Accessibility links

Итак, вот ОН, пришел наконец. К сожалению, для всех без исключения. Но вынужденно и неизбежно пришел 2004-й год для «Грузинской мечты».

Некоторое время казалось, что удастся обойтись без ЭТОГО – в конце концов, все самые сложные изменения были осуществлены еще при прошлой власти, и казалось, что нынешняя сможет отсидеть два своих срока, не снимая белоснежных перчаток. Но, увы, такая роскошь возможна только в развитых странах, которые сумели нарастить такой жирок, что теперь им ничто не страшно – разве что падение астероида. Для стран уровня Грузии такое непредставимо.

«Грузинской мечте» удалось относительно безболезненно провести свой первый срок. Тихо-мирно, без резких движений. Никаким особым прогрессом и грандиозными прорывами их период не запомнился, но и врагов себе тоже не нажили. Сидели тихо, никого не трогали, пытались решить все проблемы, руководствуясь бессмертным лозунгом «так, чтобы не ущемлялись интересы ни одной стороны». Со временем понимали, что так не бывает, что всегда кто-то остается недоволен, и после этого перестали даже пытаться что-то решить, надеясь, что авось пронесет.

И мы все в глубине души на это надеялись, так как рассчитывать на быстрое и оперативное принятие резких и непопулярных решений со стороны нынешней власти – это слишком уж оптимистично.

Так прошли четыре года... А на пятый благодать закончилась и прилетел черный лебедь. Как известно, «черным лебедем» финансисты называют неожиданные обстоятельства, которые резко все портят.

Сейчас у «Мечты» на улице 2004-й год. Что такое 2004-й год? Напомню, это год, когда в совершенно разоренной стране к власти пришла команда Саакашвили. Когда все настолько плохо, что есть единственный выбор – либо ломать все через колено и принимать чрезвычайно опасные и непопулярные решения, либо продолжить благополучное путешествие на дно.

У «Мечты» сейчас свой, эксклюзивный 2004-й год. Свой «черный лебедь». Он – всегда у каждого свой. Не бывает двух одинаковых лебедей. Также не бывает и двух одинаковых 2004-х годов.

Но общее у них все-таки есть. 2004-й год – это когда надо что-то срочно предпринимать. Причем предпринимать что-то очень жесткое, непопулярное, травмирующее, к тому же без гарантий успеха. 2004-й год - это когда партия власти с разбега бросается в омут, не имея представления о том, сможет выплыть или нет. И единственная мотивация состоит в том, что, ничего не делая, утонет точно, но не сразу, а потихоньку, отрезая коту хвост по частям.

Когда невозможно спрятаться за обтекаемыми словами и намерениями типа «создать комиссию», «принять взаимоприемлемое решение». Когда на комиссию нет времени, а взаимоприемлемые решения невозможны.

Когда целую страну, как тогда, в календарном 2004 году, надо ломать через колено, иначе она так и будет в лучшем случае до бесконечности стоять на одном месте, ждать мессию, бессмысленно бурчать, ныть и жаловаться, в худшем – камнем пойдет на дно.

Конечно, масштабы вызовов, которые сейчас стоят перед «Мечтой», куда более скромные, чем были тогда, однако вызов есть вызов, и с ним надо справляться.

Перед «Грузинской мечтой» – один «черный лебедь», но зато какой! Девальвация национальной валюты, которая грозит утащить за собой то небольшое благосостояние, которого грузинам удалось выстроить за 15 лет.

Ситуация настолько сложная, что решения, эффективные в иных ситуациях, сейчас абсолютно бесполезны. Сейчас национальная валюта находится в свободном плавании в самом конкретном смысле слова – плывет туда, куда ветер несет. Время от времени она останавливается передохнуть, но и в этом нет заслуги правительства – просто ветер утихает. Потом усиливается – и все возвращается на круги своя.

Я, конечно, далек от мысли, что правительство располагает всеми рычагами, необходимыми для стабилизации экономики. Внешние факторы пока еще никто не отменял, а главная причина нестабильности не только Грузии, но и всего постсоветского пространства – отсутствие самодостаточных производств, – требует десятилетия последовательной экономической политики и миллиардов долларов инвестиций. То есть заводов, которые сами что-то производят, а не просто пакуют слегка переработанное импортное сырье.

Однако ждать, пока в Грузии появится сотня-другая таких предприятий, даже более нелепо, чем ждать ветра с моря. У правительства есть кое-какие возможности хотя бы смягчить удар. Но все они – чрезвычайно жесткие и непопулярные: от фактически насильственного снижения потребления топлива и покупки автомобилей путем увеличения налогов до закрытия онлайн-кредитных компаний и онлайн-азартных игр.

А еще сокращения в государственном аппарате, сокращение разного рода субсидий, отмена значительной части привилегий и социальных обязательств.

А еще меры по развитию кредитования в национальной валюте, которые бьют по всем – как по банкам, так и по клиентам. А еще введение новых налогов для того, чтобы пополнить бюджет, который гарантированно потеряет аж 400 млн в результате введения правительством изменений в налоговое законодательство – в частности, отмены налога на прибыль, которая идет на реинвестирование.

Все это приведет к резкому падению популярности «Мечты» – уволенные с госслужбы люди станут их смертными врагами. Снова, как в 2004 году, начнутся разговоры о том, что «увольняют профессионалов», сокращение различных социальных программ приведет к возрождению разговоров о том, что «правительство намеренно душит народ, чтобы потом заселить Грузию турками и китайцами».

А отсюда недалеко и до душераздирающих криков о том, что «жена Иванишвили торгует органами заключенных», и прочего бреда, который с удовольствием будут тиражировать черносотенные СМИ – любители бороться за национальные интересы и против засилья банкиров и прочих богачей, которые развлекаются тем, что душат мудрый и добрый грузинский народ.

А еще прибавьте к этому, что большинство тяжелых решений, которые им предстоит принять, ничего не гарантируют. Возможно, они окажутся бесполезными. Например, я вовсе не уверен в том, что положительный эффект от отмены налога на реинвестируемую прибыль окажется больше, чем тот настоящий погром, который учинит в грузинских семьях рост акциза на топливо, сигареты и автомобили.

А ликвидация онлайн-кредитных компаний, закрытие большей части игорного бизнеса и увеличение налогов на оставшиеся крупные казино неминуемо вызовут шум в духе «власти распугивают инвесторов». А еще у этих мерзких, паразитических видов бизнеса есть немало лоббистов во власти, да и они сами – небедные. Кампания по дискредитации власти с их стороны пойдет нешуточная.

Это лишь небольшая часть вызовов, на которые придется пойти власти, приняв на себя гарантированный гнев избирателя. «Мечте» придется на своей шкуре ощутить, каково это, когда ты делаешь что-то, по твоему мнению, обязательное, а на тебя спускают всех собак.

Хотите это ощутить? Хотите услышать в свой адрес совершенно нелепые обвинения озверевших от злости обиженных избирателей? То есть ощутить на себе то, что вы делали в 2004-2012 годах, будучи в оппозиции?

Что ж, добро пожаловать в 2004-й год...

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG