Accessibility links

У каждого комментатора создания ИКЦ свой «маневр»


Виталий Шария

Подписание вчера в Сочи руководством министерств внутренних дел Абхазии и России соглашения о порядке формирования и деятельности совместного Информационно-координационного центра (ИКЦ) органов внутренних дел продолжает оставаться предметом активного обсуждения в Абхазии и за ее пределами. Кстати, один пользователь «Фейсбука» задался риторическим вопросом: а почему с абхазской стороны соглашение подписывал целый министр внутренних дел Аслан Кобахия, а с российской – только зам Игорь Зубов. Другой кратко ответил: «Соответственно габаритам стран».

Действительно, такие события бывают подобны булыжнику, падение которого порождает долгие круги по воде. Как не без иронии написал еще один завсегдатай соцсетей, «на неделю мы темой обеспечены».

При этом обычно бывает любопытно проследить за реакцией различных сторон. Чаще всего она, конечно, служит иллюстрацией к известной пословице «кто о чем, а вшивый о бане».

Кто бы сомневался, что МИД Грузии отреагирует заявлением, в котором называет подписание «вмешательством в мирное урегулирование конфликта»:

«Так называемое соглашение полностью игнорирует такие фундаментальные нормы и принципы международного права, как суверенитет государства, территориальная целостность и нерушимость международно признанных границ... Такие действия способствуют дестабилизации ситуации в регионе, а также наносят ущерб Женевским переговорам».

Если кто не понял, в заявлении речь идет о суверенитете и территориальной целостности Грузии в границах Грузинской ССР, то есть четвертьвековой давности.

В сегодняшней Абхазии, где вовсю ломают копья сторонники и противники соглашения в принятом виде, приведенная цитата вызовет разве что недоуменную улыбку. Да и каким образом борьба с организованной преступностью, декларируемая как главная цель ИКЦ, может дестабилизировать ситуацию в регионе? А то можно подумать, что грузинские дипломаты собираются использовать для восстановления упомянутой целостности организованную преступность, «воров в законе»... Но при всей оторванности этих фраз от реалий появление их было неизбежно.

Людям, погруженным в полемику вокруг ИКЦ в абхазском обществе, будет, думаю, интересно познакомиться со взглядом на событие из Москвы. Я обратился к российскому эксперту Александру Скакову. Вот что он говорит:

«Завершение долгой эпопеи с созданием ИКЦ можно оценить только позитивно. Важно, что обе стороны – и Москва, и Сухум – пошли навстречу друг другу. Штат ИКЦ не раздут, функции МВД РА он не подменяет, руководство им будет осуществляться представителями обеих сторон по принципу ротации. Важно, что Абхазия в этом вопросе выдержала некоторое давление, которое, что греха таить, имело место. Без лишнего шума и самопиара, без обвинений и обид найден разумный и всех устраивающий вариант. А сам по себе ИКЦ, конечно, необходим, координировать работу правоохранителей двух стран нужно. Абхазия – это слишком важный и слишком сложный регион, чтобы можно было расслабиться и ничего не делать. Теперь важно наполнить работу ИКЦ реальным содержанием. Здесь возникает много связанных вопросов: к примеру, облегчение режима функционирования перехода через границу на Псоу, введение в разумные рамки перемещения людей и грузов через Ингур, возможность строительства дороги Черкесск – Сухум и так далее. Вплоть до работы аэропорта и морпорта. Все эти вопросы имеют измерение, связанное с совместной и скоординированной работой правоохранителей Абхазии и России».

Российские СМИ, что вполне объяснимо, почти не обратили внимания на подписание соглашения, соответственно, и интернет-пользователи. Зато в Абхазии в эти дни, комментируя все подряд криминальные новости с упоминанием о задержании преступников, некоторые интернет-форумчане начали вставлять иронические реплики: как, мол, быстро сказалась действенность ИКЦ. Реплики, конечно, не слишком остроумные и удачные, поскольку никто из здравомыслящих людей и не преувеличивает значение ИКЦ в обуздании криминалитета, а рассматривает этот центр лишь как дополнительный инструмент в борьбе с ним.

Политизация, а точнее в данном случае трансформация оценок одного и того же явления в комментариях одних и тех же людей в зависимости от их в последние годы приближения и отдаления от власти, просматривается с очевидностью. (Как только, по замечанию одного форумчанина, люди попадают во власть, у них будто меняется кровь. Добавлю, что и в оппозицию – тоже.) Я бы мог тут привести примеры с именами и цитатами, но считаю, что не стоит этого делать. Во-первых, это слишком массовое явление и было бы не совсем справедливо останавливать внимание лишь на двух-трех личностях. Во-вторых, учтем, что, скажем, в 2015 году комментировался все же один проект договора, а сейчас другой.

Тем не менее эта политизация-трансформация существует, и каждый раз, когда с ней сталкиваешься, начинаешь думать, в какой мере это амнезия комментаторов, а в какой – их расчет на амнезию аудитории.

Присутствует, увы, и такое явление, как замена аргументированного диалога обвинениями всех несогласных с полемистом в «предательстве». Порой эти малограмотные и малосвязные излияния напоминают бред, но тут же находятся и поддакивающие.

Не собираюсь утверждать, что суверенитету Абхазии ничто не угрожает. Конечно, опасность абсолютно реальная. Россия – огромная страна, и там, разумеется, хватает людей с эгоцентричным геополитическим мышлением а-ля Жириновский, которым «до лампочки» национальные интересы абхазов, как и прочих малочисленных народов, задача сохранения ими этнической идентичности. Вот почему, скажем, являюсь убежденным противником продажи в Абхазии жилья иностранцам, что может привести к необратимым этнодемографическим изменениям в ней. («Может» – этого вполне достаточно.) Но ИКЦ, работа которого предусматривает присутствие в Абхазии десяти кабинетных работников-россиян, – не тот случай, чтобы впадать в панику. И трудно отвязаться от подозрения в адрес некоторых паникеров, высказанного одним абхазским блогером: почему, мол, у них такая нервная реакция, не потому ли, что они не в ладах с законом, а казавшееся им ранее прочно «схваченным», благодаря родственным и иным связям, может оказаться и не таким уж прочным?

Есть, впрочем, и обоснованные сомнения критиков соглашения, которых не заподозришь в названных грехах и которые оперируют аргументами. Их беспокоит, в частности, то, что в тексте не прописана необходимость ратификации возможных в будущем серьезных изменений численности ИКЦ и подобных преобразований.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG