе 90-х годов, который ни к какому бизнесу отношения не имеет – ни к малому, ни к среднему.

И, конечно: «Москва теряет душевность, превращаясь в стерильные джунгли». Замечательно просто. На постсоветском пространстве понятие «душевность» превратилось в оправдание всех видов свинства – у вас в городе бардак, на улицах убогие торговые прилавки, дома валятся от старости, люди живут по соседству с крысами – ну, ничего, зато душевненько… И всякий, кто пытается этот бардак устранить, – бездушный, черствый борец с душевностью.

Скажу еще одно: уж если грешить смертно, то по-крупному. Мне всегда нравилась Москва. Не сама по себе, а как один из мощных северных мегаполисов. Я поклонник гигантских городов, которые принято считать «холодными», – с их вечной суетой, темпом жизни, переполненными вагонами метро, закрытыми лицами, уткнувшимися в смартфоны. Для меня эта холодная сосредоточенность предпочтительнее южной неторопливости и беспечности – наверное, потому, что сам живу в стране, в которой ужасные последствия этой самой южной беспечности видны как нигде ярко.

У Москвы есть ряд преимуществ, которые могли сделать ее туристической Меккой, если бы страной управляли нормальные люди, а не одержимые изоляционисты-антизападники. Например, архитектура. Конечно, в том, что касается ее европейской части, российская столица заметно отстает даже от крепких европейских середнячков вроде Варшавы, Загреба или Братиславы.

Но у Москвы есть то, чего нет ни у кого, – сталинская архитектура. Еще один смертный грех. Сталин, конечно, сволочь, но сталинский исполинский ампир – это красота… Одни высотки МГУ чего стоят… При нормальном подходе европейцы и американцы толпами бы рвались в Москву, чтобы полюбоваться непревзойденной мощью сталинских проспектов. А еще 10-полосные московские дороги – где вы такое увидите… Понимаю, Сталин – это плохо, но, наверное, пройдет несколько десятилетий, и мы сможем по достоинству оценить мощь сталинского ампира уже без политического контекста.

Например, так, как мы сейчас любуемся римским Колизеем, и никто не связывает величие этого памятника античной архитектуры с непрекращающейся войной на Ближнем Востоке, а между тем связь очевидная – главный амфитеатр мира был построен благодаря сокровищам разграбленного и разрушенного римлянами храма Соломона после изгнания евреев из Израиля…

В общем, под конец маленькое резюме: никакая борьба за чистоту своей столицы не делает вашего врага другом, а в отношении России еще и понятно, что вся эта лепота делается на легкие деньги, полученные от экспорта нефти и газа. И тем не менее, как бы этому не противилось ваше нутро, – факты надо признавать и принимать их такими, какие они есть.

Собянин мне враг, но истина дороже.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Тенгиз Аблотия

    Родился в 1970 году, до 17 лет жил в Сухуми. С 1989 года учился на факультете журналистики в Тбилисском государственном университете.

    В 1990 году начал профессиональную деятельность в информационном агентстве «Ипринда». Впоследствии сотрудничал с «Радио России», Русской службой BBC, грузинским агентством бизнес-новостей GBC-news, телеканалом «ПИК», бизнес-радио «Коммерсант», и многими другими.

    Является блогером «Эхо Кавказа» с июня 2010 года.

XS
SM
MD
LG