Accessibility links

Гендерное насилие в Абхазии – признать наличие проблемы


Ассоциация женщин Абхазии в 2012 году проводила исследование по данной проблеме и даже подготовила проект закона по семейному насилию. Но поддержки абхазских законодателей получить не удалось

В минувшие выходные в Пицунде состоялся двухдневный тренинг «Гендерно обусловленное насилие как социальная проблема», организованный Ассоциацией женщин Абхазии. В нем приняли участие активисты гражданского общества, врачи, психологи, юристы, журналисты и студенты. Цель – проинформировать участников о природе, причинах и последствиях гендерного насилия.

Гендерное насилие – это насилие по признаку пола. Чаще всего страдают женщины, но речь может идти о детях, например. Речь идет не только о физическом, но и психологическом насилии, экономическом принуждении. «Психологическое насилие имеет очень серьезные последствия, оказывает негативное влияние на отдельную личность. Это социальная проблема, потому что каждая отдельная личность – это часть социума», – сказала на тренинге психолог Элана Кортуа.

Участникам мероприятия был задан вопрос: актуальна ли эта проблема в Абхазии? Каждый рассказывал о конкретных случаях разного рода насилия. Так, в прошлом году в г. Гудауте произошло «убийство чести», когда молодая женщина была доведена до самоубийства родственниками. Ее якобы уличили в измене на основании смс-сообщений. Женские общественные организации обратились в правоохранительные органы с требованием расследовать этот случай, однако до сих пор никто не понес наказания.

Общество, к сожалению, пока остается равнодушным к таким проблемам. Элана Кортуа объясняет причины:

«Возможно, из-за незнания недооценивают важность этой проблемы. Есть другие факторы: у нас на сегодняшний день нет никаких механизмов, которые могут способствовать решению этой проблемы. И есть какие-то особенности этнокультурные, которые пока не дают возможности признать (их наличие)».

Студентка третьего курса педагогического факультета АГУ Алина Агрба выбрала специальность «Психология». Она говорит, что проблема в Абхазии существует, но скрывается из-за особенностей местного менталитета. «Это приводит к тому, что дети видят это все в доме, то есть в процессе их развития они, видя такую систему в доме, думают, что это либо норма, либо боятся этого в будущем. То есть дети психически страдают, у них это как-то отпечатывается. Это проблема не только женщин, матерей, родителей, это проблема детей и их будущего».

Ее однокурсник Эмиль Петров признался, что до тренинга не был осведомлен о многих проблемах: «После семинара были конкретные примеры, и я был повержен в шок. Я на самом деле не представлял, что это так глобально в Абхазии, и с этим нужно обязательно бороться».

О медицинском аспекте проблемы говорила член Общественной палаты, акушер-гинеколог Фатима Харзалия: «Если женщина терпит измену мужа и при этом периодически лечится от инфекционных заболеваний, передаваемых половым путем, которыми награждает ее муж, разве это не насилие? А я, как врач, естественно, с такими проблемами сталкиваюсь. Это тоже один из факторов, в некотором смысле насилие над личностью».

По словам Фатимы Харзалия, необходимо создать кризисные центры, куда бы смогли приходить жертвы домашнего насилия.

Юрист Майя Широкова работает в Общественных юридических приемных с 2004 года. На протяжении 13 лет туда обращаются женщины, пострадавшие от домашнего насилия. За последний год было три случая, когда женщины уходили от мужей, в основном от наркозависимых. Но она не может сказать, что это носит массовый характер.

«Защитить таких женщин, детей не всегда представляется возможным, потому что существуют законодательные пробелы. Очень большое влияние в наших условиях имеют родственные отношения. У нас в государстве затруднена процедура влияния или воздействия на противоправные действия мужчин. У нас нет закона о домашнем насилии, нет социальных служб, которые бы занимались выявлением таких случаев. У нас нет связи между органами опеки и школами, нет связи между органами опеки и родителями. Каждый из этих субъектов правоотношений существует отдельно, не имея представления о том, в каком положении живут семьи, в которых практикуется домашнее насилие», – отметила Майя Широкова.

В Абхазии невозможно отследить реальную статистику, потому что женщины практически никогда не обращаются с официальными заявлениями в правоохранительные органы, так как не верят, что им помогут. Они боятся реакции общества.

Ассоциация женщин Абхазии в 2012 году проводила исследование по данной проблеме и даже подготовила проект закона по семейному насилию. Но поддержки абхазских законодателей получить не удалось. Чтобы были приняты соответствующие изменения в законодательстве, необходимо принятие депутатами самого факта существования проблемы домашнего насилия в Абхазии.

А с учетом того, что в парламенте все меньше и меньше женщин, добиться принятия такого закона будет очень сложно. Член правления АЖА Мариетта Топчян отметила, что самое главное – это менять отношение людей к этой проблеме. В этом и заключалась задача первого тренинга в рамках проекта АЖА «Актуализация проблемы гендерного насилия и принятие необходимых мер для его искоренения», который осуществляется при поддержке программы COBERM.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG