Accessibility links

В тени осетинского бука


Российское предприятие «Модульные технологии Осетии», которому правительство Республики Южная Осетия передало монопольное право на рубку букового леса два года назад, так и не приступило к лесозаготовкам. На разработку древесины претендуют местные предприниматели, но вот уже как одиннадцать лет им запрещают рубить лес.

Югоосетинский общественник, предприниматель Тимур Цхурбати опубликовал на своей странице в Facebook фотографию отходов пиломатериалов, которые на дрова закупают местные кафе. Дрова привлекли внимание Тимура Цхурбати тем, что это были обрезки хвойных пород.

В Южной Осетии хвойные породы, в основном ель и сосна, составляют лишь 10% лесного массива. Они не успевают восстанавливаться после рубки, поэтому заготавливать их запрещено, говорит Тимур Цхурбати:

«Они хорошие парни, те, кто пилят этот лес. Они живут в лесу. В свое время наладили пилорамы, и это всегда был их заработок. Но теперь им не дают возможности законно рубить бук. Бук в Южной Осетии не продашь – для строительства он не годится, только на мебельное производство или на топку. Зато в республике строек много, куда всегда можно сбыть сосновые доски».

В тени осетинского бука
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:04 0:00
Скачать

Люди многие годы жили разработкой бука. Эта порода деревьев составляет 85% местного лесного массива. Буковую доску поставляли в основном мебельным и паркетным цехам Северного Кавказа. 23 декабря 2010 года «в целях недопущения массовой и бесконтрольной вырубки лесных насаждений» правительство республики приняло Постановление №144 «О запрете вырубки хвойных пород древесины и вывоза круглого леса и пиломатериалов за пределы Республики Южная Осетия». Под действие этого постановления попал и бук. С тех пор местные пилорамы перешли на нелегальное положение и ограничились поставками на местный рынок.

В 2019 году власти пошли на первые послабления запрета. Это произошло вскоре после поездки югоосетинской делегации в Сирию. Тогда местная Торгово-промышленная палата отчиталась об очередном прорыве – ей удалось достичь договоренностей об экспорте в Сирийскую Арабскую республику щитовых домов из местного леса.

Правда, вскоре выяснилось, что организовать производство собственными силами в РЮО не получится. Тогда за дело взялась российская компания с осетинским названием «Модульные технологии Осетии». Предприятию передали монопольное право на рубку бука в республике и выделили территорию для производства – семь гектаров севернее Цхинвала. Инвесторы начали было обустраивать участок, провели ирригационные работы, но после начала пандемии в России свернули работы.

По одной из местных версий – фирма свернула проект из-за подскочивших цен на материалы и оборудование. Теперь правительство тормошат местные предприниматели, некоторые считают, что уход российской компании открывает для них окно возможностей.

На разработку бука претендуют не только пилорамы. Есть среди югоосетинских предпринимателей и такие, кто заявляет о готовности построить предприятие глубокой переработки древесины – производства клееных брусов и т.п. Один из них – Тимур Цхурбати. По его словам, предприниматели готовы взять на себя возобновление леса, в планах плантации павловнии – быстрорастущих растений, позволяющих за семь лет после высадки семян получать высококачественную древесину.

При этом, подчеркивает Тимур Цхурбати, они не просят у правительства денег на развитие, им нужно только разрешение, но, по всей видимости, именно такая самостоятельность и не нравится местным властям:

«Все эти инициативы не встречают поддержки со стороны властей. Как это ни странно, они, скорее, заинтересованы в том, чтобы не было развития, потому что в этом случае растет авторитет свободных предпринимателей. Если речь идет не о проекте, который полностью контролирует государство, а о том, что мы, допустим, предлагаем, то исполнительная власть категорически против. Казалось бы, все должно быть наоборот – чем больше инвестиций, тем больше рабочих мест и т.д., но нет, они все хотят контролировать сами. А сами они инвестиции привлечь не могут. Я еще не помню случая, чтобы они что-то привлекли. Мы видим, что мясокомбинат не работает, Татаров (ореховые сады) не работает, «Ростехнано» («Модульные технологии Осетии») не заработало. Понятно, что зарплата министра экономики не зависит от экономики Южной Осетии. А мы хотим показать, что без помощи государства, лишь при его законодательной поддержке готовы работать».

Звучат разные оценки по поводу запасов древесины в Южной Осетии. Разброс цифр настолько велик, что приводить их бессмысленно. Но при этом все эксперты сходятся в одном – запасы бука позволяют властям продавать лицензии на заготовку леса. Более того, это необходимо, учитывая количество перестойных деревьев.

Но вместо того, чтобы отрегулировать эту сферу, наладить выдачу квот на рубку леса и контроль за их соблюдением, власти предпочитают запретительство в ожидании лучшего клиента.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG