Accessibility links

Дождутся ли черкесы помощи?


Сирийские солдаты на одной из улиц Хомса. 23 января, 2012
ПРАГА---Продолжает нашу программу рубрика «Некруглый стол». Ее проведет главный редактор «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий:
У нас на линии прямого эфира из Адыгеи общественный деятель Аскер Сохт, из Сухуми общественный деятель Роин Агрба. Я хочу, чтобы сначала мы послушали материал, который подготовил мой коллега Дэмис Поландов. Это сюжет о черкесской семье из Сирии, находящейся в настоящий момент в Чехии. Она просит убежища в России. Вчера вечером на черкесских сайтах и в сообществах, в социальных сетях, было распространено письмо, подписанное Нэнси Хут, в котором девушка от имени своей семьи просит помочь в возвращении на историческую родину, в Адыгею. Итак, материал Дэмиса Поландова.

Это был материал Дэмиса Поландова. Мой первый вопрос в Майкоп. Аскер Сохт, на мой взгляд, очевидно, что черкесы в Сирии нуждаются в помощи, и руководители кавказских регионов все чаще говорят о необходимости ее оказания. Однако Москва молчит, ее позиция непонятна, хотя очевидно, что она все более жестко, все более открыто поддерживает Асада. Дождутся ли черкесы помощи, как вы считаете?

Слушать
please wait

No media source currently available

0:00 0:10:51 0:00
Скачать


Аскер Сохт: Безусловно, в Российской Федерации существуют исчерпывающие правовые механизмы и политическая воля для того, чтобы поддерживать своих соотечественников. Что касается внутриполитической ситуации в Сирии, я обратил бы внимание, что Российская Федерация стремится дипломатическими способами урегулировать эту ситуацию. В настоящее время общеизвестно решение парламента Республики Адыгея, заявления глав российских регионов, - их тоже не стоит отчуждать от федерального центра. Таким образом, я не вижу каких-то оснований для сомнений. Мне представляется, что проблема будет в должной мере урегулирована, для этого есть все: есть политическая воля, есть правовая база, есть регионы, которые готовы принять людей. В то же время я хотел бы обратить внимание на тот факт, что мы не хотели бы никоим образом вмешиваться и комментировать внутриполитическую ситуацию в Сирии. Так как по информации, которая поступает от наших соотечественников, на территорию Сирии из Турции и Ирака рассылаются системно террористические группы, которые совершают теракты, которые убивают людей и дестабилизируют ситуацию внутри страны. Таким образом, здесь разные оценки причин той ситуации, которая сложилась в Сирии. Что касается наших соотечественников, у меня нет и тени сомнения, что Российская Федерация протянет руку помощи. Это было уже неоднократно: в результате кризисов на постсоветском пространстве сотни тысяч российских соотечественников вернулись в Российскую Федерацию; Российская Федерация всегда их поддерживала и принимала на свою территорию, обустраивала этих людей. И здесь нет ничего экстраординарного, это, к сожалению, такое явление – миллионы наших сограждан, соотечественников живут в разных уголках мира.

Андрей Бабицкий: Спасибо, Аскер. У меня вопрос в Сухуми. Роин Агрба, вы тоже разделяете уверенность Аскера Сохта в том, что нет противоречия между поддержкой Москвы Асада, который заявляет, что проблем ни у черкесов, ни у каких-либо национальных меньшинств в Сирии нет, и, собственно, интересами самих черкесов и абхазов, которые находятся на этой территории, и могут стать заложниками фактически разгорающейся гражданской войны?

Роин Агрба: Я думаю, они уже являются заложниками, так как, по имеющейся у нас информации, которую мы накапливаем в течение всего этого времени, вся абхазская, адыгская, то есть черкесская диаспора – все они являются представителями именно того клана, который представляет партию Баас. Они являются сторонниками Башара Асада, и они будут стоять до конца. У меня лично была беседа, которая продолжалась несколько часов, с одним генералом абхазского происхождения, который уверял буквально два месяца назад, что он будет настаивать, чтобы Башар Асад победил, и Башар Асад обязательно победит. Это по той части, что они уже являются заложниками. Вторая часть – Российская Федерация осознает, что все же находится в преддверии Олимпийских игр, и она должна проводить политику смягчения именно того натиска, который будет исходить от черкесского мира, который против проведения Олимпийских игр в Сочи, и будет делать все ради того, чтобы Олимпиада не прошла в Сочи. И все меры, которые предприняты этими организациями, Россия должна пресечь. Чтобы как-то облегчить удар, она должна пойти на уступки. А уступки, в моем понимании, звучат так: господа, знаем, что был геноцид, мы не можем его признать, но сегодня мы можем вот это сделать. И Россия должна пойти, переступить, может быть, даже через себя, и впустить сирийских черкесов на территорию Российской Федерации, в том числе, на территорию Абхазии.

Андрей Бабицкий: Спасибо, Роин. Аскер Сохт, как вам кажется, какому количеству черкесов может понадобиться помощь в случае более драматического развития событий?

Аскер Сохт: В настоящее время речь идет порядка о 700 семьях – это лица, которые обратились непосредственно к главе российского государства. Возможно, часть черкесской диаспоры захочет переселиться в третьи страны. Мы не можем сейчас назвать определенную цифру.

Андрей Бабицкий: Почему, я спрашиваю, Аскер…

Аскер Сохт: Порядка 20-30 тысяч, я думаю, - это максимально возможный потолок – это те, кто сохранили родной язык и связи с исторической родиной. Это все - гадание.

Андрей Бабицкий: Аскер, почему, я спрашиваю. В среде русских националистов уже звучат панические заявления о том, что эта ситуация может изменить демографический состав Северного Кавказа, в частности, Адыгеи. Что это - катастрофа для русскоязычного населения. Что вы думаете?

Аскер Сохт: Я думаю, что достаточно показательной является следующая цифра: за последние десять лет на дорогах республики Адыгея погибло десять тысяч человек. Понимаете? Даже максимальный объем репатриации не покрывает таких демографических потерь, которые мы несем в результате различных несчастных случаев. Поэтому даже масштабная репатриация не изменит демографию никоим образом.

Андрей Бабицкий: Как вам кажется, смогут ли сирийские черкесы прижиться, не повторят ли они судьбу черкесов косовских, которые все, фактически большая часть, покинули Адыгею?

Аскер Сохт: Как раз таки 95% косовских черкесов проживает в своих домах, ни один дом не пустует, все они живут, создали новые семьи, родились дети, закончили вузы, никаких проблем с интеграцией у них нет. Покинули территорию лишь те, у кого смешанные семьи, либо по делам бизнеса они посещают Европу. Что касается сирийских черкесов, они наиболее сохранили родной язык. Более того, традиционно Сирия и Российская Федерация поддерживали теплые отношения, и многие сирийцы получили образование в вузах России. Таким образом, вопрос их социо-культурной интеграции в российскую среду, мне кажется, будет протекать еще более быстрыми темпами, чем у косовских адыгов.

Андрей Бабицкий: Спасибо. Роин, скажите, на ваш взгляд, абхазское правительство сегодня реально готово принять соотечественников из Черкесии, и располагает ли необходимыми ресурсами для этого?

Роин Агрба: На последней пресс-конференции председатель Комитета по репатриации заявил, что правительство Абхазии готово принять всех (имеется в виду черкесов), потому что нет разделения в арабском мире, на Ближнем Востоке между адыгами и абхазами. И это в каком-то смысле заслуга общественных деятелей, заслуга научных деятелей, которые всегда муссировали идею, что нельзя эти народы делить. А правительство Абхазии, как заявил и сам президент, и представители ведомств, и руководители этих ведомств, готовы их принять. Насколько они готовы, честно говоря, у меня есть определенные вопросы к этим ведомствам. Потому что с их стороны не была заявлена именно та программа, которую ждет общественность Абхазии, – программа репатриации. У них нет четкой программы: что они собираются сделать, если, допустим, в течение нескольких дней или недели на территорию Абхазии поступит определенное количество жителей. У нас есть вопросы, но мы работаем над этим, у нас ежедневно контакты со всеми общественными деятелями - и с министрами, и на уровне президента.
XS
SM
MD
LG