Accessibility links

О правах человека, апсуара и табуированных темах


В каждом обществе есть свои красные линии, за которые не принято переступать с ручкой и блокнотом, диктофоном или телекамерой. В Абхазии многие табу касаются сферы семейных отношений. Но эта табуированность не может быть оправдана, если она помогает вершить преступления.

За пару дней до Нового года на одном из популярных абхазских сайтов было выложено короткое, на минуту с хвостиком видео, озаглавленное «Права Человека и Апсуара. Социальный ролик №4». (Именно так, почти все существительные там написаны с большой буквы). Действующие лица – парень-работодатель и девушка, пришедшая к нему в кабинет наниматься на работу менеджера. После его вопросов и ее ответов, произносимых скованными голосами (актеры они, конечно, никакие), выясняется, что у посетительницы есть опыт работы в международной, а затем абхазской организации схожего профиля, но при этом она замужем и у нее есть дети. После последних двух вопросов работодателя за кадром звучит «Это дискриминационный вопрос», а в кадре появляется слово «Дискриминация», набранное броским крупным шрифтом. И, наконец, парень объясняет претендентке, что она организации не подойдет, а подойдет «предыдущий кандидат», мужчина, который «не будет бегать по "декретам". Закадровый голос объясняет, что в случаях подобных отказов надо обращаться с жалобами к уполномоченному по правам человека или в правозащитные организации.

О правах человека, апсуара и табуированных темах
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:51 0:00
Скачать

Вот такая простенькая «мораль сей басни». Ролик, конечно, сделанный кустарно, бесхитростный до примитивизма и уязвимый, спорный во многих отношениях. Критиковать его за непрофессионализм – все равно что бить лежачего. Но упомянутая спорность и привлекает частенько внимание интернет-форумчан, ибо многим хочется «поправить авторов». В данном случае обсуждение на форуме получилось столь долгоиграющим, что вплоть до сегодняшнего дня, спустя неделю, появлялись все новые комментарии. При этом получилось немало «ответвлений» разговора на самые разные темы.

Многие накинулись на создателей ролика за то, что те взялись его делать по евро-американским лекалам: «Надеюсь, все себе представили абхазца, стоящего в кабинете сотрудника по правам человека с жалобой в руках о дискриминации при приеме на работу! Ну ооочень смешно!!! Вам по ходу заняться нечем!» Кое-кто возражал на это: «Ролик как ролик, обычный стандартный. Показывает почти стандартную ситуацию при приеме на работу, характерную не только и не столько для Абхазии. Просто здесь работодатель без тени смущения озвучил то, что думает, а в других местах (или государствах) в аналогичной ситуации зададут еще массу других вопросов, уже по работе, потом, мило улыбаясь, скажут магическую фразу: «Мы рассмотрим все кандидатуры и сообщим вам о результате конкурса». И после этого сразу вычеркнут претендентку-женщину с ребенком (детьми) – из списка возможных сотрудников. И уж, конечно, в 99% случаев ни о каком звонке речи идти не будет».

У некоторых вызвало недоумение то, как странно озаглавлен ролик. Один из пользователей написал так: «Не понимаю, причем здесь апсуара. Этому кодексу поведения абхазов многие сотни лет, если не тысячелетия. Ни о каких правах человека в давние века не знали. Именно этот кодексрегулировал поведение наших предков, и правила были довольно жесткие. По ним невестка не должна разговаривать со свекром. А как же ее права человека? Апсуара не осуждала воинские набеги, из которых пригонялись табуны лошадей. А как же права тех, у кого их угоняли? Ролик явно снят на зарубежные гранты, деньги надо отрабатывать, вот и скрестили ужа с ежом».

Но многие форумчане, не вступая обычно в дискуссии с авторами этих замечаний, активно поддержали содержательную направленность ролика: «Замужних с детьми не хотят и не принимают, в основном. Как на Псоу тачки таскать, так женщины – вперед...»; «А на должностях высоких у нас много женщин? И то, что в президенты мы никогда не выдвигаем женщину, говорит о низком уровне цивилизованности развития нашего общества!»; «На мой взгляд, все правильно отразили в ролике. Мужчинам не понравилось? Так это и есть проблема! Понимать надо, а не искать английский акцент»; «Есть такое понятие – "мужской шовинизм". И он как раз и просматривается в некоторых комментах. Потому ролик не для вас. Но для тех, кто должен знать о своих правах. Кстати, надо добавить, что и в прокуратуру надо жаловаться в таких случаях. Потому что у нас принят закон о гендерном равноправии».

В какой-то момент разговор свернул на другую тему: «А вот что меня реально поражает, так это безграничное, выходящее за рамки всего мыслимого терпение наших женщин именно в связи с гендерным насилием – как в семьях, так и вообще. Внешне у нас вроде бы уважают женщин (особенно матерей). Частично это верно, но далеко не всегда и главным образом по отношению к уже пожилым женщинам, старшим в семье. Но очень многих семей, где молодая невестка, сестра, дочь никакого реального права голоса не имеет. Она хороша и ее любят до тех пор, пока все идет по течению и по заведенному нами, мужчинами, строгому порядку и в соответствии с нашими понятиями. Но если вдруг у них появляется свое, отличное от нашего мнение, совершается какой-то поступок, который выбивается за эти не всегда логичные рамки, ее готовы не только ругать, осуждать, гнобить... Это один из показателей явного неблагополучия общества».

И, наконец, одна из форумчанок напомнила: «За последние годы родные убили четырех молодых женщин. Одна была на девятом месяце беременности. Никто не знает и не слышал про этот позорный самосуд? Это по какому канону апсуара? И никогда не смогу понять такого отношения к ним. Как после этого такие люди живут? Поражена вашей терпимостью в данном случае». Ей ответили, что, конечно, подобные случаи, когда близкие родственники считают себя вправе и даже обязанными «смыть позор» с женщины, подозреваемой в этом позоре, и устраивают самосуд, – это дикость и средневековье, и никто с этим не спорит.

В прошлом сентябре об одном из таких случаев, после которого ряд общественных организаций выступил в СМИ с коллективным открытым письмом в правоохранительные органы, рассказывала на «Эхе Кавказа» моя коллега Елена Заводская. В письме шла речь о случае в Гудауте, когда молодую мать, чья измена мужу «предполагалась на основе нескольких СМС, родные забрали из семьи мужа, а через неделю она якобы повесилась, оставив малолетнюю дочь». И вот что примечательно: разговаривая сегодня с Еленой об этой трагедии, мы даже не могли определиться, как называть произошедшее – то ли доведением до самоубийства, то ли убийством. О результатах работы правоохранительных органов, если таковые и есть, обществу ничего не известно. А интуиция подсказывает мне, что тайна этой смерти так и останется тайной.

Говорить о каком-то журналистском расследовании тут просто не приходится. В нашем маленьком патриархальном обществе подобные темы настолько табуированы, что ни в упомянутом письме, ни в одном интернет-комментарии ни имени, ни фамилии погибшей не было названо. (Многие воспринимают дело даже так, что при этом была бы брошена тень на всю фамилию).

Да, порой, глядя на то, как на некоторых российских телевизионных ток-шоу полощут грязное семейное белье, приходит в голову, что определенная табуированность тут, впрочем, полезна. (К тому же в каждом обществе свои «красные черты», за которые не принято переступать с ручкой и блокнотом, диктофоном и телекамерой). Но только не тогда, эта табуированность помогает вершить преступления.

Спустя лет десять после войны я напечатал в газете статью об истории в Очамчыре, когда племянник расстрелял из автомата родную тетю, медсестру, которая воспитывала его в детстве, а спустя годы, будучи незамужней, родила ребенка, что в глазах племянника было бесчестием. Называл тогда реальные имена и фамилии, поскольку попалось в руки то судебное дело. Уверенный в своем «праве карать» убийца, отняв мать у новорожденного двоюродного брата (или сестры, точно не помню), получил тогда тюремный срок, но ниже низшего предела: как я понял из беседы с судьей, тот все-таки посчитал в чем-то «благородными» мотивы, которые тем двигали.

Разумеется, жизнь многообразна. Помните старика-отца в горном селе, убивающего из ружья свою распутную дочь Зейнаб, из произведения Фазиля Искандера «Чегемская Кармен», по мотивам которого был снят популярный советский фильм «Воры в законе»? Только, судя по материалам того судебного дела, отец Зейнаб и тот племянник, о котором я писал, были нравственными антиподами.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG