Accessibility links

Неожиданное послание нового премьера


По словам премьер-министра, с момента назначения он провел консультации практически со всеми политическими силами по поводу их непосредственного участия в работе нового правительства

По словам премьер-министра, с момента назначения он провел консультации практически со всеми политическими силами по поводу их непосредственного участия в работе нового правительства

Сегодня политизированная часть абхазского общества активно обсуждала опубликованное вчера вечером обращение премьер-министра Абхазии Беслана Барцица. А в интернет-сообществе мнения «за» и «против» зазвучали еще вчера, сразу после публикации.

Обращение во многом необычное; на моей памяти, по крайней мере, такого не было. В значительной мере оно представляет собой ответ в смысле «угомонитесь!» на заявления недовольных политических сил по поводу нового состава кабмина, формирование которого завершается в республике. Недовольные кадровыми решениями голоса в такие периоды звучали и в прежние годы, это практически неизбежно, но власть обычно на них никак не реагировала – по принципу «…А караван идет». Здесь же, видимо, когда заявления критиков посыпались как из рога изобилия, произошел некий переход количества в качество.

Не могу не обратить внимания на то, что текст обращения нуждается в серьезном редактировании, стилистической правке. Вот, скажем, фраза: «Употребляя термин "якобы", не отрицаю, что этих проблем не существует, но убежден, что эти противоречия созданы всеми нами искусственно и, возможно, на это были объективные причины». Понять-то, что хотел сказать автор, можно, но… Что же касается мыслей обращения, то многие из них оказались созвучны возникшим у меня, когда накануне читал некоторые заявления недовольных.

Вообще-то «кадры» – это так субъективно! Вспоминаю откровенные разговоры в самые разные годы со знакомыми, которые, даже будучи ярыми сторонниками действующего на тот момент главы государства, тем не менее рано или поздно начинали сетовать: «Все же в кадровых решениях у него бывают ошибки». С тем, что ошибки, и не только кадровые, бывают, пожалуй, у любого руководителя, я никогда не спорил и спорить не собираюсь. Бывает также, что публичные выступления и результаты в цифрах деятельности «кадра» делают ее успешность или безуспешность очевидной для всех. Но гораздо чаще дело обстоит иначе: когда хотел допытаться у собеседника, почему он так категоричен в оценках и убежден, что Х был бы на данной должности успешнее, чем Y, в большинстве случаев все сводилось к личным счетам или просто оказывалось, что Х по каким-то параметрам «свой».

Позавчера прочел два опубликованных в тот день текста с дословными порой совпадениями некоторых высказанных претензий.

Заявление партии «Айнар» на сайте ИА «Абхазия-Информ» было озаглавлено так: «Заявления об оздоровлении кадровой политики, щедро даваемые действующей властью народу в течение десяти лет ее оппозиционной деятельности, оказались откровенной ложью». В тексте его есть жесткий абзац: «Со всей уверенностью можно констатировать, что нынешнее руководство страны оказалось неспособным реализовать ни одну из декларировавшихся прежде реформ, а ее политический, управленческий, интеллектуальный потенциал оказался даже скуднее, чем у предыдущей власти». Некоторые интернет-комментаторы откликнулись на это язвительно: «Айнаровцы» забыли, как революцию поддерживали?»

Суть же заявления партии в следующем: «Президент вновь пошел по пути кулуарного формирования состава кабинета министров, руководствуясь при этом не профессиональными качествами кандидатов, а их политическими предпочтениями или интересами различного рода лоббистских группировок. Проще говоря, на глазах народа происходит очередной сговор отдельных политических и финансовых группировок, действующих с целью сохранения власти и получения доступа к материальным ресурсам государства. При этом президент проигнорировал факт нахождения многих из них на ответственных должностях в различное время, а также отрицательный результат их деятельности в указанный период».

А мультимедийный портал «Sputnik Абхазия» опубликовал в тот же понедельник интервью с Ираклием Тужба, который известен как председатель недавно созданной общественной организации «Современная Абхазия», но был представлен как аналитик. Ираклий говорит почти то же самое: «К сожалению, и на этот раз руководству страны не удалось избежать соблазна использовать порочную практику кулуарного принятия решений в процессе согласования персонального состава кабинета министров. В очередной раз мы наблюдаем действие устоявшейся политической традиции, в соответствии с которой формирование правительства происходит исходя не из профессиональных качеств кандидатов, а в результате политических торгов, тайных договоренностей и кулуарных соглашений... Действующий президент Рауль Хаджимба неоднократно выступал с критикой предыдущего состава кабинета министров, справедливо характеризуя его работу как малоэффективную и медлительную. Непонимание и недоумение вызывает тот факт, что «новый» состав правительства, за редким исключением, не претерпел значительных кадровых изменений. Получается, что чиновники, которые еще недавно не справлялись с возложенными на них обязанностями и подвергались острой критике со стороны президента, вдруг вновь пользуются его доверием и всплывают в "обновленном" составе правительства… Что касается так называемых новых назначенцев в нынешнем правительстве, то многие из них уже были неоднократно замечены на высоких руководящих должностях, однако их деятельность не сохранила каких-либо позитивных воспоминаний в общественном сознании».

Но тут возникает немало вопросов. Да, президент говорил при назначении нового премьера, что будут и другие замены в правительстве, но никогда не заявлял, что планирует сменить всех в кабмине. Ну, что теперь делать, если чьи-то амбиции остались неудовлетворенными? Относительно того, что нужно при решении кадровых вопросов руководствоваться профессиональными и деловыми качествами кандидатов, никто, разумеется, не будет спорить. Но тогда «огласите весь список, пожалуйста» – этих предлагаемых профессионалов. Боюсь, что у каждого «аналитика» окажется свой список, совершенно непохожий на списки других. Вспоминаю курьезный случай: года три-четыре назад один из идеологов тогдашней абхазской оппозиции выступил с идеей сформировать теневой кабинет министров и спустя время поделился в Facebook вариантом такого, но, когда я испросил его согласия на публикацию этого списка в СМИ, он сказал, что не стоит. Остается предположить, что очень быстро нашлось немало критиков списка… И какую альтернативу «кулуарным» переговорам при решении кадровых вопросов предлагают критики?

Я не собираюсь доказывать верность назначений в новый состав кабмина. Но эти назначения – прерогатива действующих президента и премьера. Если вы убеждены, что ни одна «карта» из старой кадровой колоды не годится по определению и их всех надо поменять на «племя младое, незнакомое», то идите на выборы, побеждайте и формируйте свою команду. Так это происходит во всех демократических странах.

Примерно то же в достаточно эмоциональной манере изложил в своем обращении Беслан Барциц: «Власть, и в том числе конкретно меня, неприкрыто обвиняют в некоей кулуарности принятия решений при формировании кабинета министров. Дорогие сопереживающие псевдоаналитики, вероятно, в вашем понимании надо было представить на суд широкой общественности по несколько кандидатур на каждый министерский портфель, комитет, управление и устроить широкомасштабные дебаты между претендентами на эти посты с освещением этого процесса на телевидении? Сколько претендентов должно быть на тот или иной пост? Какие критерии должны быть у номинантов и кто будет давать оценки их биографиям и профессиональным качествам? Как вы это себе представляете?» Его возмутило то, что «в социальных сетях разворачивается полномасштабная кампания по дискредитации нового состава правительства отдельными лидерами оппозиционных сил и разного рода общественными деятелями, появляющимися из ниоткуда и размножающимися в последнее время с геометрической прогрессией».

Наверняка внимание многих привлекло следующее место в обращении премьера: «С момента назначения мною проведены консультации практически со всеми политическими силами по поводу их непосредственного участия в работе нового правительства. Несмотря на то что по многим важным государственным вопросам было найдено взаимопонимание, к сожалению, от практической деятельности в составе кабинета министров оппозиционные силы отказались, что с моей точки зрения не является конструктивным решением и не способствует разрешению имеющихся политических противоречий». Эти слова подтвердили информацию, в основном изустную, о таких консультациях, в ходе которых оппозиции предлагались, как слышал, посты вице-премьера и одного из министров.

Логику Блока оппозиционных сил при этом понять можно. Как сказал в интервью от 31 августа сопредседатель оппозиционной ОО «Айтайра» Леонид Лакербая, «не секрет, что должности, в том числе и ключевые, предлагались и представителям сегодняшней оппозиции. Однако она ответила отказом на эти предложения. Попытка сформировать подобное правительство потерпела полный провал. Уверен, что так будет и впредь, так как власть упорно не хочет признавать, что 27 мая 2014 года – тот рубеж, через который не так просто перейти».

Другими словами, БОС не захотел быть в глазах своих сторонников соглашателем. А еще, не сомневаюсь, – делить ответственность за будущее с нынешней властной командой.

Впрочем, власть набрала в данной политической коллизии определенные очки: мы пошли, мол, на создание «коалиционного правительства», но протянутая нами рука, увы, повисла в воздухе…

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG