Accessibility links

Осетинская неделя: трудное счастье строителя и опять Эдуард Кокойты


Сразу две строительных фирмы заявили о том, что правительство их кинуло: вместо денег они получили лишь угрозы физической расправы

Неделя началась с громкого скандала, который явно отбрасывает тень на главное достижение нынешней администрации – успех в строительстве и реализации инвестиционных программ – и вообще грозит ощутимым репутационным ущербом для республики.

Сразу две строительных фирмы заявили о том, что правительство их кинуло – просто не заплатило за выполненные работы, а вместо денег они получили лишь угрозы физической расправы. Причем заявители – это не какие-то залетные аферисты, а люди с репутацией, зарекомендовавшие себя на строительном рынке.

ООО «АланСпецСтрой» не заплатили за строительство дорог по периметру границы с Грузией в рамках проекта по обустройству границ. Этот проект был разработан в Совете безопасности России и внесен в Инвестпрограмму. В 2012 году за работу фирма получила 20 миллионов рублей, и на этом выплаты закончились.

Директор ООО «АланСпецСтрой» Сослан Качмазов в интервью моей коллеге Жанне Тархановой заявил, что уже четыре года судится с Министерством строительства Южной Осетии. В арбитражный суд его вызывали уже 161 раз, однако вердикт еще не вынесен. За это время его грабили, похищали и пытали, требуя покинуть республику, стреляли в его сына. Говорит Сослан Кочмазов:

«За четыре года, пока идет арбитражный суд, меня проверяли раз десять. Контрольно-счетная палата РЮО пригласила независимых экспертов из России, заплатили им за проверку 450 тысяч рублей. Они меня проверяли и пришли к выводу, что мы выполнили даже на 50% работ больше положенного.

Кроме того, без всякого объяснения причин правительство даже не принимает в эксплуатацию уже достроенные объекты, выполненные работы. Мы четыре года простаиваем, не работаем, пытаемся решить вопрос в арбитражном суде, но суд не выносит решения. Нам намекают, что если суд вынесет решение, то судью снимут с работы».

Один из обманутых строителей генеральный директор ООО «СарматСпецСтрой» Армен Бегларян на югоосетинских подрядах разорился, потерял квартиру. Отчаявшись добиться справедливости в республике, Бегларян обратился к Владимиру Путину. В открытом письме к главе российского государства он попросил его вмешаться в ситуацию и заступиться за обманутых людей.

Армену Бегларяну ответил только генпрокурор Южной Осетии Урузмаг Джагаев. Через прессу он заявил, что «Бегларян подрывает авторитет республики и президента Тибилова» и что с ним «надо поговорить». Сам Бегларян в ходе телефонного разговора с Жанной Тархановой сообщил, что подал в суд на генпрокурора Урузмага Джагаева иск о защите чести и достоинства.

Говорит генеральный директор ООО «СарматСпецСтрой» Армен Бегларян:

«У меня нет слов. Как я могу подрывать авторитет президента, авторитет власти и авторитет республики? Я что, не имею права требовать заработанные деньги, чтобы рассчитаться с рабочими? Я сколько лет там работал честно и добросовестно, никаких претензий ни письменных, ни устных к выполненным работам нет. А почему сейчас, когда я начал публично требовать законно заработанные деньги, генпрокурор Южной Осетии пишет такие слова? И при этом говорит, что с Бегларяном надо поговорить. Это что означает? Меня на разборку вызывают? Я так это понимаю. После того как я опубликовал свои письма на имя Путина и в органы власти РФ и ответы, полученные от российских органов власти в интернете, мне стали звонить незнакомые люди и угрожать. Говорили мне грубым голосом, чтобы я это все прекратил и дальше никуда не писал, что меня могут побить, могут убить, угрожали мне, что даже приедут ко мне в Ставрополь».

Обсуждались на этой неделе и таможенные проблемы между Южной Осетией и Россией. Югоосетинские предприниматели, отоваривающиеся на оптовых рынках Северного Кавказа, не могут выполнить обязательное требование российской таможни – предъявить сертификаты на грузы, так как сертификаты выдают производители товаров на оптовые партии, которые просто неуместны на крохотном рынке Южной Осетии. Российская таможня вроде бы идет на компромисс и постоянно отсрочивает свои требования. Когда отсрочка заканчивается, грузы застревают на Нижнем Зарамаге. Но оставить республику без еды невозможно, и все начинается сначала...

Вчера в Цхинвале представители Государственного таможенного комитета Южной Осетии и Федеральной таможенной службы России провели семинар-совещание, в ходе которого попытались найти решение этой проблемы.

И.о. первого заместителя руководителя североосетинского таможенного управления Сергей Троцко в качестве решения проблемы предложил консолидировать грузовые поставки – создать хотя бы одно юридическое лицо на территории России, которое займется организацией оптовых поставок продуктов в Южную Осетию, и, соответственно, их можно будет оформлять по правилам.

По словам генерального директора логистического центра «ТИС» во Владикавказе Вахтанга Джигкаева, в этом предложении Сергея Троцко его смутила перспектива того, что консолидацией грузов может заняться одна фирма:

«Предложение создать одну фирму означает, что какая-то компания на неких эксклюзивных условиях будет провозить товары. И здесь возникают риски. С одной стороны – это риски, что она станет монополистом поставок продуктов питания в республику. С другой стороны, если решать эту проблему современным способом – т.е. если это будет дорогой современный логистический терминал, то возникает риск, что он не окупится из-за мизерности югоосетинского рынка. В этом случае возникает вопрос: кто на себя возьмет убытки?

Чтобы избежать этих рисков, лучше выработать некие нормы, которые были бы просты и едины для всех – и иди каждый желающий, провози свои товары. Но такого соглашения, насколько я знаю, на сегодняшний день не существует».

Еще оно событие этой недели заслуживает внимания. Сегодня мэрия Цхинвала не разрешила проведение народного схода для обсуждения предвыборной ситуации, который инициировали сторонники Эдуарда Кокойты.

Кто бы что ни говорил – это истории про Эдуарда Кокоты, и весьма странное поведение властей, которые и добро не дают на его участие в выборах, и внятного однозначного отказа от них не слышно.

Непонятно, то ли это такая отсрочка отказа из-за их нерешительности или опасений возможных последствий. Но если так, то почему-то незаметно, что идет подготовка общественного мнения к отказу в регистрации. При этом у Кокойты приняли подписные листы, ЦИК допустил его к экзаменам и объявил об успешной сдаче диктанта. Т.е. власти сами дарят надежду или даже укрепляют его сторонников во мнении, что Эдуард Кокойты все же будет допущен.

А это значит, что отказ будет больнее и вызовет больший резонанс, чем, например, если бы ему отказали сразу после собрания инициативной группы.

Кроме того, своевременный корректный отказ – это еще и демонстрация уважения к многочисленным его сторонникам, потому что он оставляет время для выдвижения кого-то другого, кто мог бы представлять интересы этой части избирателей.

Получив отказ уже после окончания регистрации кандидатов, эти люди могут почувствовать себя загнанными в угол. Поэтому, мне кажется, это не самая удачная стратегия. У меня вопрос: если, не дай бог, опять все зашатается, кто будет виноват?

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG