Accessibility links

Активист Pussy Riot – об отъезде из России и о том, почему выбрал Грузию


Александр Софеев

Участник группы Pussy Riot Александр Софеев уехал из России. Как и член группы Вероника Никульшина, покинувшая страну незадолго до него, он не называет это эмиграцией и рассчитывает вернуться – в надежде, что репрессии и давление на оппозиционных активистов утихнут после выборов в Государственную думу. СМИ также сообщают о скором отъезде из России режиссера Анны Кузьминых, близкой к Pussy Riot и также неоднократно подвергавшейся административным арестам.

"Софеев покинул Россию из-за постоянных задержаний, арестов и непрекращающейся слежки. Даже до аэропорта за нами ехали оперативные сотрудники на гражданских автомобилях", – рассказал агентству "Интерфакс" адвокат активиста Дмитрий Захватов.

По словам самого Софеева, давление на участников Pussy Riot усилилось после сообщений о том, что группа планирует акцию на репетиции парада 9 мая в Москве, а затем – после слухов об акции 22 июня, в годовщину начала Великой Отечественной войны. Сами участники Pussy Riot отрицают, что у них были подобные планы.

Александр Софеев был одним из авторов идеи акции группы, приуроченной к дню рождения Владимира Путина: 7 октября 2020 года Pussy Riot развесили на нескольких административных зданиях в Москве ЛГБТ-флаги. Активистам удалось сделать это, переодевшись в работников коммунальных служб.

ЛГБТ-диверсия в день рождения президента
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:06 0:00

Последний из четырех своих административных арестов в 2021 году Софеев получил после задержания 8 июля. Полицейские подстерегали его около пункта вакцинации от COVID-19 в Гостином дворе, где он делал вторую прививку "Спутником". До этого Софеева и Никульшину задерживали 22 июня. Один из полицейских, рассказывает Софеев, проговорился, что "ими занимаются сверху".

7 июля после очередного административного ареста, сразу на выходе из спецприемника была задержана и на следующий день вновь арестована на 15 суток участница Pussy Riot Мария Алехина. Впрочем, даже если бы ей дали доехать до дома или до аэропорта, покинуть Россию Алехина не может: она находится под домашним арестом по "санитарному делу", возбужденному после акций сторонников Алексея Навального.

Радио Свобода поговорило с Александром Софеевым 20 июля, во время его стоповера в Стамбуле, откуда он и Вероника Никульшина собираются отправиться в Грузию. В начале мая РБК сообщал, что в эту страну также переехали некоторые сотрудники "Фонда борьбы с коррупцией" Алексея Навального и команда видеопроекта "Навальный LIVE" – после того как организация была де-факто признана "экстремистской" и "иностранным агентом". Соратники Навального лишь подтвердили, что в Грузии "отдыхает пара сотрудников ФБК", отвергнув информацию о массовом переезде сотрудников фонда. Тем не менее, Грузия, очевидно, становится одним из самых популярных наряду с Украиной направлений для оппозиционных активистов, которые из соображений безопасности хотят временно или навсегда покинуть Россию.

– Кто из участников Pussy Riot остается в России после вашего отъезда, а также отъезда Вероники Никульшиной?

С Вероникой мы сейчас находимся в одном отеле, Анна Кузьминых – у себя дома с родителями в своем родном городе. Остаются Мария Алехина и Людмила Штейн, они уехать не могут, потому что находятся под домашним арестом.

– Вы уехали в Грузию?

В данный момент мы находимся в Турции, потому что прямых рейсов в Тбилиси из Москвы нет. Дальше планируем в Грузию, по крайней мере на какое-то время.

– С чем вы связываете все эти бесконечные задержания, между которыми Марии Алехиной, в отличие от вас, даже не дали времени дойти до дома – хотя формально она и так находится под домашним арестом?

Возможно, паранойя власти зашла настолько далеко, что они подумали, что мы хотим сделать какую-то акцию в день начала Великой Отечественной войны. Всех, кого задержали первый раз (23 июня. – Прим. РС), задержали и второй. Только Люся Штейн избежала этой участи, хотя ее тоже караулили много дней подряд. Она просто не выходила из дома. Может быть, они расценивают эти аресты сами по себе как вид наказания.

– Планировалась ли на самом деле такая акция, как и акция на репетиции парада 9 мая, о которой ходили слухи?

Нет, конечно. Мы в принципе с этой темой (Великой Отечественной войны. – Прим. РС) никогда не работали, она нам не близка. Мы даже не обсуждали ничего подобного. Это и послужило одной из причин нашего отъезда: стали уже придумывать какие-то мифические акции, которые мы даже в голове у себя не держали.

Акция Pussy Riot с участием Марии Алехиной и Александра Софеева "ФСИН = ГУЛАГ" 7 августа 2018 года
Акция Pussy Riot с участием Марии Алехиной и Александра Софеева "ФСИН = ГУЛАГ" 7 августа 2018 года

– Вы восприняли эти бесконечные аресты именно как сигнал, что нужно уезжать?

После первого ареста на 15 суток еще не было понятно. После второго мы обсудили логику этих задержаний и поняли, что нам оставляют между ними какое-то время – вероятно, чтобы мы уехали. Не могу сказать, что мы бежали в страхе, но все-таки месяц в спецприемнике это не самый приятный опыт и продолжать его не хотелось.

– Какие статьи административного кодекса вам вменяли при последних задержаниях?

"Мелкое хулиганство". Якобы мы себя неадекватно вели. Последний раз мне и вовсе написали, что я "хватался за форменное обмундирование" и "бросался на сотрудников полиции". Хотя все было снято на видео, но эти материалы суд рассматривать не стал. Я никогда в жизни ни с кем не дрался, даже не ругаюсь нецензурно, но почему-то мне пишут именно эту статью. Моим коллегам по группе давали 19.3, это самая простая статья, "Неповиновение сотруднику полиции". Ее можно применить, даже если человек выходит из дома и его сразу сажают в автозак.

Задержание в Москве Александра Софеева
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:02 0:00

– Если бы не эти аресты, вы бы остались в России?

Да, я не планирую уезжать. Я и сейчас не рассматриваю это как отъезд "с концами". Хочется передохнуть, набраться сил, восстановить какой-то внутренний ресурс. Думаю, что мы будем пробовать вернуться после выборов, когда ситуация станет спокойнее. Посмотрим, как будут развиваться события, будет ли продолжаться давление со стороны силовиков.

– События развиваются так, что из России уже уезжают люди даже без всяких арестов на 15 суток. Репрессии усиливаются, и это чувствуют не только активисты.

Посмотрим. Над нами в целом не висит угроза уголовного дела. Я пока не рассматриваю это в такой далекой перспективе.

– В Грузии, кажется, образовывается целая российская "оппозиционная диаспора". Почему ваш выбор пал на эту страну? Не смущают ли вас последние события в Тбилиси, где был сорван ЛГБТ-прайд, в результате чего погиб журналист?

Тбилиси, народный мемориал памяти погибшего телеоператора Лексо Лашкаравы
Тбилиси, народный мемориал памяти погибшего телеоператора Лексо Лашкаравы

Я, на самом деле, давно хотел поехать в Грузию, это даже не связано с тем, что там образуется такое сообщество. Это одна из ближайших к России стран, с интересной культурой. Да, там огромное количество друзей и знакомых, это большой плюс. А по поводу последних событий – да, было неприятно, что пытались сорвать прайд, но на следующий день на площадь вышли десятки тысяч человек. Так что для меня, наоборот, это показало, что в Грузии есть активное сообщество, есть активисты, которые с помощью улицы могут решать какие-то вопросы. Это очень здорово.

– Собираетесь там заниматься активизмом?

Посмотрим. В первую очередь надо познакомиться с местными активистами, понять изнутри, что происходит, какие есть проблемы, волнующие общество.

– Как вы попали в Pussy Riot и какая акция из тех, где вы участвовали, полюбилась вам больше всего?

Я их поддерживал еще с 2012 года, с момента задержания девушек [в храме Христа Спасителя]. Выступал в качестве фотографа, было интересно снимать их акции. Потом уже стал включаться. Наверное, самой ключевой акцией для меня стала акция в прошлом году, в день рождения Путина, вывешивание радужных флагов на административные здания – ФСБ, администрация президента, Министерство культуры. Я был одним из людей, которые придумали эту акцию, и одним из ее инициаторов. Тогда же я получил свой первый административный арест, 30 суток. Я думаю, что именно после этой акции на меня обратили пристальное внимание силовые структуры, потому что у нас сейчас ЛГБТ-активизм фактически приравнен к терроризму. Наверное, с тех пор я и "на карандаше", потому что после этой акции я фактически ничего и не сделал.

Радужный флаг на здании приемной администрации президента
Радужный флаг на здании приемной администрации президента

– Ну почему же, была еще акция против "обнуления" президентских сроков Путина на Красной площади.

Мы это делали совместно с другими ребятами. Там были Ника Никульшина, Люся Штейн, но были и люди не из Pussy Riot.

– Могут ли, на ваш взгляд, российские силовики победить и остановить политический активизм и акционизм?

