Accessibility links

«Эта дверь для Путина пока открыта». Израиль и война в Украине


Митинг в поддержку Украины в Тель-Авиве, в день выступления Владимира Зеленского перед Кнессетом. 20 марта 2022 года

Все государства западного мира крайне резко осуждают российскую агрессию против Украины и вводят против Москвы все новые тяжелейшие санкции. Однако Израиль в их число пока не входит.

Лишь 5 апреля Израиль впервые с начала войны открыто выступил с критикой в адрес Москвы. Израильский министр иностранных дел Яир Лапид заявил: "Кадры и свидетельства, которые приходят из Украины, ужасают. Российские войска совершили военные преступления против беззащитных граждан". В предыдущие дни, когда информация о военных преступлениях и зверствах в Буче и других украинских городах, оставленных российской армией, уже стала главной темой всех выпусков новостей в западном мире, израильский МИД осудил убийства мирных жителей, но не обвинил в этом Кремль напрямую.

Израильский министр финансов Авигдор Либерман, которого все его критики в последние годы называли скрытым союзником Владимира Путина, и вовсе попытался занять нейтральную позицию, говоря, что "пока все стороны одинаково обвиняют друг друга". Ранее и премьер-министр Израиля Нафтали Бенет до последнего старался не делать резких выпадов в адрес Кремля – чтобы, возможно, остаться одним из посредников в переговорах между Россией и Украиной. Хотя пока никаких успехов он все равно не добился. При этом Израиль сотрясает очередной политический кризис, коалиционное правительство разваливается прямо на глазах, оно потеряло большинство в Кнессете – и в ближайшее время, вероятно, страну ждут новые выборы.

"Израиль может оказать больше гуманитарной помощи Украине, может изменить политику в отношении беженцев, а также публично поддержать санкции против страны-агрессора". Это заявила 5 апреля член украинской делегации, прибывшей в Израиль, депутат Верховной рады Ольга Василевская-Смаглюк во время общения с журналистами в Тель-Авиве вместе с украинским послом в Израиле Евгеном Корнийчуком. Она также зачитала местным и иностранным журналистам список израильских компаний, продолжающих работу в России. По ее словам, армия РФ сейчас использует технологии, произведенные в Израиле, для ведения войны в Украине.

В израильских СМИ и соцсетях активно обсуждается то, что отчасти нынешняя позиция израильских властей в отношении российско-украинской войны объясняется разными старыми обидами. И тем, что ранее Украина несколько раз голосовала против Израиля в ООН, когда там обсуждался израильско-палестинский конфликт. И даже памятью о погромах и убийствах евреев в Украине в конце XIX – начале XX веков, во время Гражданской войны на территории бывшей Российской империи и во время Второй мировой войны – в которых участвовала и часть украинцев. А еще – иногда не совсем верными высказываниями и требованиями некоторых украинских представителей в Израиле.

В Израиле живет очень большое количество и уроженцев бывшего СССР, и более недавних иммигрантов из Украины и России. Насколько различаются подходы израильского правительства и большинства израильского общества к российско-украинской войне? Почему Израиль до сих пор активно ведет дела и с Кремлем, и с российскими олигархами – в то время как на улицах его городов не стихают демонстрации в поддержку Украины, в частном порядке собираются многие тонны гуманитарной помощи, а тысячи обыкновенных людей бескорыстно принимают в своих домах украинских беженцев – хотя поддержки государство им оказывает мало? Что вообще для Израиля означает и эта война, и достигшее апогея противостояние России с Западом?

Обо всем этом в интервью Радио Свобода рассуждает израильский политолог и журналист, главный редактор русскоязычного издания "Детали" Эмиль Шлеймович:

Когда мы с вами говорили пару лет назад, вы заметили, что Израиль для Владимира Путина – это, образно говоря, последняя приличная дверь, куда его еще с дружелюбием пускают. Так сейчас эта дверь захлопывается или нет?

– Она пытается захлопнуться. В Израиле очень много людей настаивают на этом, очень сильно давят на правительство, чтобы эта дверь наконец захлопнулась. Но этого не происходит, потому что здесь у противников разрыва с Кремлем есть достаточно сильные аргументы – и достаточно сильные, на мой взгляд, агенты влияния Москвы, которые эту дверь прикрыть не дают. В последнее время в эту дверь активно проходят российские олигархи еврейского происхождения, которые начинают потихонечку сюда съезжаться – кто за паспортом, кто на лечение, кто, что называется, переждать. Последняя такая история связана с Михаилом Прохоровым – было известно, что он вроде бы прилетел за гражданством, становиться новым репатриантом, после Романа Абрамовича. Потом вдруг в его компании "Онэксим" начали это опровергать, говорить: "нет-нет, что вы, он только лечиться". Но на самом деле мы точно знаем, что он получил израильское удостоверение личности.

Что касается Владимира Путина, то Израиль до последнего времени не выражал явного порицания всего, что он делает. Даже когда произошел весь этот ужас в Буче, у нас разгорелся серьезный скандал – министр финансов Авигдор Либерман, председатель партии "Наш дом Израиль", которая тут твердо считается "русской партией", потому что она объединяет в первую очередь многих выходцев из стран бывшего СССР, на вопрос в одной из радиопрограмм "Осуждаете ли вы эти действия?" – ответил: "Там речь идет о двусторонних обвинениях". Это вызвало абсолютную бурю протеста, до такой степени, что ему пришлось вечером того же дня оправдываться, – хотя его оправдания снова никто не принял. Я думаю, что Либерман на этом потерял сейчас достаточно много голосов и это ему аукнется на будущих выборах. Но в целом это пророссийская партия, которая в Израиле давно себя "засветила", и никто не удивился именно такому. Скорее всего, именно Авигдор Либерман – один из тех политиков, которые сдерживают окончательное закрытие этой нашей двери и для Путина, и для его олигархов.

Человек, заработавший в России миллиард или сохранивший в России миллиард за последние 20 лет, является слугой Путина

В стране неоднократно начиналась общественная дискуссия об этом, что Израилю стоит отказаться вообще от всех российских олигархических денег. Хотя бы от денег тех, кто попал под международные санкции, то есть Виктора Вексельберга, Романа Абрамович и так далее. А лучше от всего, условно говоря, российского списка "Форбс" – потому что понятно, что человек, заработавший в России миллиард или сохранивший в России миллиард за последние 20 лет, является слугой Путина. Основатель Hermitage Capital Уильям Браудер верно говорит, что это все "кошельки Путина". Но главное даже не в том, "кошельки" они или нет, а в том, что они полностью подчиняются Путину, он имеет на них колоссальное влияние – и поэтому он может поручить любому из них выполнить те или иные его политические поручения.

Вы мне напомнили сейчас вашими вопросом про "дверь" то, мы как раз говорили, если я не ошибаюсь, об этом в тот период, когда Путина сюда привезли на форум, посвященный памяти Холокоста, организованный Музеем Яд ва-Шем. А организовал это все Моше Кантор, тоже один из российских олигархов, руководитель компании "Анкор", с состоянием в 7,5 миллиардов долларов, против которого сейчас введены персональные санкции, в частности, Великобританией. Короче говоря, дверь до сих пор не закрыта, Израиль сдержанно осуждает все, что творится в Украине, не обвиняя при этом Путина прямо. Как бы мы на всех фронтах в целом возмущаемся тем, что там происходит, но очень аккуратно. И до сих пор не перекрыт доступ российским олигархам, даже на уровне их самолетов и яхт, им не запретили приводняться и прилетать сюда. Правда, стоянку ограничили им двумя днями, они могут прилететь на своем частном самолете, но не могут его здесь долго держать. Но вы же понимаете, что на частном самолете можно быстро привезти мешок наличных или еще какие-нибудь "прелести", которые сюда можно попробовать протащить через таможню.

Нафтали Бенет и Владимир Путин. Сочи, 22 октября 2021 года
Нафтали Бенет и Владимир Путин. Сочи, 22 октября 2021 года

Возможно, Израиль не сможет долго сохранять занятую им позицию этого странного нейтралитета, так как его государственные интересы тесно связаны и с Соединенными Штатами, которые однозначно поддерживают Украину, и с Россией – и рано или поздно одна из этих сторон надавит сильнее.

– У России нет никаких шансов надавить сильнее, чем Соединенные Штаты. США – давний стратегический партнер Израиля, Вашингтон предоставляет ему огромный объем так называемой военной помощи (я говорю "так называемой", потому что в конечном счете это деньги, которые в США и остаются). Но Израилю пока удается объяснять Белому дому, почему мы недостаточно жестко реагируем на действия России. Главный козырь Израиля в этом вопросе – это присутствие России в Сирии, где она и Израилю может устроить "веселую жизнь", и это влияние Кремля на террористические группировки ХАМАС и "Хезболла". США понимают, что Путин может в любой момент дать им отмашку на новые интенсивные обстрелы Израиля, и не хочет рисковать втягиванием Израиля в очередную войну.

Путин может в любой момент дать отмашку ХАМАС и "Хизбалле" на новые обстрелы Израиля

Но я полагаю, что Израиль перестраховывается слишком уж сильно. Есть очевидные шаги, которые он мог бы сделать, и они не привели бы ни к какой эскалации. Для примера – был у нас скандал с попыткой открыть полевой госпиталь в Украине. Отправить туда такой госпиталь было инициативой одной местной больничной кассы (медицинской страховой компании. – РС), вместе с министерством иностранных дел в сотрудничестве с министерством здравоохранения. Но обычно такие госпитали отправляются в зоны стихийных бедствий, и этим занимаются военные. Наши военные сказали: "Мы отправлять свой госпиталь не хотим, потому что мы не хотим присутствия в Украине израильских военнослужащих в любом качестве, чтобы нас не обвинили в том, что мы вмешались в конфликт". Наш МИД ответил: "Хорошо, мы сделаем это частным образом". Однако министерство финансов, которым, как я напоминаю, руководит Авигдор Либерман, заявило вдруг: "Нет, мы не дадим на это денег, потому что это не по протоколу, это не министерство обороны, это частная инициатива". В Минфине утверждали, что одна его страховка будет стоить чуть ли ни миллиард шекелей. В итоге все обошлось, всего 10 миллионов шекелей государство нашло, и еще 10 миллионов выделил один частный жертвователь – и этого с лихвой хватило, ни о каких миллиардных страховках речи не зашло. Но вся эта история, видимо, была еще одной попыткой все того же пророссийского политика повлиять на позицию Израиля, чтобы мы не показывали, что мы даже в этом стоим на стороне Украины.

Украина давно просит у нас оборонное вооружение, анти-дроны, например – а мы не даем. Просила каски, просила бронежилеты – а мы не даем. Украина просила определенную медицинскую гуманитарную помощь – а мы предоставили, но не совсем то, что они хотели. Отношение к украинским беженцам только сейчас стало выравниваться, потому что на первом этапе оно было отвратительным. То есть я вижу абсолютный диссонанс между действиями нынешнего правительства – за исключением, может быть, министерства иностранных дел, которое сейчас выровняло свою позицию – и общей израильской "улицей", которая на 90 процентов поддерживает Украину, и это очевидно.

– Войну в Сирии вы сами уже упомянули. Многие обратили внимание на то, что Владимир Путин и Сергей Шойгу заявили, что готовы прибегнуть к помощи неких ближневосточных "добровольцев" для победы над Украиной, и что якобы число таких желающих повоевать там достигает 16 тысяч.

– Имеются в виду сирийцы, которые до этого воевали бок о бок с россиянами, когда защищали режим Башара Асада, враждебный Израилю. Они действительно хотят повоевать, потому что им за это платят деньги. Но Россия пока не в состоянии большое количество сирийцев перебросить с одной войны на другую. Буквально на днях из Сирии в Россию перевезли около 300 таких человек, а ведь еще их нужно доставить к театру боевых действий. Но 300 бойцов – это даже не тактическая батальонная группа, и они не окажут никакого влияния на ход боев – это просто пушечное мясо. Когда Москва говорит о ближневосточных наемниках, это вот они и есть, именно наемники, а никакие не добровольцы.

Добровольцы едут воевать на украинской стороне из стран Запада, и из Израиля их тоже достаточно много поехало. Причем тут есть нюанс: по законодательству Украины, мужчина, у которого сохранился украинский паспорт, является военнообязанным. Понятное дело, если такой человек живет в Израиле, то никто его не будет сейчас тут выискивать с фонариком – но нет, эти люди сами добровольно отправляются в Украину, говорят: "Здравствуйте, мы вспомнили, что у нас есть украинский паспорт", и вливаются в ряды ВСУ. Они могут стать там и медиками, и инженерами, и прямо солдатами, причем это люди, прошедшие хорошую подготовку в израильской армии. Поскольку, на самом деле, никакого нацизма и антисемитизма в рядах защитников Украины нет и не было, то их абсолютно спокойно принимают. Не говоря уже о том, что в рядах и украинских регулярных войск, и территориальной обороны, и добровольческих батальонов украинских евреев служит достаточно много.

А желающих повоевать на российской стороне, вспомнивших про свои российские паспорта, в Израиле не нашлось?

– Нет. У нас, когда началась война, люди начали выходить сначала на стихийные митинги в защиту Украины. Самые первые такие митинги, которые прошли буквально в первые же дни агрессии, собирали по полторы-две тысячи человек одновременно в разных городах. Когда был другой митинг, более организованный, к выступлению Владимира Зеленского онлайн в Кнессете, на него собралось больше 20 тысяч человек. Российское посольство также решило собрать своих сторонников, нашелся некий человек, который выступил инициатором, и организовали они акцию. В итоге возле российского посольства в Тель-Авиве насчитали не более 10 автомашин, украшенных российскими флагами, а в Нетании очень распиаренная акция собрала меньше ста человек. То есть это просто несоизмеримые величины, даже на уровне митингов.

Митинг в поддержку российской агрессии против Украины. Израиль, 25 марта 2022 года
Митинг в поддержку российской агрессии против Украины. Израиль, 25 марта 2022 года

Вся наша страна собирает гуманитарную помощь для Украины. К тому моменту, когда израильское правительство отправило туда 100 тонн гуманитарной помощи (и трубило об этом на всех углах), уже было собрано 300 тонн обыкновенными рядовыми израильтянами, частными фирмами и так далее. Украинский посол Евген Корнейчук мне лично говорил: "У нас забиты склады, мы отправлять ничего не успеваем и выбираем, что в первую очередь есть самого необходимого, медикаменты и подобное". Логистика захлебывалась. Причем израильские добровольцы сами продумали им и логистику, кто-то организовал транспорт, кто-то предоставил место, где складывать, в аптеках отгружали лекарства по себестоимости, и так далее. Это вот по поводу того, может ли кто-то в Израиле поехать и за Россию повоевать. Это как в известном анекдоте: "Один мальчик надел майку с Путиным, так тут же получил за это по башке со всех сторон – и страшно подумать, что с ним бы случилось, если бы он потом из дома в ней вышел".

"Один мальчик надел майку с Путиным, так тут же получил за это по башке со всех сторон – и страшно подумать, что с ним бы случилось, если бы он потом из дома в ней вышел"

– Да, израильское общество всегда было очень политически активным, очень в этом смысле эмоциональным, и в Израиле живет много уроженцев и Советского Союза, и новых эмигрантов из России и из Украины. Как за последние два месяца менялись реакции, сперва на угрозу нападения России на Украину, потом на первоначальные сводки с театров военных действий, потом на неожиданные неудачи российской армии, и теперь на появление свидетельств о военных преступлениях, совершенных в Буче и в других местах в Украине?

– До Бучи не менялось ничего, потому что в большинстве наши люди и так не приемлют агрессию, и так же в большинстве своем понимают, что Россия нам недружественное государство и сотрудничество Израиля с ней в лучшем случае позиционное, ситуационное. Когда в Буче случилось то, о чем мы с вами догадываемся, несмотря на то что в Израиле все еще транслируют российские телеканалы и там с экранов каждый вечер льется объяснение, почему это "фейк", – люди, которые даже сперва и не поддерживали Украину, были ошарашены. То есть они все-таки пытались какое-то время убеждать себя в том, что, наверное, это все-таки все придумано украинской стороной. Но не получается, потому что все-таки здесь мозги не промыты так, как в России, и израильтяне понимают, каков на самом деле тот враг, с которым сегодня столкнулась Украина. Притом что все понимают и то, что и с украинской стороны также есть масса нехорошего.

Эмиль Шлеймович
Эмиль Шлеймович

Есть у нас лагерь изоляционистов. Интересно, кто эти люди – во-первых, умеренно религиозные консерваторы, относящиеся к блоку старого "Ликуда", к гнезду бывшего премьера, а ныне лидера оппозиции Биньямина Нетаньяху. Им тяжело критиковать Путина, потому что их кумир раньше каждые два-три месяца к нему летал на поклон и с ним ходил с георгиевской ленточкой на лацкане в акции "Бессмертный полк". Вторая часть таких изоляционистов принадлежит к партии Либермана "Наш дом Израиль". Они выдвигают два основных аргумента. Первый – что это не "еврейское дело", и потому не стоит вмешиваться. Во-вторых, мы смотрим сейчас разные интервью, например с Моше Реувеном Асманом, главным раввином Украины, или с раввином Яковом Довом Блайхом, главой Объединения иудейских религиозных организаций Украины, или с какими-то другими иудейскими религиозными авторитетами Украины – и они вспоминают тяжелое прошлое. В общем-то понятно, что все они на стороне Украины, но при этом начинают говорить: "Ой, а вы помните, какие были погромы – киевский, львовский, житомирский, одесский, в них участвовали и петлюровские формирования, и белая Добровольческая армия, и Красная армия, и потом бандеровцы, там было очень много кровавых страниц – поэтому давайте не спешить". Но такие лидеры остаются в меньшинстве, потому что им моментально отвечают: "Ребята, мы это все знаем и помним, но пусть Украина сначала победит, а потом мы снова будем об этом ей говорить". Потому что, когда ты идешь по улице и видишь, что какой-то жлоб избивает школьника, нельзя встать рядом и кричать: "А, мальчик, мы тебя помним, ты себя раньше плохо вел и еще двойки получал в прошлые годы". Надо сначала жлоба остановить, а уже потом мальчика воспитывать.

Владимир Путин и Биньямин Нетаньяху на акции "Бессмертный полк" на Красной площади в Москве. 9 мая 2018 года
Владимир Путин и Биньямин Нетаньяху на акции "Бессмертный полк" на Красной площади в Москве. 9 мая 2018 года

Вы можете открыть любую нашу социальную сеть, наш русскоязычный телевизионный "9 канал" (который запрещен, кстати, уже на территории России), можете включить местные русские радиостанции – они абсолютно едины, их позиция абсолютно не меняется с 24 февраля. Но трагедия Бучи, может быть, добавила к числу сторонников Украины, а точнее говоря, противников Путина, больше народа из числа бывших "колеблющихся".

– А большинство израильских политиков, аналитиков, журналистов, общественных деятелей верили вообще в начало войны или нет?

– Никто не верил. Буквально за несколько дней до начала войны состоялось заседание нашего военно-политического кабинета в узком составе, на нем присутствовали сразу несколько министров, и, скажем так, "обеспеченных информацией людей" – и все они были уверены, что война не начнется и что для Москвы вся эта игра военными мускулами – только способ давления на Киев. Максимально допустимый сценарий обсуждался – локальной войны и попытки России пробить сухопутный коридор в Крым, из этих "ДНР" и "ЛНР". Я сейчас даже не говорю про военные преступления, про обстрелы мирных кварталов и так далее – нет, в принципе в то, что Россия пойдет на такую масштабную войну, не верил никто.

В то, что Россия пойдет на такую масштабную войну, в Израиле до последнего не верил никто

Все обратили внимание, я, кстати, тоже, на тот момент, когда Израиль в одну ночь вдруг эвакуировал свою дипмиссию и персонал других государственных представительств из Украины. Я про себя, помню, подумал: "Ох, вот Моссад никогда не ошибается". Значит, для кого-то сюрпризом это не было?

– Да, за несколько дней до начала войны была резко проведена такая эвакуация. А еще за несколько недель делалось другое – собирались списки евреев, и им говорили: "Не лучше ли вам на время оставить Украину?" Потому что предположение, что эскалация будет, существовало – просто никто не предполагал, что начнется вот такая полномасштабная война, с ракетными обстрелами, с танковыми прорывами и так далее. Но то, что эскалация будет, да, конечно, об этом знали.

– Нет информации у вас, сколько израильских граждан еще остаются в Украине? Я не о тех добровольцах, о которых вы упоминали. Студенты, дипломаты, члены религиозных общин и так далее?

– Можно примерно прикидывать: порядка 100–150 тысяч тех, кто может оттуда уехать, теоретически. А уже уехали, по данным, которые есть сейчас, не более 10 тысяч в Израиль и не более 10 тысяч в Германию. Может быть, еще разъехались какие-то люди по каким-то другим странам.

– То есть это граждане Израиля?

– Нет-нет, это вообще евреи, те, кто имеет право на репатриацию, по израильскому закону о возвращении. Именно те самые, к которым было в свое время упомянутое мной обращение израильского МИДа. Известно, например, также, что на израильские Hi-Tech-компании в Украине работают порядка 17 тысяч украинцев. Некоторые наши компании вывезли своих сотрудников, но некоторые не смогли получить на это разрешение. Какие-то израильские фирмы переместили своих сотрудников в Западную Украину, и даже в другие страны Центральной и Восточной Европы. Я для примера могу сказать, что ребята, с которыми мы сами сотрудничаем в Украине, там по-прежнему находятся. Был период, когда они прерывали работу – чтобы в подвал спуститься и переждать обстрел. Но они нам отвечали: "Нам главное, что работа интернета сохраняется, и мы дальше хотим работать". Поэтому уехали далеко не все.

Вообще понятно, что если из шестимиллионного Киева уехали 4,5 миллиона человек, то, соответственно, и евреев, которые находились там, уехало довольно много. Их принимают в Молдове, в Польше, в разных других странах. Сейчас по всей ЦВЕ мобилизованы все еврейские общины, они открыли там центры приема беженцев. Израильские врачи вылетают в эти центры, осматривают, оказывают первую медицинскую помощь. Очень много больных людей бежит, бросив процедуры, которые они проходили. И были жуткие совершенно случаи. Я не говорю даже о людях, которые, скажем, прервали процедуры лечения онкологических заболеваний. Один пример: оставалась в Киеве одна женщина, еврейка, после ДТП, у нее нога была сломана, и ей поставили аппарат Елизарова, то есть страшного вида набор со спицами, которыми протыкают просверленную кость, пока все не срастется. Она вынуждена была бежать из Киева и на последнем этапе идти до молдавской границы много километров пешком – так у нее этот аппарат просто развалился на части, и, чтобы дойти, она обмотала эту ногу скотчем! Израильские врачи, когда ее увидели в кишиневском центре беженцев, чуть в обморок не упали: "Мы не думали, что не то что ходить таким образом можно, а вообще стоять".

Очень много больных людей бежит, бросив процедуры, которые они проходили. И были жуткие совершенно случаи

Так Израиль начал принимать беженцев из Украины? Есть ли они? Вы упомянули, что к ним какое-то, сначала по крайней мере, неоднозначное отношение было.

– Люди начали вылетать в Израиль в первые дни войны, они добирались до сопредельных стран, до Польши, до Молдовы, брали там билеты на самолет и прилетали сюда. И здесь их через границу не пропускали.

Мы говорим о евреях или об украинцах?

– Об этнических украинцах, ну, или украинских русских. Почему они прилетели сюда? Потому что у них друзья здесь, которые сказали: "Быстро прилетайте к нам, вы у нас поселитесь, вы у нас поживете". Вы представляете, какие сейчас цены на эти билеты? Тысяча, полторы тысячи долларов в один конец, как минимум. И их останавливали в аэропорту с вопросом: "А на фига вы сюда приехали?" При этом в аэропорту имени Бен Гуриона нашем нет никаких условий для того, чтобы держать людей какое-то долгое время. Там негде спать, там нет нормального ресторана или хотя бы столовой. То есть два-три дня вы спите на стульях, вам дают есть какие-то сэндвичи – и пытаются депортировать. Если не удается депортировать, могут перевести в миграционную тюрьму. Таких людей накопилось сперва больше сотни.

Сцена прощания еврейской семьи в Одессе – часть родственников остается, часть уезжает в Румынию. 7 марта 2022 года
Сцена прощания еврейской семьи в Одессе – часть родственников остается, часть уезжает в Румынию. 7 марта 2022 года

Когда это начало выясняться, все решила общественность. Управление миграции в Израиле подчиняется министерству внутренних дел – а это как раз те самые религиозные консерваторы, которые считают, что "не еврейское это дело" и с Путиным ссориться не стоит. Но после первых публикаций об этом во всех вообще возможных средствах массовой информации в Израиле поднялась огромная волна критики. Министра разорвали на клочья просто. С другой стороны, быстро появились адвокатские компании, которые бескорыстно начали заниматься предоставлением помощи этим людям. Очень многих украинцев смогли ввезти в Израиль в итоге благодаря этим усилиям.

Но после этого наше министерство внутренних дел начало ломаться. Сначала оно ввело залог в размере 10 тысяч шекелей (это приблизительно 3 тысячи долларов) за человека, в качестве гарантии, что такой беженец покинет потом страну – если сможет попасть сперва в Израиль, если его здесь кто-то ждет. То есть вот я, например, хочу пригласить какого-то своего знакомого, чтобы он переждал войну, – и я должен внести эти деньги, они являются гарантией, что человек потом из страны улетит, что он не станет здесь нелегалом. Но не у всех есть такие деньги – и появились благотворительные организации, которые начали собирать деньги на то, чтобы вносить эти залоги. Но 10 тысяч шекелей еще и не окончательная цифра. Если вдруг какому-то чиновнику в том же аэропорту не понравилось поведение какого-то беженца, он подает заявку, что вот такой-то ему кажется подозрительным, и суд на месте рассматривает возможность увеличить залог – вдвое, втрое.

В отличие от Европы, Израиль никому статуса беженца не дает

Поскольку у людей, которые готовы были принять беженцев, не было таких денег, беженцы застревали в аэропорту. Опять волна критики, опять скандал – и отменили это решение. Но ввели определенную квоту на въезд для украинцев – 25 тысяч человек. Но это с учетом украинских рабочих, которые уже находились в Израиле, а таких, по последним данным, 18 тысяч. То есть де-факто разрешили приехать не более чем 7 тысячам человек. И только сейчас эти рамки все-таки были смягчены.

