Accessibility links

Бокс за Украину. Рикард Йозвяк – о переговорах России и Запада


Если бы переговоры о гарантиях безопасности в Европе, прошедшие по инициативе Кремля в Женеве, Брюсселе и Вене, оценивали по правилам бокса, то Россия могла бы претендовать на победу – скорее, по очкам, чем нокаутом – в схватке с более крупным, но тактически менее гибким Западом. Да, именно так: Россия до сих пор в значительной степени определяет темп и характер переговоров как с США, так и с НАТО и ОБСЕ. Это довольно любопытный результат, учитывая, что в военном и экономическом плане Россия выглядит карликом по сравнению с Западом.

Всё встает на свои места, если принять во внимание один простой факт, который действительно важен и который мне неохотно подтверждали представители западных стран, с которыми мне доводилось в последние недели беседовать: Россия готова воевать с Украиной и проливать кровь своих солдат – в отличие от Запада (говорим ли мы о НАТО, о ЕС или о любой из стран-участниц этих организаций). В определённом смысле мы находимся в той же геополитической ситуации, что и в 2014 году, когда Россия вторглась в Украину, или в 2008-м, когда Россия вторглась в Грузию.

Из-за этого в последние дни в СМИ и в меньшей степени в залах для переговоров речь больше шла о том, должна ли НАТО отказаться от своей политики "открытых дверей" и размещения вооруженных сил на восточном направлении, чем о требованиях и даже угрозах в адрес России в связи с концентрацией военных на границах с Украиной.

Однако ситуация не выглядела как чистый нокаут. Пока Москве удалось исключить Украину из большинства переговоров, но Соединенные Штаты и НАТО быстро провели консультации с Киевом в разных форматах. Это не совсем позиция "никакого решения по Украине без Украины", о которой трубили в западных столицах (Киев всё же не был участником переговоров в Женеве и Брюсселе), но и попытка России полностью исключить страну-соседа из процесса переговоров также оказалась неудачной.

Очевидно, Россия переиграла саму себя, когда начала выступать одновременно и против расширения НАТО, и против размещения вооружения на востоке Европы. Во время переговоров 10 января стало понятно, что США железно выступят против этих требований. Впрочем, в Москве знали, что многие европейские союзники не слишком заинтересованы в скорейшем вступлении Украины и Грузии в Североатлантический альянс и что они с опаской относятся ко всему, что можно расценить как противостояние с Москвой – например, к увеличению числа натовских военных в странах Балтии или в Польше.

Судя по всему, после четырехчасовых переговоров в Брюсселе позиция НАТО по этим двум вопросам осталась непоколебимой. Более того, мои собеседники отмечают: обсуждение прошло даже лучше, чем ожидалось, им удалось увидеть что-то вроде “тропинки” к взаимопониманию и возможным переговорам в будущем. Но, как и ожидалось, к консенсусу так и не пришли.

Если противостояние разрешится мирно, то Москва вновь покажет: с ней по-прежнему необходимо считаться

Казалось, можно радоваться тому, что российская сторона не стала сразу покидать стол переговоров. Мало кто – если такие люди вообще есть – верит всерьёз, что Владимира Путина можно расплывчатыми обещаниями убедить снизить риск противостояния на границах с Украиной, расширить каналы коммуникации и договориться о контроле за вооружениями. Поэтому, пока Россия не нащупала брешь в натовской обороне, не стоит удивляться, почему Запад не пытается нанести ответный удар. Это нецелесообразно: Москва выбрала идеальное время для конфликта.

Январские встречи, к сожалению, чётко дали понять: Евросоюз – не самый лучший игрок на поле внешней политики. НАТО – да, но альянсу мешают шишки, набитые ещё на саммите 2008 года в Бухаресте. Пока одни страны-участницы хотели установить понятные сроки вступления Украины и Грузии в союз, другие, по большей части из Западной Европы, были не столь уверены в необходимости таких шагов. Тогда альянс пришел к бессрочному обязательству: две страны на определенном этапе смогут вступить в НАТО. Эта неясность загнала НАТО в угол: спустя 14 лет ни одна из сторон так и не присоединилась к Плану действий по членству в Североатлантическом альянсе.

Правда в том, что если сегодня провести в НАТО голосование о вступлении Украины и Грузии, то не все 30 стран-участниц проголосуют за, а требуется единогласное решение. Россия де-факто обладает правом вето по вопросу расширения НАТО на восток, теперь оно может превратиться в право вето де-юре.

ОБСЕ (единственное объединение, к которому присоединилась Украина) – это клуб болтунов, связанный по рукам и ногам необходимостью идти на постоянные уступки. Эта организация отстранилась от недавнего конфликта в Нагорном Карабахе, выглядела беззубой во время кризиса в Беларуси, их наблюдательная миссия в Украине оказалась бесполезной. Вопросы есть и к Соединенным Штатам: вывод войск из Афганистана прошлым летом не слишком порадовал союзников. Притом возвращение в Белый дом Дональда Трампа с его менее надежными обязательствами в отношениях с НАТО становится всё реальнее.

Вашингтон грозит “беспрецедентными санкциями” в случае нападения России на Украину, но непонятно, насколько реально эти санкции смогут повлиять на ситуацию и как далеко готовы зайти страны Европы в конфликте с Кремлём. Россия не слишком пострадала от введенных в 2014 году, после аннексии Крыма, экономических санкций; пять пакетов санкций Евросоюза против Беларуси оказались столь же бесполезными.

К тому же многие дипломаты полагают, что Россия не понесет потери после отключения от системы платежей SWIFT; правительство Германии всё еще размышляет, стоит ли жертвовать “Северным потоком – 2” в той ситуации, когда многие страны Европы переживают космический рост цен на энергоресурсы. Открытым остается вопрос: сколь серьёзным будет удар от возможного пакета санкций?

Если начнется война, то осаждённая Украина, скорее всего, получит вооружение от стран Запада; НАТО усилит свое присутствие на востоке континента, с потенциальным присоединением Швеции и Финляндии к блоку. Однако Россия сохранит реальный контроль над Украиной, вероятно, как и над любой бывшей республикой СССР, тем самым демонстрируя ограниченные возможности Запада.

Если противостояние разрешится мирно, то Москва вновь покажет: с ней по-прежнему необходимо считаться. Чемпионский пояс в любом случае остаётся у России.

Рикард Йозвяк – европейский обозреватель медиакорпорации Радио Свободная Европа/Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG