Accessibility links

Глобальный сбой нашей жизни


Давид Каландия

В понедельник вечером, когда все наше трудовое население, вернувшись с каторжных работ и скудно отужинав, присело к своим мониторам, дабы погрузиться в бездонные недра социальной сети (а социальная сеть у нас, в принципе, одна – это Facebook), вдруг случилось то, о чем нас давно предупреждали гадалки и ворожеи, – ФБ вырубился!

Вместе с ФБ отключились и «Инстаграм», Messenger и WhatsApp. И оказалось, что многие из нас очень привязаны к этим игрушкам для взрослых. Хотя почему игрушки? Это средства связи, коммуникации, работы, общения, наслаждения, любви, торговли и еще многого чего.

Основанная в 2004 году Марком Цукербергом (который на самом деле Закерберг) и сотоварищами данная социальная сеть на сегодняшний день эксплуатируется 3,5 миллиардами людей! Это половина нашего земного шарика. И половина шарика вдруг, в 16:00 по Гринвичу, на целых шесть(!) часов осталась без ФБ. Кстати, для справочки: в Китайской Народной Республике Facebook заблокирован, а то пользователей было бы на полтора миллиарда больше.

Я вам не скажу за всю Одессу, но после отключения лично я почувствовал определенную пустоту. Я много времени провожу за ПК и обнаружил, что большая часть моих действий связана именно с ФБ и его приложениями.

Когда произошел этот глобальный сбой, я вначале думал, что это только у меня. Начал я перезагружать комп, потом попытался войти в ФБ через другие браузеры, потом вышел на балкон и поглядел на небо, не летит ли кто нехороший? И главное, не сообразил, что кроме Messenger, WhatsApp есть еще и просто телефон, чтобы позвонить родным и близким и со страхом спросить: «А как у вас с ФБ»? А потом с ужасом ждать, что они ответят: «У нас все ОК, а почему ты спрашиваешь?» И если было бы так, то, значит, враги за мой длинный язык вычеркнули меня из списка живых. Иначе говоря – заблокировали. Куда тогда деваться со всеми накопившимися вопросами, которые я решал через ФБ? Снова в кондовые «Одноклассники»? Но нет, возврат туда грозит остракизмом со стороны соплеменников, да и лучше перестукиваться, чем пользоваться «Одноклассниками»; еще, не дай бог, соседи узнают и донесут, а там недолго прослыть и агентом Кремля! Тем более что и так репутация у меня подмоченная из-за того, что я читаю Чехова, смотрю русские сериалы и мой самый любимый актер – Евгений Леонов…

Все эти дурные мысли вмиг промелькнули в голове, пока я, к счастью, не вспомнил о существовании телефона. Позвонил друзьям, и они с тревогой ответили, что у них тоже «глючит» ФБ. Я вздохнул с облегчением – значит, я не один, а вместе и горе не беда.

Я вспомнил темные девяностые, когда нам отключали свет и мы в истерике звонили друг другу: «У тебя свет есть?» Если ответ был отрицательный, то мы успокаивались, так как, когда у всех плохо, это не так обидно. Но если у кого-то свет был, то в голову начинали лезть плохие мысли о своей никчемности и ненужности.

Человек быстро привыкает к хорошему, и малейший непредсказуемый дискомфорт выбивает его из колеи. Это не я сказал, это еще Овидий написал в своей «Науке любви», а я просто скромно повторил за ним. Да, я привык каждое утро открывать свою страничку в социальной сети, с удовлетворением подсчитывать «лайки» под своими нехитрыми «статусами», читать хвалебные отзывы в свою честь и знать, что кто-то где-то ждет того, что я сочиню, напишу, пошучу. А кто-то другой ждет откликов на фотки своих детей-внуков, кто-то просит помощи, кто-то налаживает судьбу, и в одночасье, когда все это пропало, стало всем чуть-чуть жутковато. Конечно, трезвый разум говорил, что это все ненадолго, но сердце, которому не хочется покоя, шептало: «А вдруг это навсегда, и как же тогда дальше жить, дядь Мить?» С тревогой думалось, что тогда надо будет перекраивать весь свой распорядок и жизненный уклад, пока не введут в строй какую-нибудь альтернативу ФБ. А привыкать к чему-то новому уже не очень комфортно – и возраст не тот, и жаль терять налаженные отношения. Это как старые домашние тапочки, которые вначале жали и были неудобны, а потом привык, разносил, и теперь без них очень некомильфо. Может, преувеличиваю, но я говорю конкретно о своих ощущениях, и потом, когда мир был восстановлен, я порасспросил и узнал, что многие тоже так думали.

В очередной раз задумываешься о свободе и несвободе. Скорее, о зависимости. Я, как и очень многие мои знакомые, оказался очень зависим от ФБ. Ну, может быть, у меня чуть-чуть другая зависимость, так как я немного т.н. блогер, и моя активность дает мне кое-что большее, чем только простой механический «скроллинг». Еще я горд тем, что, сидя в кафе с друзьями, я не утыкаюсь в телефон, а общаюсь с ними вживую. Сколько раз я видел унылую картинку, когда сидящие в кафе молодые люди в полнейшем молчании зрят в свои экранчики. Хочется мне подойти и спросить: «На фига вы, люди добрые, шли в кафе? Неужели то же самое нельзя делать сидя дома? Ведь расхода будет меньше». Но я не подхожу и не говорю, не мое это дело. Я, как Дата Туташхия, не вмешиваюсь в чужие дела, и также прошу, чтобы никто в мои не вмешивался. Но вопросы остаются. Это и есть та самая зависимость, с которой я борюсь… вернее, думал, что успешно борюсь, но на деле, когда отключили ФБ, понял, что очень я от него зависим. И стало мне грустно.

Взял себя в руки, подошел к книжным полкам, достал четырехтомник Хемингуэя, который я давно хотел перечитать, дабы сравнить ранние и нынешние впечатления. И только открыл первый рассказ «Индейский поселок», как со двора раздался радостный вопль: «Включили, включили «Фейсбук»!»

И папа Хэм был снова отложен и забыт.

Так и живем…

P.S. Оказывается, за шесть часов отключения ФБ Марк Цукерберг потерял семь миллиардов долларов. Узнав это, я испытал гаденькое чувство нищеброда, когда он узнает про то, что богатые тоже плачут. В ту ночь мне спалось лучше…

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG