Accessibility links

Грузия 2016: внутриполитические процессы и знаковые события


2016 год в Грузии был богатым на важные политические события – парламентские выборы, создание и развал политических блоков, раскол в главной оппозиционной партии, уход из большой политики крупных фигур и первый шаг к грядущим масштабным конституционным изменениям.

Пожалуй, главным итогом 2016 года в Грузии стали результаты парламентских выборов. Правящая «Грузинская мечта» сумела упрочить свои позиции – 115 мандатов обеспечили партии власти конституционное большинство и, как следствие, возможность подстраивать основной закон страны под свои нужды. Всего в парламент прошли три партии. Второе место с 27-ю мандатами заняло «Единое национальное движение», третье, с шестью, – «Альянс патриотов».

Сами «мечтатели» обещают использовать новые возможности на благо государства, но оппозиционные политики сомневаются в искренности победивших. Давид Усупашвили, занимавший пост спикера на протяжении последних лет, в ходе торжественного приема, на котором присутствовали депутаты парламентов восьмого и девятого созывов, не упустил возможности напомнить «Грузинской мечте» о том, что конституционное большинство прежде всего означает ответственность:

«Наша сегодняшняя встреча уникальна. Сегодня здесь собрались как те, кто на протяжении последних четырех лет принимал участие в принятии законов, так и те, кому это предстоит делать в течение последующих четырех лет. Парламент восьмого созыва был уникальным своим коалиционным большинством. Он был очень разнообразным – таким же разнообразным, каким является и грузинское общество. Сейчас в парламенте будет партия, обладающая конституционным большинством, и, с одной стороны, это упростит принятие важных решений, но, с другой, – значительно повысит ответственность».

Сам политик по итогам голосования остался за бортом высшего законодательного органа. «Республиканцы», которых он возглавлял, не преодолели избирательного барьера. В итоге Усупашвили взял ответственность за провал на себя и решил отправиться в одиночное плаванье – объявил об уходе из партии. Вслед за лидером ряды «республиканцев» покинули бывший министр обороны Тина Хидашели и другие видные деятели.

Уйти из большой политики решили и лидеры «Свободных демократов», позиционирующих себя как прозападная альтернатива «Единому национальному движению». Ираклий Аласания заявил, что берет паузу, часть же его соратников приняли предложение победившей «Грузинской мечты» занять государственные посты. В частности, Виктор Долидзе стал госминистром по европейской и евроатлантической интеграции. Впрочем, по словам одного из оставшихся в рядах партии – Левана Самушия, это не убьет политическую силу:

«Свободные демократы» не являются партией одного человека. Сейчас идет внутренняя реорганизация, работа над ошибками, мы готовимся принять участие в выборах в органы местного самоуправления. Так что «Свободные демократы» остаются в грузинской политике».

Ознаменовались парламентские выборы и целой чередой скандалов – ряд партий были исключены из избирательных списков. Наибольший ажиотаж возник вокруг т.н. «Центристов» во главе с автором скандальных видеороликов о насилии в тюрьмах (ставшими одним из факторов поражения ЕНД на выборах 2012 года) Владимиром Бедукадзе. В середине августа Центризбирком аннулировал регистрацию политического объединения, прославившегося предвыборной рекламой, в которой населению обещали российские пенсии и военные базы. Официально основанием для решения стала информация Службы публичного реестра Грузии, согласно которой руководящие лица партии не имеют юридических полномочий. Однако многие партии и неправительственные организации решили, что этого недостаточно и заявили о намерении направить иски против «Центристов» в Конституционный суд. Как заявил юрист НПО «Грузинская демократическая инициатива» Георгий Мшвениерадзе, подобные партии нужно не просто отстранять от участия в избирательном процессе, а запрещать:

«В законе Грузии о политических объединениях есть два момента. Регистрация партии невозможна, если ее устав нарушает положения Конституции. Это первый момент. И второй – это деятельность партии. То есть в данном случае, даже если в уставе нет ничего антиконституционного, цели ее деятельности, обозначенные в предвыборной кампании, прямо дают повод к упразднению этой политической организации. Тут есть еще одна очень важная деталь. Часто задают вопрос, не входит ли это в конфликт с конституционным правом о свободе выражения мнений? Да, отчасти это так, но опасность, связанная с деятельностью этой партии, дает повод не рассматривать этот вопрос как нарушение 24-й статьи Конституции (о свободе выражения мнения)».

Впрочем, дальше громких заявлений дело не пошло, а по итогам голосования в парламенте оказалась другая сила, которую в Грузии называют откровенно пророссийской, – «Альянс патриотов». И одним из ее первых шагов стала инициатива об отмене «Закона об оккупированных территориях». Правда, озвучивший ее Эмзар Квициани от каких-либо связей с Москвой отмежевался:

«Этот закон работает против интересов Грузии и этнических грузин. Он принят для того, чтобы беженцы из Абхазии, имеющие гражданство России, не имели возможности въезжать в нее и заниматься там бизнес-деятельностью. Этот дискриминационный закон, принятый Саакашвили под диктовку Москвы, необходимо вообще упразднить!»

По мнению некоторых экспертов, «Альянс патриотов» необходим «Грузинской мечте», чтобы озвучивать идеи, которые сама правящая партия озвучивать не может.

Впрочем, обладая конституционным большинством, «Грузинская мечта» может позволить себе гораздо большее – переписать основной закон страны. Именно это намерение партии власти стало причиной острого противостояния с администрацией главы государства. Георгий Маргвелашвили отказался принимать участие в работе конституционной комиссии. Как заявили в президентском дворце, полный контроль «Грузинской мечты» над всеми аспектами работы нового органа существенно понижает легитимацию всего процесса.

В экспертном сообществе отказ президента считают крайне негативным фактором. При этом конституционалист Вахтанг Жвания указывает на непрозрачность всего процесса формирования комиссии:

«Президент обязательно должен был подключиться к этим процессам, так как это обеспечило бы более высокий уровень легитимации. Также было бы лучше провести хотя бы консультации с экспертами, где они сами выбрали бы своих представителей в комиссию, которые бы реально зафиксировали позицию остальных членов экспертного сообщества. Мы до последнего не знали, кто станет членом комиссии. Естественно, этот процесс породил много вопросов».

Так или иначе, комиссия была сформирована и уже приступила к работе. При этом, вопреки ожиданиям многих, среди ее членов не оказалось бывшего спикера Давида Усупашвили. Председатель комиссии и по совместительству нынешний спикер парламента Ираклий Кобахидзе объяснил почему:

«Его (Усупашвили) работа в комиссии была бы очень ценной, но он объяснил, что не может участвовать ни по политической квоте, поскольку существуют соответствующие критерии (в комиссии могут участвовать представители партий, набравших больше 3% на выборах), ни в качестве эксперта, так как у него есть политическое прошлое и настоящее. Так что, к сожалению, господин Усупашвили не будет представлен в комиссии. Хочу повторить, его участие было бы очень ценным».

А вот главная оппозиционная сила намерена активно включиться в работу. По словам одного из представителей «Единого национального движения» в комиссии (всего от ЕНД представлено восемь человек) Серги Капанадзе, его партию, прежде всего, интересует вопрос избирательной системы:

«Мы думаем, что эта комиссия должна работать над самыми важными темами, которые действительно нуждаются в изменениях. Для нас это избирательная система. Существующая сегодня несправедливая система, когда при поддержке менее половины избирателей политическая сила получает три четверти мандатов, не имеет права на существование. Это очень низкий уровень легитимации. Потому мы призываем правительство и другие политические партии и НПО сделать приоритетной именно эту тему, действительно нуждающуюся в реформировании. Соответственно, мы считаем, что наше активное участие в рабочих группах будет зависеть именно от этого».

Помимо парламентских сил, в комиссию вошли по одному представителю от тех партий и блоков, которые не смогли преодолеть избирательный барьер, но на выборах получили не меньше 3% голосов. Таким образом, в ней представлена внепарламентская оппозиция – «Свободные демократы», «Демократическое движение» Нино Бурджанадзе, Лейбористская партия, а также «Государство для народа» Пааты Бурчуладзе.

Последний, впрочем, заявил, что решил оставить политическую деятельность и вернуться к творческой жизни. При этом, по словам Бурчуладзе, основанная им партия продолжит свое существование. Всемирно известный оперный певец пришел в политику в мае этого года, сформировав партию «Государство для народа». По итогам парламентских выборов, которые состоялись 8 октября, она набрала 3,45% и не смогла попасть в парламент.

Вокруг Бурчуладзе в предвыборный период разразились сразу несколько скандалов. Обнародованная запись телефонных переговоров певца с директором оппозиционной телекомпании «Рустави 2» Никой Гварамия внесла раскол в ряды его сторонников. И главным стал вопрос – кому мешал Паата Бурчуладзе?

Политолог Вахтанг Дзабирадзе тогда предположил, что это было выгодно как «националам», так и «мечтателям»:

«Голоса (избирателей) блока Бурчуладзе делятся на две части. Это часть избирателей "Национального движения", а конкретно Георгия Вашадзе. Вторая часть избирателей Бурчуладзе и его блока – это люди, которые обижены на "Грузинскую мечту" и ищут новую силу. В свое время якобы разыгрывался такой сценарий, согласно которому Бурчуладзе должен был быть на стороне первой или второй силы. Сейчас настало время, когда обе партии ("Национальное движение" и "Грузинская мечта") поняли, что лучше, если парламент будет двухпартийным. После этого началась атака на оппозицию – Бурчуладзе, "республиканцев" и остальных. С одной стороны, в этом участвуют "Грузинская мечта" и Иванишвили, с другой – "Национальное движение"».

В итоге все это привело к развалу избирательного блока «Государство для народа» и проигрышу на выборах. Но обнародованная телефонная запись – лишь эпизод в целой серии компроматов, которые стали достоянием общественности в 2016 году.

Так называемые секс-скандалы с обнародованием видеозаписей интимной жизни известных политиков и общественных деятелей стали, по мнению наблюдателей, ярким примером политического давления и шантажа. Были произведены громкие аресты, власти обещали разобраться и наказать виновных.

Но в начале декабря, спустя девять месяцев после ареста, последние двое обвиняемых вышли на свободу. По словам представителя Центра по обучению и мониторингу прав человека Софо Вердзеули, то, что прокуратура не смогла представить доказательства вины находившихся в предварительном заключении граждан в сроки, предусмотренные конституцией, вызывает вопросы к следственным органам:

«Безусловно, именно на прокуратуру ложится ответственность за то, что за эти девять месяцев ей не удалось довести расследование этого дела до логического завершения – предъявления доказательств вины тех людей, которых прокуратура посчитала нужным держать все это время в заключении. Тем более что мы говорим о столь резонансном деле. Прокуратура должна объяснить, в чем дело: является ли это показателем того, что у стороны обвинения нет доказательств, или дело в чем-то еще».

В любом случае, считает Вердзеули, то, что столь важное дело, оказавшее влияние на политические процессы в стране, особенно в предвыборный период, до сих пор не расследовано, бросает тень на прокуратуру.

Именно прокуратура, по мнению неправительственного сектора, остается самой непрозрачной госструктурой. На это указали в своем отчете об исполнении требований ЕС представители целого ряда авторитетных НПО. Как заявили авторы исследования, фактическая неподотчетность прокуратуры обществу – одно из главных препятствий на пути евроинтеграции. А правительство, говоря о громких реформах, ограничилось лишь косметическими изменениями, говорит Софо Вердзеули:

«Реформа, которая была проведена в 2015 году, была недостаточной, потому что в итоге мы получили институционально усложненную прокуратуру, более зависимую от политических процессов. Также есть вопросы по поводу назначения Главного прокурора – согласно решению, принятому парламентом в 2015 году, в его избрании большая роль отводится крупным политическим фигурам, в частности, министру юстиции. А окончательное решение принимает парламентское большинство, что было раскритиковано не только на местном уровне, но и Венецианской комиссией. К сожалению, главные замечания в связи с реформой прокуратуры так и не были учтены – в особенности дистанцирование прокуратуры от политических фигур и процессов».

Еще одним знаковым событием в области правосудия стал новый состав Конституционного суда. По итогам голосования его председателем стал судья с многолетним опытом Заза Тавадзе. Правда, оппоненты считают его креатурой правящей партии. Против его избрания активно выступала оппозиция, заявляя, что при его председательстве Конституционный суд превратится в еще одного проводника воли негласного лидера «Грузинской мечты» Бидзины Иванишвили, с чем, по мнению противников нынешних властей, активно боролся прославившийся скандальными заявлениями бывший председатель Георгий Папуашвили.

Об опасности усиления влияния со стороны властей на Конституционный суд говорят и в экспертном сообществе. По словам специалиста по конституционному праву Константина Чокорая, избрание Тавадзе – результат процесса, начатого властью довольно давно:

«Фактор Тавадзе увенчал процесс, начавшийся с так называемой законодательной реформы, которая на самом деле лишь создала условия для его избрания председателем Конституционного суда. Целью всего этого может быть полный контроль над всеми ветвями власти – законодательной, исполнительной и теперь вот судебной».

Впрочем, по мнению наблюдателей, несмотря на определенное недоверие к новым лицам судебной системы, урегулирование споров вокруг Конституционного суда даст возможность сдвинуть с места наиболее «тяжелые» дела, вроде процесса «Рустави 2» и т.н. дела кабелей, по которому проходят бывшие высокопоставленные чиновники Министерства обороны (в бытность министром Ираклия Аласания).

И, наконец, последний квартал 2016 года ознаменовался явным расколом в рядах «Единого национального движения». Элита партии Михаила Саакашвили попыталась избавиться от отца-основателя, вознамерившись провести выборы председателя. Не получилось. Политбюро с перевесом в один голос отказалось от идеи сторонников одного из лидеров Гиги Бокерия провести выборы уже до Нового года, переложив дату съезда партии и обсуждение вопроса вакантного места председателя на конец января 2017-го.

По словам политолога Гелы Васадзе, результаты заседания политического совета ЕНД удивили многих, прежде всего потому, что это первая за последние полгода победа сторонников Михаила Саакашвили в высшем органе «Национального движения»:

«До этого, начиная с апреля этого года, ни одна из инициатив сторонников Михаила Саакашвили не принималась руководством ЕНД. Это говорит о двух простых вещах. Первое – что авторитет Михаила Саакашвили все еще высок, даже в руководстве партии. Несмотря на то, что топ-лидеры – речь, прежде всего, о Гиги Бокерия и Давиде Бакрадзе – сделали все, чтобы был избран новый председатель партии и этим председателем должен был стать Бакрадзе. Сейчас можно сказать, что этот план в общем-то провалился. И второй момент, который тоже свидетельствует о многом, – это то, что в политической жизни Грузии вообще и в «Национальном движении» в частности мнение активного большинства, то есть сторонников партии, неполитического истеблишмента, имеет большое значение».

По словам Васадзе, последний фактор сыграл решающую роль – многие члены политсовета не решились пойти против мнения активной партийной массы, и председателем был избран Давид Бакрадзе. Так что, по мнению политолога, это можно считать победой сторонников Михаила Саакашвили. Но вопрос в том, сумеют ли они воспользоваться ею, смогут ли они полностью нейтрализовать влияние Гиги Бокерия и его сторонников? В любом случае, считает Васадзе, внутреннее противостояние не приведет к реальному развалу партии – определенная видимость единства будет сохранена.

Кризис в «Едином национальном движении» ярко проявился после парламентских выборов 8 октября. Тогда экс-президент призывал своих соратников выразить недоверие итогам голосования и объявить бойкот парламенту девятого созыва. Однако Саакашвили не получил поддержки большинства в политическом истеблишменте партии. От депутатского мандата отказалась лишь его супруга – бывшая первая леди Сандра Руловс, прошедшая в высший законодательный орган по партийным спискам.

При этом наблюдатели соглашаются в одном – почти все знаковые процессы, имевшие место в 2016 году, получат развитие в 2017-м.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG