Accessibility links

Джемал Эшба: «Ситуация с семенами будет очень тяжелая»


Джемал Эшба

Весна в Абхазии в этом году долго не начинается и обещает быть непростой для местных производителей сельскохозяйственной продукции. Председатель Ассоциации аграриев Джемал Эшба рассказал «Эху Кавказа», с какими проблемами столкнутся крестьяне и фермеры в условиях антироссийских санкций и роста цен и на какую помощь от государства они могут рассчитывать.

Джемал, складывается впечатление, что проблемная может быть весна для сельского хозяйства. Как оно будет себя чувствовать в ситуации принятых в отношении России санкций и роста цен?

– У нас весна проблемная еще и потому, что она запоздалая. Полевые работы Министерство сельского хозяйства, районы и фермеры пока еще только начинают, они фактически еще не вышли на поля, потому что не было возможности. Трудности, связанные с пахотой, Министерство сельского хозяйства будет дотировать. Вспахать гектар при стоимости дизтоплива обходится в 4500-4700 рублей, а для фермеров сделали 3000 рублей, остальную часть будет компенсировать государство.

please wait

No media source currently available

0:00 0:08:29 0:00

Джемал, а какая ситуация в Абхазии с ядохимикатами и удобрениями?

Надо доставить из России удобрения. На сегодняшний день их в Абхазии практически нет. Если цены не упадут, это будет очень серьезная проблема

– На сегодняшний день с удобрениями очень сложная ситуация, реально их на абхазском рынке нет, остались только остатки. Почему так, их же Россия производит? Наверное, есть какие-то вопросы, связанные с вывозом, с контрактами, наши бизнесмены упустили этот момент. И сейчас надо доставить из России удобрения. На сегодняшний день их в Абхазии практически нет. Удобрения нам будут нужны в середине мая. Вопрос в том, что они получаются очень дорогими, потому что цены поднялись. Один мешок (50 кг) азотных минеральных удобрений раньше стоил 1400-1600 рублей, сейчас на рынке их найти тяжело, но там, где найдешь, этот мешок будет стоить 3700-4500 рублей. Если цены не упадут, это будет очень серьезная проблема.

А что с ядохимикатами?

– С ядохимикатами у нас такая ситуация: благодаря программам правительства Министерство сельского хозяйства в 2020 году, в 2021 году максимально помогало, и, чтобы вы могли себе представить эффект, мы вывезли ореха в Российскую Федерацию в 2020 и в 2021 году по 2,5 млн килограммов (2500 тонн), такого раньше не было. Для сравнения: в 2016 году мы вывезли 350 тонн. Это благодаря тому, что лечение было проведено и все мероприятия мы сделали. Хурмы мы вывезли 1000 тонн. Вот эта тенденция наращивания продукции идет, но, если сейчас прекратить лечение в строгом соответствии с агротехническими правилами, таких урожаев мы не получим. Есть проблемы с завозом ядохимикатов и препаратов, потому что там много компонентов иностранного производства. Это целая отрасль, это не так легко, как нам кажется, что взяли ядохимикат, залили в бутылку, привезли, развели – и можно использовать. Проблема в качестве препаратов, у России есть свои заводы, но они покупают компоненты на Западе. Не полностью, но частично, без этих компонентов необходимое качество не получается.

Часто приходится слышать о том, что у России есть проблемы с семенным фондом, какая в этом смысле ситуация в Абхазии? Насколько фермеры обеспечены семенами, есть ли дефицит?

Специалисты есть, но они не могут этим делом заниматься, потому что нужны лаборатории, нужны затраты, получается, что мы полностью зависим от России. А в Россию, начиная с помидор, огурцов и всего остального, с Запада поставляли

– Семена – это очень сложная тема не только для нас, но и для России. В 1990-е годы Россия умудрилась даже картофель из своего семенного фонда продать. Сейчас все идет под финским брендом, потому что российские сорта картофеля купили финны. Просто, чтобы вы понимали: французские и американские сорта кукурузы стоят на российском рынке 15 000 рублей за посевную единицу (на один гектар), а российские – 3500 рублей, получается, в пять раз дороже. Но смысл в том, что выгодно покупать западные сорта, чтобы производить кукурузу. Сейчас только по кукурузе 60-70% западных семян ушло с рынка. У нас до войны было много семенных станций, к сожалению, ни одна не сохранилась. Специалисты есть, но они не могут этим делом заниматься, потому что нужны лаборатории, нужны затраты, получается, что мы полностью зависим от России. А в Россию, начиная с помидор, огурцов и всего остального, с Запада поставляли. Я думаю, что в целом на рынке ситуация с семенами будет очень тяжелая.

А какие семена нужны Абхазии?

– Мы производим кукурузу, нам нужны семена кукурузы, томатов, огурцов, зелени, редиса, все эти семена Запад поставляет на российский рынок, и мы их оттуда получаем. Надеяться на то, что у нас дома от прошлогоднего урожая остались какие-то семена и мы из них будем что-то выращивать, нельзя. Это имеет какое-то значение для дома, для огорода, но для производства заниматься этим никто не будет, это несерьезно. Свои семена без лаборатории, без очищения, взять, собрать и потом весной посеять, этим фермер заниматься не будет.

Как ситуация с семенами отразится на сельском хозяйстве Абхазии, каков ваш прогноз? Чего ждать в ближайшее время?

Кто-то успел заказать семена, кто-то уже купил, эту весну мы пройдем, а дальше полностью будем зависеть от России, потому что у нас нет ни своей станции, ни своих возможностей вовремя их приобретать

– Я думаю, что в этом году, благодаря тому, что у нас небольшие объемы, определенный задел уже был, кто-то успел заказать семена, кто-то уже купил, эту весну мы пройдем, а дальше полностью будем зависеть от России, потому что у нас нет ни своей станции, ни своих возможностей вовремя их приобретать. Все будет зависеть от того, как Россия из этой ситуации будет выходить. У России есть свои семенные станции и институты, но, чтобы вывести новый сорт, нужно минимум три-четыре года очень квалифицированного труда, потом надо получить сертификацию и только после этого выйти на рынок. Это нелегкий путь. Научный потенциал у России есть, если они захотят, они в течение двух лет этот вопрос могут решить.

Сейчас у нас начинается горячая пора, техника готова, в середине июня мы уже будем понимать, сколько мы засеяли зерновых. Люди говорят, что хотят засеять, но будут ли они это делать, когда удобрения очень дорогие, обслуживание подорожало? Не только же вспахать надо, на пахоту государство дало поддержку, а дальше? Посмотрим, наверное, будет как-то этот вопрос решаться.

Возможен какой-то рост отрасли в этом году? Может быть, какие-то новые предприятия планируется создать?

– Насколько я знаю, из 100 млн рублей, которые Министерству сельского хозяйства выделили, на 70-80% будут финансироваться новые предприятия, микроцеха. Раньше в бюджете прописывалось: «поддержка сельского хозяйства», и никто не знал, что под этим подразумевается. Последние два года средства направляются на определенные проекты, и все знают, кому помогают, что там делается, какое производство, какое оборудование приобретается. В целом это дало в прошлом году хороший результат, в этом году, по моим подсчетам, появятся около двадцати новых предприятий, связанных с переработкой, это малые цеха: фермер получает оборудование, которое позволит ему переработать свою продукцию.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG