Accessibility links

Снизят ли проходной барьер для партий к парламентским выборам 2024 года?


Иллюстративное фото

Депутат парламента Южной Осетии Амиран Дьяконов выступил с инициативой снизить минимальный порог для прохождения политических партий в парламент с 7 до 3 процентов от числа проголосовавших избирателей. Спикеры общественного мнения поддерживают эту инициативу и предлагают это сделать уже к предстоящим в 2024 году парламентским выборам.

В интервью информагентству «Рес» Амиран Дьяконов озвучил причины, побудившие его выступить с этим предложением:

«Фактически до 30% голосов избирателей теряются, то есть треть проголосовавших избирателей не получают своего представительства в парламенте. Это снижает легитимность представительного законодательного органа власти, а он, по своей сути и по сути законодательства, должен показать все многообразие политического ландшафта Южной Осетии».

По мнению депутата, 7%-ный барьер изначально был призван объединить немногочисленные партии в избирательные блоки, однако впоследствии блокам запретили участвовать в выборах. В условиях, когда избирательные блоки запрещены, говорит Амиран Дьяконов, непомерно высокий барьер приводит к серьезному искажению в волеизъявлении избирателей:

«Нередко партия, получившая значительно меньше 50% голосов избирателей, получала не только половину, но и фактически две трети депутатских мандатов, что близко к конституционному большинству».

С этим мнением согласны многие политики и представители экспертного сообщества. Разговоры о снижении порога ведутся давно, но первым, кто решился выступить с законодательной инициативой, стал Амиран Дьяконов. Среди тех, кто поддерживает инициативу, – экс-спикер парламента, лидер Компартии Южной Осетии Станислав Кочиев. Правда, он считает порог в три процента слишком низким для прохождения в парламент:

«Три процента – это крайне мало, во всяком случае, от семи процентов, что были до сих пор, сразу падать на три получается как-то слишком резко. У нас все надо делать постепенно, я так думаю.

– Какой порог предложили бы вы?

– Пять или четыре процента.

– Почему?

– Потому что три – это мало, а семь – много. Но если порог будет таким, чтобы к финишу избирательной кампании допустить в парламент больше партий, то у них появляется возможность преодолеть барьер и провести в заксобрание хотя бы одного представителя. Это необходимо, чтобы кулачные бои и поножовщина проходили внутри парламента, а не за его стенами. Пусть в парламенте будет представлено широкое мнение хотя бы одним депутатом».

Но здесь есть один момент. В Южной Осетии смешанная система выборов в парламент. Из 34 мандатов 17 распределяются по итогам мажоритарных выборов и столько же – по результатам пропорциональных. Но 4% от 17 мест – это 0,68 депутата (если 3%, то 0,51 парламентария). По мнению Станислава Кочиева, округлить до целых представителей получится за счет тех партий, которые не пройдут в парламент. Их голоса будут распределяться между победителями пропорционально их результатам на выборах.

Станислав Кочиев предлагает еще одно нововведение: все партии, перешагнувшие 3%-ный барьер, должны получать государственное финансирование:

«Результат в 3% указывает, что партия пользуется значительной поддержкой своих избирателей. А коли так, партия вправе получать государственную поддержку, чтобы она не «умерла» из-за отсутствия финансирования. Партии – это политическая структура общества, и государство должно заботиться о сохранении этих структур».

По мнению экспертов, наблюдающих за республикой, снижение проходного порога – это выход из сложившейся в Южной Осетии ситуации. Слишком много пооткрывалось партий после президентских выборов. Суммарно их теперь двенадцать, и на предстоящих выборах они будут претендовать на семнадцать мандатов по партийным спискам.

По мнению экспертов, маловероятно, что они преодолеют 7%-ный барьер, зато они дробят электорат в первую очередь президента Гаглоева. По сути, они лишают возможности его партию «Ныхас» шансов на сколь-нибудь значимое присутствие в парламенте или даже возможности преодолеть 7%-ный барьер.

Дробится и условно «кокойтовский электорат» – на предстоящих выборах кроме «Народной партии» на какие-то его части теперь претендуют по меньшей мере еще две партии – «Ирон» Георгия Кабисова и «За справедливость» Гарри Мулдарова. В этих условиях единственная партия, которая сохраняет свой электорат если не полностью, то хотя бы большую его часть, – «Единая Осетия». При нынешних раскладах она обещает снова получить большинство мандатов в парламенте.

Этой ситуации можно было избежать, если бы команда президента после победы на выборах предложила лидерам новых партий интегрироваться в их политические структуры вместо того, чтобы создавать свои. Предложила совместное будущее.

По уверениям местных наблюдателей, они были готовы к подобному диалогу и, более того, даже ждали предложений, а когда не дождались, принялись создавать собственные активы. Причем, заметьте, некоторые ждали до последнего и стали регистрировать свои партии лишь тогда, когда тянуть уже было нельзя, потому что госрегистрация после 5 июня не давала им возможности принять участия в предстоящих парламентских выборах.

Собственно, они уже не успевали, если бы Минюст полностью использовал отведенный законом календарный месяц для проверки поданных документов на государственную регистрацию партий. Но в этом случае президент получил бы в их лице уже не союзников, а оппозицию со всеми вытекающими из этого последствиями.

В общем, это, если угодно, расплата за упущенное время. Готовиться к парламентским выборам нужно было начинать на следующий день после инаугурации. Но эту сферу внутренней политики победители благополучно проигнорировали. Об этом говорит хотя бы дата первого после выборов съезда «Ныхас», на котором был избран новый председателя партии Зита Бесаева – 3 февраля 2023 года.

Время не вернешь, теперь единственный выход – снижать проходной процент и идти на выборы широкой коалицией. По-другому на выборах делать нечего.

Причем порог в 3% появился не вдруг, его местные эксперты посчитали еще в прошлом году, когда стало ясно, к чему идет дело. Правда, и хлопот с новыми союзниками у президентской команды прибавится. И в этом тоже расплата за год безмятежного ничегонеделания.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Подписывайтесь на нас в соцсетях

  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

Форум

XS
SM
MD
LG