Я думаю, это невозможно. Даже по нашим задержаниям понятно, что они думают, что есть какие-то лидеры, какие-то люди, которые "за главных", но на самом деле активизм – горизонтальное явление по своей природе, всех не пересажаешь. Все время будут появляться новые люди, которые будут что-то делать. Это абсолютно низовая инициатива, и этим она и хороша.

– Судя по происходящему с ФБК и Алексеем Навальным, который уже полгода сидит в колонии и штабы которого были вынуждены закрыться, репрессии в какой-то степени работают.

Ну да. Я думаю, здесь уместна фраза "проигран бой, но не война". В какой-то степени деятельность ФБК и некоторых оппозиционных лидеров удалось остановить, но я уверен, что будут появляться новые формы выражения протеста. Будут появляться новые люди. Это течение, которое невозможно остановить.

– Вы говорите, что попробуете вернуться после выборов. А на сами выборы у вас есть какие-то надежды?

Выборы в России уже давно не являются выборами, поэтому в целом надежд нет

Выборы в России уже давно не являются выборами, поэтому в целом надежд нет. Надежда есть только на то, что люди, возможно, смогут в очередной раз увидеть массовые фальсификации и это может послужить для них триггером для того, чтобы выразить свой протест.

– Вы надеетесь на то, что Мария Алехина в какой-то момент все-таки сможет присоединиться к вам?

Мы в первую очередь надеемся на то, что ей изменят меру пресечения с домашнего ареста на что-то более легкое. Она является одним из немногих фигурантов "санитарного дела", которые вообще не могут выйти из дома, уже с января. Это очень сильно угнетает. Так как я очень близко с ней общаюсь, я понимаю, что это влияет даже на физиологию. Сейчас мы пытаемся выбить для Марии хотя бы часовые прогулки, но о том, что ее отпустят, я пока, наверное, даже не мечтаю. Хотя, конечно, мы надеемся, что это абсолютно сфабрикованное дело развалится. Против Константина Янкаускаса дело уже закрыто. Может быть, после выборов пойдут какие-то смягчения по этому делу.

Участники Pussy Riot Мария Алехина (слева), Александр Софеев и Ольга Борисова
Участники Pussy Riot Мария Алехина (слева), Александр Софеев и Ольга Борисова

– Янкаускасу для этого пришлось отказаться от участия в выборах.

Да. У нас Маша не является политиком в прямом смысле этого слова и никуда не выдвигается.

– То есть от нее хотят, чтобы она в итоге тоже уехала и желательно не возвращалась, чтобы не надо было следить за каждым ее шагом и опасаться новых акций?

Не знаю, что творится у них в голове, но пока выглядит так, да, полагает Александр Софеев.

Дмитрий Захватов, адвокат Софеева и Вероники Никульшиной, рассказывал Радио Свобода, что причиной постоянных задержаний участников Pussy Riot может быть инерционность репрессивной машины, а не только опасения, что активисты устроят новую акцию, как только у них будет хотя бы один день на свободе:

"Я могу рассказать вам эпизод, который я услышал от Ольги Мисик, которая, как вы знаете, была осуждена к ограничению свободы всего лишь за то, что развесила плакаты на здании Люблинского суда и Генеральной прокуратуры Российской Федерации, протестуя против неправосудного решения Люблинского районного суда по делу "Нового величия". Сотрудники Центра по противодействию экстремизму говорили ей: "Если ты попадешь в этот список [наиболее заметных активистов], то тебя будут задерживать просто так, вне зависимости от того, сделала ты что-то или нет". То есть Центр по противодействию экстремизму ведет специальные списки политических активистов и, соответственно, с той или иной периодичностью осуществляет в отношении них подобные карательные операции".

15 июля от действий активистов – но уже из прокремлевского движения SERB – пострадал сам Захватов: на его автомобиле спустили шины, а на лобовом стекле оставили наклейки с надписью "Работают братья! И есть результат – все "крысы" сидят". В полицию Захватов обращаться не собирается. Он назвал "победой" то, что активисты SERB научились выражать свою позицию "мирно".

По словам Захватова, листовки связаны с постом в его телеграм-канале о полицейском Магомете Нурбагандове. Он был захвачен и убит в 2016 году в Дагестане. Убийство, как утверждается, было совершено боевиками запрещённой в России террористической группировкой "Исламское государство". Перед убийством исламисты требовали от заложника сказать на камеру какое-то воззвание к коллегам, чтобы они увольнялись из полиции, на что он ответил фразой "Работайте, братья!".

"Братья" твои работают, Магомет. По полной программе. Увешанные оружием сверху и донизу, уже по третьему кругу за месяц фабрикуют документы в отношении безоружных и безобидных девчонок и ребят из Pussy Riot, чтобы те без вины сидели в спецприемнике", – написал тогда адвокат.

Радио Свобода

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG