Accessibility links

Лечение это роскошь или как?


Давид Каландия

Хочется поплакаться о возрасте. Великий Жванецкий сказал: «Возраст, это когда, зайдя в автобус, смотришь не на красивых женщин, а нет ли свободного места». Я на практике подтвердил его слова: давеча влез в часы пик в автобус и начал жадно шарить глазами, где бы присесть. Наконец освободилось место, и я на перегонки с какой-то дамой бросился его занимать. Я победил, уселся, удобно устроился и сразу закрыл глаза по старой московской привычке, как будто сплю. Из-под век осторожно глянул на даму, которую я обогнал на повороте: «Она вроде бы ничего, хотя марлевая повязка много чего скрывает, но глаза у нее красивые», подумал я и крепче сжал веки. А потом вспомнил слова Жванецкого, и стало мне… нет, не стыдно, а обидно. Обидно, что великий человек в который раз оказался прав в своей иронии. Но ведь я же все-таки глянул на женщину, ободрил я себя, значит, еще остался порох в пороховнице. Наверное, совсем «взрослый» возраст придет тогда, когда мне уже и исподтишка не захочется глядеть на прекрасный женский пол. А раньше… эх, раньше я на руки подхватил бы ту даму и бережно опустил бы на свободное место. Сам же побежал бы брать ей билет. Да, были люди в наше время, но иные нынче времена. Ревматические. На этих мыслях я успокоился, уткнулся носом в холодное стекло, невнимательно поглядывая на скучный январский пейзаж, и начал вспоминать, а все ли рецепты я захватил, так как ехал в аптеку.

Кстати, насчет аптек.

В аптеки лучше не заходить, цены там, как в арт-галереях. Но без арт-искусства, тем паче современного, прожить еще можно, а в ряде случаев – даже нужно. А вот без лекарств – уже проблематичнее.

Эх… вот бы вернуться в те годы, когда из лекарств мы знали только йод и зеленку для разбитых коленок. Но прошлого не воротить. Зато теперь знаем огромное количество фармакологической продукции с мудреными названиями. (Кстати, всегда интересовался, а как придумывают названия всем этим лекарствам? По-моему, берут с потолка первое приходящее на ум звукосочетание.)

Но знать лекарства в лицо – это еще полбеды. А вот лечиться… лечиться – удовольствие дорогое. Наши лекарства, которыми торгуют в грузинских аптеках, по слухам, одни из самых дорогих в регионе. В соседней Турции, говорят, все то же самое вполовину дешевле. Так говорят, я не знаю, сам я в Турции не был и про их аптеки знаю только понаслышке. Но есть люди, которые клянутся, что они привозят медикаменты именно оттуда, из Турции. В ряде случаев, тоже понаслышке, какие-то мои друзья и знакомые просили из Турции привезти то или иное лекарство с оказией. Там оно, мол, значительно дешевле.

Так вот наша власть, которая хочет быть рядом с народом и отвечать за базар, т.е. выполнять свои предвыборные обещания, вроде бы собирается наконец навести порядок в этом бизнесе. В бизнесе лекарств. Один знакомый доктор-практик шепнул мне, что с весны государство само начнет завозить медикаменты и тем самым создаст здоровую конкуренцию аптечной мафии. Если это не враки и если в самом деле администрация страны сможет разрулить этот вопрос, то наше им с кисточкой! Тогда я не пожалею, что в октябре 2020 года голосовал за «этих». Хотя в октябре 2020 года у меня и выбора не было, за кого голосовать: или за «этих» или вообще ни за кого. Потому что за «тех» голосовать я не буду, даже если ко мне ночью «те» явятся, возьмут под белы ручки и насильно потащат к избирательной урне с приказом «голосуй за нас, а не то…»

Я все равно не проголосую, рвану на груди тельняшку и крикну:

– Всех не возьмете…

Ерничаю, но что еще остается делать? Время такое – не будешь ерничать, будешь все принимать всерьез и близко к нервной системе, так от докторов и дорогущих лекарств не отвертеться. Хотя, конечно, если застраховаться, тогда какие-то медикаменты можно получить со скидкой. Но все равно дорого получается.

У нас, как во многих цивилизованных странах, страховая медицина набирает и набирает свои обороты. На досуге я попробовал сравнить услуги нашей страховой медицины и зарубежной, и, к своему удивлению, наша мне больше пришлась по душе.

Вот два примера.

Сосед мой Сурик давно уже застрахован и пользуется всеми благами страховки: платит небольшую по нашим меркам сумму, зато пользуется всем, что только перечислено в страховых условиях. Даже если ничего у него не болит, он все равно не ленится и идет к семейному доктору. Надо сказать, то ли у нас пока не все бюрократизировано, то ли семейный доктор Сурику попался отзывчивый, но он довольно быстро достигает желаемого – то рентген снимет, то гастроскопию глотнет, то по коленкам его простучат и пропишут таблетки и микстурку. В общем, Сурик доволен.

На днях, после бурных новогодних застолий, Сурик решил сходить к врачу, чтобы тот прощупал его многострадальную печень. И не вопрос – Сурик позвонил и буквально через день попал на прием. Врач его принял, поговорил с ним по душам, а потом отправил на эхоскопию, которую Сурику в тот же день, не отходя, так сказать, от кассы, сделали.

Его брат Нариман в свое время, в начале 90-х, махнул в Голландию, женился там на местной красотке и стал полноправным гражданином. Даже перешел на фамилию жены и стал там каким-то Ван-чем-то. Но не это главное.

Нариман, естественно, как все европейцы, тоже застрахован, платит в месяц около двухсот евро за полис и потому пользуется страховой медициной. В начале января, когда у Наримана, тоже после застолий, разболелся живот, он позвонил своему домашнему доктору и попросил его записать на гастроскопию, а то, мол, мочи нет, живот болит и Нариману нехорошо. Семейный доктор записал его на… середину марта.

– А раньше нельзя? – канючил Нариман по-голландски, естественно.

– Можно – радостно отвечал доктор, – только не по страховке, а за деньги.

И назвал такую сумму, что у Наримана как-то само собой все прошло, до марта.

А вот на это раз я не ерничаю и говорю все, как было. Так что есть какие-то положительные стороны жития-бытия в нашей пока что недостроенной стране.

Мой дальний родственник давно живет в США. В Майями у него вилла, он круглый год смотрит на морские волны и оттуда нас ругает, что мы не ценим Саакашвили. Так вот зубы лечить он приезжает в Грузию, так как у него в Майями стоматология – дорогущее удовольствие. Ему дешевле купить билет туда-обратно и приехать в Тбилиси для лечения зубов, чем в Майями платить деньги за пломбирование.

Такие вот странные дела.

Оказывается, у нас не все так стремно, как мы себе представляем. Есть какие-то детали, которые лучше тут, чем там. И, самое главное, опять возвращаясь к возрасту, стареть, наверное, все-таки лучше в родных местах, там, где начал свой путь.

Говорят, что многие эмигранты, которые уже много лет, лет 25-30, живут за рубежом, осень жизни хотят все-таки встретить тут, на родине, и покупают в Грузии квартиры и дома.

Надеюсь, еще рано говорить про конец. Помирать нам, как говорится, рановато, есть у нас еще дома дела.

P.S. Доехал я до аптеки и зашел внутрь. Спрашиваю одно название.

– 45 лари.

Спрашиваю другое.

– 78 лари.

Спрашиваю третье.

– 123 лари.

– А цитрамон почем?

– 40 тетри.

– Дайте два.

Так, только с цитрамоном и ушел. С двумя цитрамонами.

Нет, надо застраховаться, буду хотя бы как Сурик.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG