Accessibility links

Болезнь «категории В». Китай отменяет COVID-19. Что теперь?


Медицинские работники готовят пакеты с едой для жителей многоквартирного дома, полностью заблокированных в квартирах из-за строгого карантина. Пекин, 28 ноября 2022 года

Почти три года жесточайшей политики так называемой «нулевой терпимости к COVID-19», проводимой властями КНР, нанесли сильнейший удар по китайской, а следовательно, и по всей мировой экономике. Недавно Пекин решил снять большинство ковидных ограничений, отменить карантины и локдауны – не в последней степени из-за многочисленных уличных протестов, на которых стали появляться и откровенно политические антиправительственные лозунги. Но весьма хаотичный и во многом непоследовательный подход властей к возвращению страны к нормальной жизни привел почти по всему Китаю к новому заметному всплеску заболеваемости.

Сейчас лидеры Евросоюза и по отдельности многие ведущие страны мира, включая США, Великобританию, Францию, Канаду, Испанию и Японию, выражают глубокую озабоченность в связи с риском очередной волны пандемии, которая может опять прийти из КНР и, как говорят западные лидеры, из-за нежелания китайского правительства делиться данными о реальном положении дел. В это время Пекин снимает прежние ограничения на въезд и выезд из страны – и другие государства вынуждены быстро вводить разные ограничения для готовых вновь путешествовать по миру граждан Китая.

В ответ Министерство иностранных дел КНР выступило с резкой критикой этих требований, назвав их расистскими, ненаучными и чрезмерными и пригрозив принять контрмеры. А эксперты в области здравоохранения говорят, что никакие ограничения на поездки и никакое тестирование на самом деле не остановят распространение новых штаммов коронавируса, которые гипотетически могут расползтись по миру вместе с китайскими туристами.

Посетительницы одного из торговых центров в Пекине. 3 января 2023 года
Посетительницы одного из торговых центров в Пекине. 3 января 2023 года

Быстрый рост числа умерших в Китае из-за очередной вспышки COVID-19 привел к тому, что крематории по всей стране оказались переполнены – это утверждает агентство Bloomberg со ссылкой на работников китайской похоронной отрасли и экспертов. Один из собеседников агентства заявил о "параличе системы".

При этом недавно китайские власти перестали публиковать ежедневные статистические данные по COVID-19. В интернете распространяются неподтвержденные сведения, что ежедневно коронавирусной инфекцией якобы начали заражаться миллионы граждан Китая. Однако официально за все три года пандемии, как заявляет Пекин, в КНР умерли от этой болезни лишь менее 5300 человек. Однако по оценкам британской аналитической компании Airfinity, только в конце декабря в Китае от коронавирусной инфекции умирали, вероятно, около 9 тысяч человек в день. Airfinity предполагает, что смертность достигнет пика к концу января и составит около 25 тысяч человек в день – совершенно невероятное количество.

Как во всем этом разобраться? Справятся ли Китай и мир с новой волной COVID-19? Возможны ли в КНР новые массовые протесты и что ждет китайскую экономику? Обо всем этом в интервью Радио Свобода рассказывает китаист Алексей Маслов, исполняющий обязанности директора Института стран Азии и Африки МГУ:

Можно ли верить официальным данным о числе умерших и заболевших в последние недели, поступающим из Пекина?

– Я думаю, что в целом можно, по крайней мере по числу умерших – при этом прекрасно понимая, как работает китайская государственная цензура и информационно-пропагандистская машина. Я сам скорее не верю каким-то фантастическим данным, о которых пишут Bloomberg или Airfinity. Я внимательно читал их публикации и так и не понял, откуда они их взяли, – это какие-то бесконечные предположения и ссылки на ссылки на ссылки и так далее, без указания хотя бы одного твердого источника. Скрывать каждый день десятки тысяч погибших? При этом неделями подряд? В наше время невозможно нигде, и уж тем более в такой "цифровизированной" стране, как Китай. Хотя, конечно, число умерших и заболевших там растет. Как всегда, истина – где-то посередине.

Китайские власти решили прекратить публиковать ежедневную статистику по заболевшим и умершим

Есть важная деталь – то, что примерно неделю назад китайские власти решили прекратить публиковать ежедневную статистику по заболевшим и умершим. И сделали это, воспользовавшись бюрократическим приемом. COVID-19 переведен в список заболеваний "категории В", а до этого была "категория А". Это значит, что теперь все это не считается эпидемией и заболевание им ничем не отличается от "обычного" гриппа или ОРВИ. И поэтому публиковать какие-то отдельные статистические цифры нет необходимости.

– Каковы все-таки причины такого нового всплеска эпидемии? Только ли дело в смягчении карантинной политики или есть еще что-то?

– Есть несколько причин, и весь их комплекс сейчас и сработал. Во-первых – да, смягчение карантинной политики. Правительство КНР все три года стояло перед очень тяжелым выбором. Отпустить вожжи, получив риск катастрофической эпидемии, – либо вести до конца политику "нулевой толерантности к ковиду". Действительно, заболеваемость тогда стремительно уменьшается, но чудовищным образом падают производство и производительность труда. То, с чем Китай столкнулся в прошлом году, – это ужасающее, впервые, наверное, за десятилетия проявившееся падение потребительского рынка. Вообще, когда мы говорим о том, что растет или падает где-то ВВП, это определение положения дел весьма и весьма относительное. Мы знаем целый ряд государств, где ВВП вообще не растет и даже падает в течение последних лет, – но они явно не находятся в каком-то кризисе. Это, например, Япония. Но вот с КНР – другая история, и это вторая причина.

Китай в прошлом году столкнулся с ужасающим падением потребительского рынка

Китай за последние три года развивается прежде всего за счет роста потребительского рынка, и власти его напитывали самими разными средствами – например, печатая большое количество наличных денег, особенно это было заметно в 2020 году. В Китае прощали или уменьшали налоговые задолженности и возвращали уже выплаченные. Например, налоги на социалку, которые были заплачены до пандемии, были возвращены китайским предприятиям. Поэтому, хотя падение производства и случилось, но как только Китай вышел из совсем жесткого повсеместного локдауна, я имею в виду в 2020 году, потребление тут же возобновилось. Более того, там в первом квартале 2021 года произошел отскок вверх, до 18 процентов роста ВВП, прежде всего за счет потребления.

Но потом случилось то, что должно было случиться. Рынок, даже такой большой, как китайский, не может переварить такого огромного объема и денег, и продукции. И 2022 год ознаменовался тем, что китайцы стали меньше потреблять. Упал и импорт, потому что не покупают ничего уже в таком большом количестве – я сейчас имею в виду не сырьевой импорт, а продовольственный. Как следствие, начало падать и производство. Из-за чего? А все из-за того, что продолжились постоянные локдауны и люди боятся будущего, боятся что-то делать, люди накапливают деньги. Многие иностранные компании к тому же на этом фоне начали выводить свои штаб-квартиры и производства из Китая и переводить их в Индию, Таиланд, Малайзию, на Филиппины и так далее. В том числе и такие гиганты, как Apple, Nokia и многие другие. Таким образом, политика жестких локдаунов привела к тому, что Китай в 2022 году тормознулся абсолютно по всем параметрам.

В этом же заключается и одна из причин многих протестных выступлений внутри Китая. Простые люди очень устали от ковидных ограничений, бьющих по их уровню жизни. Конечно же, власти официально не публикуют данные о частоте, местах и числе участников этих манифестаций, мелких и крупных. Но, по разным независимым подсчетам, во многих городах состоялись десятки, если не сотни таких выступлений. И впервые в прошлом году мы увидели и политические лозунги. Раньше китайцы выступали с протестами, например, против какого-то конкретного банка, который выдает ипотеку под слишком большой процент. Или выступали против произвола местных чиновников. И такое считалось чем-то "в пределах нормы". При этом центральная власть за счет этого могла контролировать местных чиновников, напоминая им, что "нужно вовремя реагировать на чаяния народа". Но вот впервые появились лозунги, направленные против центральной власти в Пекине, в том числе – и против продления полномочий Си Цзиньпина на третий срок (осенью он был переизбран, напомню, Генсеком ЦК КПК). Это еще не кризис – но это уже заметный "общественный дисбаланс", который властям срочно требовалось исправить.

Госпиталь для заболевших COVID-19 в городе Чжочжоу в провинции Хэбей. 21 декабря 2022 года
Госпиталь для заболевших COVID-19 в городе Чжочжоу в провинции Хэбей. 21 декабря 2022 года

Наконец, были и огромные потери от полного запрета въездного и выездного туризма, в Китай и из Китая, а это десятки миллиардов долларов. И последнее, наверное: было подсчитано, и многие китайские эксперты официально, пусть и не демонстративно, публиковали об этом в специализированных журналах статьи, что COVID-19 непобедим c помощью вот этой "нулевой терпимости", волны заболеваемости тогда всегда будут повторяться с новой силой. Это значит, что государство раз за разом будет тратить миллиарды юаней, чтобы с ним бороться, – понимая, что его так не одолеть. Так может быть, решил Пекин наконец, лучше пойти тем же путем, что и большинство европейских стран, и постепенно начать открываться?

COVID-19 непобедим c помощью "нулевой терпимости"

Теоретически это было все правильно. Но вот практически из-за того, что случился, по сути дела, резкий и хаотичный переход от политики абсолютных запретов к политике все большей открытости (и я думаю, что эта открытость будет и дальше нарастать), случились и новая волна ковида, и вообще шок и внутри КНР, и снаружи. Потому что многие страны были не готовы к тому, что Китай вдруг резко откроется миру.

– Да, политика "нулевого ковида" в КНР явно себя не оправдала, потому что из-за полной изоляции в течение почти трех лет население полуторамиллиардной страны так и не сумело выработать пресловутый коллективный иммунитет к заболеванию. Но тут важно другое – значит, власти Китая признают вообще свои ошибки? А как-то публично, в печатном виде, об этом говорится?

– Нет-нет, само слово "ошибка" нигде не произносится, и вряд ли оно когда-нибудь будет сказано. Но мы должны понимать, что все то, что говорится, – это для внутренних потребителей, которые, как и когда-то граждане Советского Союза, блестяще читают между строк. Китайцы правильно воспринимают весь политический и социальный нарратив, который им сообщается. Никто из высокопоставленных руководителей в КНР себя никогда публично не винит – так, как, например, в Японии или в Южной Корее, склонив голову, со слезами, перед всем народом. И никогда не признается, что допустил "ошибку". Власть говорит иначе: мол, да, этап борьбы с ковидом закончен, прекращена прежняя правильная политика, которая не дала распространиться эпидемии по всему Китаю, а вот сейчас мы переходим на новый этап. Признание ли это ошибок? На мой взгляд, если бы я смотрел изнутри КНР – да. Это признание того, что прежняя политика себя не оправдала.

Никто из высокопоставленных руководителей в КНР себя никогда публично не винит

Является ли это стандартным извинением для китайских властей? В известной степени тоже да. Потому что никогда, ни за одну свою кампанию и политику, в том числе и за катастрофические ошибки, Компартия Китая не извинялась. Не хотелось бы, конечно, сравнивать такие разные события – но вспомните хотя бы чудовищные политико-социальные эксперименты 60-х годов, "Большой скачок", "Культурную революцию" и так далее. Хотя считается, что это единолично устроил один лишь Мао Цзэдун – но на самом деле за этим стояла вся КПК, пусть и расколотая в тот момент. И никаких извинений никогда не было. Но потом были публикации в официальных СМИ, что, дескать, эти кампании "себя не оправдали". Я полагаю, что точно так же будет и в этом случае.

– Эти необычайные протесты, которые до последнего сотрясали КНР, сейчас совсем стихли или кое-где еще идут?

– Стихли, в последние недели мы не видим никаких протестов. Прошли же новогодние праздники (еще идут, точнее), хотя в Китае это вовсе не то же самое, что в России или Европе. В КНР нерабочим днем является только 1 января, хотя в действительности китайцы празднуют и 31 декабря, и 2 января, и лишь 3 января уже выходят на работу. Поэтому людям было не до протестов – ведь впервые за годы они вышли на улицы, чтобы свободно повеселиться, никаких ограничений же не было, позапускать любимейшие фейерверки. Напомню, конечно, что китайский Новый год наступит лишь 22 января, а сейчас это для них такой "малый Новый год".

Но впереди нас ждут несколько важных периодов, когда протесты теоретически могут возобновиться, если власти не предложат народу какой-то удовлетворительной новой программы. Во-первых, это, конечно, начало-середина февраля, именно из-за праздника. Китайцы массово поедут по своим родственникам и знакомым начиная с 22 января. Неделю, а иногда и десять дней сотни миллионов китайцев обычно ездят по всему Китаю – и главное, теперь опять это разрешено. Если на рубеже декабря-января сейчас объем внутреннего туризма в КНР составил где-то 55–57 миллионов человек, то есть сколько людей там перемещалось с места на место на "западные" новогодние праздники, то на китайский Новый год это будет масса, наверное, в 350–400 миллионов человек. Что, конечно, даст огромный толчок к дальнейшему распространению нового коронавируса. Важно будет посмотреть, как власти станут реагировать на все это именно в феврале, когда им либо придется как-то косвенно признать: "мы опять провалились, сначала не сформировали коллективный иммунитет, потом резко всех выпустили на волю, и вот получили то, что получили, завинчиваем гайки обратно", либо КПК скажет: "все нормально, продолжаем открываться, как и планировалось".

Нас ждут несколько важных периодов, когда протесты теоретически могут возобновиться

Еще одна, как стало модно говорить, реперная точка – это март, когда состоится, скорее всего, очередной пленум ЦК КПК. И в марте же, скорее всего, пройдут выборы Председателя КНР. Осенью же Си Цзиньпина переизбрали на пост Генерального секретаря ЦК КПК – а в марте он должен теоретически продлить свои полномочия уже как Председатель КНР. И это тоже важный и интересный момент, потому что впервые в Китае недавно прозвучали, о чем я уже сказал, требования ограничить сроки пребывания на своем посту высших руководителей государства. И если это все наложится одновременно на большой рост заболеваемости, на дальнейшее торможение экономики и на продолжение роста цен в секторе недвижимости, то, конечно же, мы увидим новые выступления недовольного населения.

Сотрудники спецслужб в защитных костюмах охраняют выход из заблокированного на карантин из-за вспышки COVID-19 многоквартирного жилого дома. Пекин, 26 ноября 2022 года
Сотрудники спецслужб в защитных костюмах охраняют выход из заблокированного на карантин из-за вспышки COVID-19 многоквартирного жилого дома. Пекин, 26 ноября 2022 года

Вообще главная проблема КНР, глубинная причина происходящего, причина протестов – не в коронавирусе. COVID-19, честно скажу, это всего лишь толчок, триггер. А корни проблемы – в том, что старая модель развития государства, заложенная еще Дэн Сяопином, себя полностью исчерпала. Китайское руководство это прекрасно понимает, и поэтому и начало переход на новую модель развития еще в 2013–2014 годах. Включая "Пояс и путь", активный выход на заграницу во всех отношениях, гигантские инвестиции по всему миру и так далее. Но это же задача не одного дня. А поскольку старая модель уже не работает, а новая еще не заработала и на все это наложилась и эпидемия, и многое другое – то власти Китая и получили эти "социальные дисбалансы", которые всегда сопровождают любую смену эпох и моделей развития.

– Насколько столь необычный для современного Китая всплеск недовольства, именно политические лозунги, направленные против центральной власти, которые нельзя не замечать, должны были если не напугать власть (предполагаю, что по-настоящему напугать сейчас Си Цзиньпина вообще уже чем-либо сложно), но по крайней мере сильно озадачить и разозлить?

– Я абсолютно уверен (хотя у меня нет никаких тому подтверждений из кругов, близких к Си Цзиньпину), что произошедшее именно заметно озадачило руководство КНР – на фоне других многозначительных событий. XX съезд КПК в прошлом октябре ведь впервые прошел в очень странной, мягко говоря, обстановке. Например, впервые мы увидели прилюдный раскол в партии, это выведение силой из зала заседаний под руки Ху Цзиньтао, бывшего Генсека КПК и Председателя КНР. Очевидно же, что он готовил либо неожиданное выступление, либо публично намеревался какую-то скандальную записку подать в ЦК. И это было транслировано по ТВ, опубликовано, разошлось по всему Китаю. То есть это было такое признание, и народу оно было продемонстрировано, что, да, в КПК сегодня есть опять свои "отщепенцы", и они могут находиться на самых высоких постах, – но партия будет жестко с ними бороться.

Второй очень важный момент – это то, что протесты, связанные сперва именно с местной экономической повесткой, переходят в общеполитические. Я обратил внимание на один из них – когда в городе Чжэнчжоу вышли люди на манифестацию против высоких ставок по ипотеке и вдруг высказали предложение объявить общий "ипотечный дефолт", то есть полностью перестать вообще в стране платить проценты по ипотеке, потому что из-за эпидемии люди оказались разорены, в основном работники и владельцы малых и средних предприятий. Если бы такое случилось, наверное, это бы чудовищно подорвало всю экономико-политическую систему Китая. Ведь местные банки, и в городе Чжэнчжоу, и во всех остальных, имеют по цепочке задолженности перед системными центральными банками и так далее, и все начало бы валиться по принципу костяшек домино.

Китайская власть впервые в прошлом году почувствовала себя чудовищно некомфортно

То есть китайская власть впервые в прошлом году почувствовала себя по-настоящему чудовищно некомфортно. Конечно же, на этом фоне Пекин не мог не отменить полные локдауны, чтобы сделать жизнь людей хоть несколько более приятной.

– А каково отношение большинства населения КНР к вакцинации? Медработники по всей стране обходят дома и квартиры, предлагают прививки – однако очень многие, особенно пожилые люди, отказываются, опасаясь нежелательных побочных эффектов и так далее. Откуда такое недоверие? Ведь, во-первых, в распоряжении власти огромный пропагандистский аппарат, а во-вторых, просто китайцы вроде как "привыкли слушаться".

– Причина – дикая усталость и раздражение от антиковидных мер и этой самой постоянной антиковидной пропаганды. Чтобы из каждого утюга 24 часа в сутки звучали призывы и требования прививаться, беречься, ограничить все контакты, сидеть дома – такого ни в одной другой стране не было. Вы идете по улице – стоят везде микрокиоски для вакцинации, вы приходите в супермаркет – там киоски для вакцинации, и это в течение почти трех лет. Не говоря уже о навязчивой специальной социальной рекламе в блогах, в китайском сервисе обмена сообщениями WeChat, и о многом другом. Конечно, все это надоедает. Китайцы вообще всегда и раньше массово носили маски, им не надо было об этом напоминать и безотносительно ковида. Но когда тебе протрубили этим уши и при этом постоянно публикуются в СМИ данные о том, что столько-то людей вакцинировано, это лезет в глаза отовсюду – и при этом ваши родные, коллеги и товарищи продолжают болеть, потому что ни одна вакцина не защищает на сто процентов, – это вызывает раздражение.

Массовое тестирование населения в городе Чунцин. 3 ноября 2022 года
Массовое тестирование населения в городе Чунцин. 3 ноября 2022 года

Пару недель назад Национальная комиссия здравоохранения КНР начала вводить новую вакцину, как сказано, еще более эффективную, которая производится в провинции Аньхой, она называется Zhifei Longcom и годится для людей в возрасте уже от трех лет. Причем с ней вторая доза нужна только для отдельных групп высокого риска, для пожилых старше 60 лет, для людей с серьезными сопутствующими респираторными заболеваниями и с низким иммунитетом. Но власти теперь не приказывают прививаться, как это было раньше. Действительно были такие случаи, и соответствующие видеозаписи попадали в социальные сети, когда китайцев, особенно стариков, вовсе не понимавших, зачем им прививаться, силком затаскивали на пункты вакцинации. Теперь перешли к другой политике – уговаривать, объяснять, что, может быть, и не всем нужно, но тем, кто старше 60 лет, необходимо, и тому подобное. Некий разворот власти лицом к людям.

– Ограничения на въезд и выезд из КНР быстро снимаются. Но дьявол, как всегда, наверное, скрыт в деталях? Многие государства сейчас крайне опасаются, что к ним хлынут вновь миллионы китайских туристов, истосковавшихся почти за три года по поездкам за границу, и привезут с собой коронавирус.

– Давайте сначала посмотрим, что внутри в самом Китае происходит. Есть уже официально объявленная новая политика, которая имплементирована несколькими ведущими ведомствами, от Национальной комиссии здравоохранения КНР до Агентства гражданской авиации КНР. После того как COVID-19 перевели в перечень заболеваний "категории В", с 8 января 2023 года Китай официально не будет продолжать применять какие-либо серьезные ограничительные меры как в отношении своих и иностранных граждан, въезжающих в страну, так и в отношении импортируемых товаров. К примеру, Гонконг буквально на днях полностью отменил все ковидные предписания для въезжающих – а еще, можно сказать, вчера там нужно было сидеть пять дней в изоляции после пересечения границы и самому себя проверять ПЦР-тестами. Хотя во многих районах Китая остается пока для приехавших принцип "0-5": 0 – это значит, что вас власти не проверяют, доверяют, а 5 – то, что вы в течение пяти дней должны сами делать ПЦР-тесты.

КНР возобновляет принятие заявлений на выдачу въездных виз

КНР возобновляет принятие заявлений на выдачу въездных виз, и теперь Национальная миграционная администрация будет принимать такие заявления от иностранцев – на получение, продление и повторную выдачу как обычных виз, так и на продление видов на жительство. Это крайне важный момент, потому что очень многие иностранцы, которые имели и имеют свой бизнес в Китае (а таких, на самом деле, сотни тысяч, представителей как самого крупного, так и весьма мелкого бизнеса), просто не могли туда въехать, не доказав, что их пребывание в стране имеет критически важное значение. А как это можно сделать – было непонятно, все зависело от настроения какого-то одного конкретного китайского чиновника.

Китай возобновляет и выдачу загранпаспортов для своих граждан, то есть китайцы смогут выезжать за рубеж, это произойдет также с 8 января. Я напомню, что у китайцев нет обычных гражданских паспортов, привычных для граждан России, а есть так называемые "рабочие карточки" – так вот теперь они смогут свободно получать и загранпаспорта. А до этого действовал особый принцип, смысл которого, как и просто фраза эта, призыв, по-китайски очень красиво звучат, а по-русски перевод приблизительно такой: "Если тебе особо не нужно, даже не вздумай выезжать!" То есть ты должен был всеми силами доказать, что тебе остро необходимо было выехать за рубеж.

"Если тебе особо не нужно, даже не вздумай выезжать!"

Массовое тестирование практически отменяется, больше дверей в домах полиция не опечатывает. А ведь было как? Когда в каком-то квартале, в университете, в городе обнаруживались заболевшие, хотя бы один-два случая, тут же начиналась чуть ли не военная операция. Индивидуальный мониторинг пациентов практически теперь также не будет проводиться. При бессимптомных и легких случаях люди будут просто сидеть дома, но всех окружающих перестанут "лечить с помощью изоляции". Также Китай устраняет все ограничительные меры, ранее введенные в отношении всех импортных пищевых продуктов, так называемых "холодных" и "нехолодных", то есть термически обработанных или нет. Практически все можно теперь ввозить в КНР без всяких проблем.

Главный железнодорожный вокзал в городе Ухань. Утро 1 января 2023 года
Главный железнодорожный вокзал в городе Ухань. Утро 1 января 2023 года

И наконец возобновляют нормальную деятельность авиаперевозчики. Раньше была такая политика: лишь один исходящий международный рейс в неделю из Китая и один входящий – для каждой отдельной авиакомпании. То есть каждая авиакомпания, как китайская, так и иностранная, могла посылать и принимать только один рейс. Сейчас все это возобновляется – как и прием новых заявок от китайских и иностранных авиакомпаний на новые или дополнительные международные рейсы на летний и осенний сезоны. То есть, в общем, КНР возвращается к нормальности.

Как на это реагируют в мире? Были предположения, которые неоднократно высказывались и публиковались уважаемыми экспертами и известными международными информагентствами, что Пекин объявит об открытии границ и так далее не раньше марта-апреля. Вот пройдет пленум ЦК КПК, и только после этого все откроется. И поэтому и Евросоюз, и США, и другие государства оказались совсем не готовы к тому, что все случится так стремительно. Поэтому многие заговорили о необходимости того, чтобы въезжающие китайские туристы проходили строгое тестирование, как сперва внутри собственной страны, то есть за три дня до поездки, так и еще по прибытии. Что вызвало очень резкое ответное заявление китайского МИДа – что это дискриминация китайцев. Но разве сам Пекин не так же жестко боролся с распространением болезни, разве не Пекин заявлял, что тщательнейшую проверку должен проходить вообще любой человек, пересекающий его границы? Раз Китай сам себя так яростно защищает, то, наверное, и другие страны могут так делать? Например, власти Марокко недавно сказали, что пока идет новая вспышка ковида, нужно вообще никуда не пускать китайских туристов.

Раз Китай сам себя так яростно защищает, то, наверное, и другие страны могут так делать?

Вопрос сложный. Ну, действительно, если нет констатированного заболевания, нельзя же человеку отказать во въезде? К тому же международный туризм приносит огромные доходы, и въездной и выездной. В том числе – и тем странам, которым, может быть, и не очень приятны толпы китайских туристов на улицах своих городов, но, вообще-то, эти туристы тратят у вас очень большие деньги, это самые "расточительные" туристы в мире. Поэтому, я полагаю, здесь будет много что решаться не с точки зрения экономики или здравоохранения, а, к сожалению, с точки зрения политики. Потому что за три последних года, с начала пандемии весной 2020-го, отношение к КНР, будем откровенны, на Западе заметно изменилось в худшую сторону. Китай теперь не тот милый инвестор, которого всегда все ждут, а государство, которое, очень мягко говоря, непонятно какую политику ведет и в отношении COVID-19, и в отношении соблюдения прав человека, и так далее.

– А знаменитые "мокрые рынки", с поеданием летучих мышей и всякой другой местной дикой живности, в китайских городах еще остались? Или с этим покончено?

– Судя по всему, их уже нет. Власти довольно жестко все это дело прекратили. Строго говоря они, именно как "мокрые", были незаконными всегда. Вообще официально везде есть нормальные пищевые рынки, их полным-полно, но продажа диких животных или любого мяса, которое не прошло санитарное и эпидемиологическое тестирование, сертификацию, в КНР всегда была запрещена. Просто, как всегда, как это часто бывает, за этим особо никто не следил. Мне самому приходилось видеть такие рынки в Гуанчжоу, на юге Китая, и в том самом Ухане. Я заходил на этот теперь печально знаменитый уханьский рынок, но там ничего такого не увидел. Не факт, что и до начала эпидемии там дикие звери и их мясо продавались каждый день.

Китайцы сами давно уже напуганы любой термически не обработанной и подозрительной пищей

Самое главное то, что подавляющая масса огромного китайского населения сама оказалась давно уже, и серьезно, напугана любой термически не обработанной и подозрительной пищей. Если, например, раньше, года три назад, подавляюще большинство китайцев шли за продуктами, если была возможность, именно на рынок, а не в магазин, такая традиция просто в Китае существовала всегда, то сейчас городское население идет лишь в магазин, в привычный нам супермаркет. Где, в общем, все всеми проверено, где хозяева прекрасно понимают, что в случае любого серьезного нарушения им грозит тяжелое уголовное наказание. В общем, сильно изменилась структура потребления. Поэтому я думаю, что, чтобы найти и приготовить там какую-то летучую мышь, сегодня нужно ну очень сильно постараться.

Радио Свобода

XS
SM
MD
LG