Еще один момент: на самом деле, в отличие от Европы, Израиль никому статуса беженца не дает. Израиль принимает этих людей формально как туристов! И это означает, что они не имеют права на работу, не имеют никакой социальной помощи, их содержание целиком берет на себя принимающая сторона. Израиль просто позволил им прибыть на свою территорию. И вот только сейчас, наконец, министерство здравоохранения преодолевает препятствия министерства финансов, для того чтобы хотя бы медицинскую помощь этим людям начать предоставлять. И израильское министерство социального обеспечения начало как-то раскачиваться, чтобы оказывать им какую-то помощь, чтобы им было хоть чем питаться. При этом в Израиле наши люди организовали огромные склады, куда сносят просто все: еду, одежду, постельное белье, матрасы, игрушки детские, все, что может потребоваться настоящему беженцу, который оставил все на родине. Все это есть. В целом, пока Израиль принимает мало беженцев, и принимает их плохо.

Как вы оцениваете недавние усилия израильского премьера Нафтали Бенета в безуспешном деле посредничества между Киевом и Москвой?

– Для Бенета, как для любого премьера, показать себя крупным международным деятелем – это, в общем-то, очень неплохая запись в резюме. К тому, опять напомню, мы с этого начали разговор, что Израиль оставался последней "приличной дверью" для Путина. Поэтому, соответственно, именно Израиль – это одна из тех немногих стран, которая в состоянии была организовать такое посредничество. Ни к чему это, как мы видим, да, не привело. И не исключено, что украинская сторона перестала обращать внимание на Бенета и его посреднические усилия, когда увидела не то отношение со стороны Израиля, на которое рассчитывала. Когда увидела отказ в приеме беженцев, когда увидела неоказание военной или гуманитарной помощи в тех объемах, в которых они просили, когда увидела недостаточную поддержку на политическом уровне, когда увидела отсутствие явных заявлений, что Израиль осуждает не просто войну, а конкретно Путина, конкретно преступления, совершенные Россией. Насколько мне известно, в Украине разочарованы такой позицией Израиля. Я могу добавить, что в большинстве своем и сами израильтяне тоже разочарованы этой позицией Израиля.

Не исключено, что Киев перестал обращать внимание на Бенета и его посреднические усилия, когда увидел не то отношение со стороны Израиля, на которое рассчитывал

А внутриполитическое давление на Бенета продолжается? Что должно делать правительство?

– Правительство это висит на волоске, и нет на него в этом вопросе никакого внутриполитического давления – но есть давление "улицы". Израильская улица считает в большинстве своем недостаточными усилия нашего правительства – в том, как нам стоит относиться к этой войне, как нам стоит относиться к Путину, как нам стоит воспринимать Россию и как воспринимать Украину. Но внутри правительства никакого давления нет, потому что правительство у нас коалиционное, и в первую очередь это правительство заботится о том, чтобы самому устоять. Там не станут из-за Украины и из-за России, или из-за Марса, да из-за чего угодно стороннего для них ссориться.

Спор внутри кабинета министров, может быть, происходит разве что между Яиром Лапидом, который занимает пост министра иностранных дел и вынужден реагировать достаточно жестко на тот кошмар, который Россия творит в Украине, и министрами обороны и финансов Бени Ганцом и Авигдором Либерманом. Ганц раньше был председателем одного большого стартапа, который финансировал Виктор Вексельберг, а про связи Либермана с разными российскими олигархами я уже сказал. Либерман, кстати, был тем израильским политиком, который в 2011 году отправил своих наблюдателей в Россию и потом заявил, что выборы там прошли свободно и демократично. А в 2019 году в интервью РИА "Новости" расписывал Путина как "великолепного человека, который всегда выполняет то, что говорит". Вот вам портреты двух наших министров, которые с Россией ссориться не хотят. Ну, и плюс местные националисты, которые возглавляют, в том числе, МВД – и которые говорят: "Мы никого не хотим тут видеть, кроме евреев, и нам плевать на то, кто, где и с кем воюет".

Радио Свобода

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG