Accessibility links

Георгий Майсурадзе: «Когда говорят, что виноваты иностранцы, которые делают из Грузии бордель, – это понятный язык»


Георгий Майсурадзе

ПРАГА---В центре Тбилиси, на проспекте Агмашенебели, в эти минуты проходит националистический «Марш грузин», в котором, по разным данным, принимает участие несколько тысяч человек. Националисты требуют ужесточить эмиграционную политику, депортировать нелегалов, принять меры против их криминальной деятельности. О том, что происходит в Тбилиси, говорим с грузинским философом Георгием Майсурадзе.

Нана Плиева: Георгий, вас удивила многочисленность и эклектичность публики, которая вышла в центре Тбилиси на националистический «Марш грузин». От чего и от кого предлагается защитить Грузию?

Георгий Майсурадзе: Меня не особо удивила, потому что в Грузии уже были первые сигналы еще в марте в Батуми, когда было какое-то маленькое восстание людей против насилия полиции, и там тоже появились, хотя бы в маленьких дозах, националистические лозунги, направленные именно против иностранцев, потому что Батуми расположен недалеко от Турции – это пограничная зона. В Батуми очень много турецких инвесторов, и это недовольство принимало уже этнический, национальный характер. Хотя после этого особенно виноваты грузинские медиа, которые почти ежедневно приглашают самых радикальных националистов и организаторов этих шествий в студию, у которых до сих пор не было никакого рейтинга.

Нана Плиева: Но один из организаторов сегодняшнего марша, например, был замминистра Грузии по вопросам диаспоры, а также заместителем министра по вопросам вынужденно перемещенных лиц, – т.е. работал в госструктурах…

Георгий Майсурадзе: Что касается его назначения замминистра, то они пригласили всех сторонников, всех тех, кто был настроен против (Михаила) Саакашвили. «Грузинская мечта» вначале, после выборов в 2012 году, пыталась объединить всех, кто был против Саакашвили. Но причина в другом: я думаю, что это социально-экономическая причина. Простые люди (не политики), которые участвуют в таких шествиях и протестуют, я бы не сказал, что они фашисты или фашистки настроены, – это в основном люди, угнетенные экономической политикой грузинского правительства.

Нана Плиева: Они угнетены кем: турецким бизнесменом, который открыл бар на проспекте Агмашенебели?

Георгий Майсурадзе: Не только. Это заложено в человеческом характере: когда иностранцы или меньшинства делают что-то неправильное, их можно моментально заметить, а вот своих, грузин, они не замечают. Не замечают грузинских банков, которые в основном ведут просто ожесточенную политику, и грузинских бизнесменов, правительство и каких-то чиновников, которые, может быть, берут взятки. Ведущий экономический фактор в Грузии, на чем стоит современная грузинская экономическая политика - это туризм, и в качестве туристов не просто путешественники приезжают в Грузию, а доходы в основном от публичных домов, казино – и в Батуми, и в Тбилиси, – где люди теряют свое имущество. Т.е. ничего не производится, Грузия как бы стала огромным публичным домом, и за этим публичным домом стоит экономическая политика. Люди, которые не получают зарплату за невыносимый труд, – шахтеры, строители, – вот они самые угнетенные люди в Грузии, и виноваты в этом не левые активисты или левые политики. У них настроения в первую очередь против неправительственных организаций. Думаю, что хотя бы некоторые из неправительственных организаций работают против угнетения и эксплуатации, но у них язык настолько непонятный, они отчуждены от народа, от его реальных проблем.

Нана Плиева: Георгий, вы говорили об антитурецких настроениях в Батуми, где националисты пришли на акцию протеста… С такими же лозунгами «Альянс патриотов» прошел в грузинский парламент – это парламентская партия, чьи представители на днях ездили в Россию. Проспект Агмашенебели тоже в каком-то смысле символическое место, где многими барами, магазинами владеют иностранные бизнесмены. Кем подогреваются радикальные настроения, почему власти на это не реагируют?

Георгий Майсурадзе: Власти как-то сами замешаны в этом. Это часть экономической политики Грузии – что Грузия процветает экономически и все видят, сколько туристов приезжает в страну, иностранцев. Т.е. когда левые политики или либеральные политики отчуждены от угнетенного народа и все НПО и активисты говорят на непонятном языке, появляются политические националисты, радикалы, и они социальное недовольство переводят на язык национализма. Вот они говорят, что виноваты иностранцы, которые захватывают нашу землю, покупают, развращают народ своими какими-то традициями, делают из Грузии бордель – и это понятный язык. Вот вы упомянули «Альянс патриотов». В своей предвыборной кампании они разговаривали с людьми на понятном им языке, они нашли общий язык, а политические элиты не находят.

Нана Плиева: Почему в стране, у которой новейшая история была омрачена радикальным этническим национализмом, ввергшим эту страну в продолжительный хаос, привел к вооруженным конфликтам, так легко создать образ врага? Почему националисты так вольготно себя чувствуют? Извлечены ли какие-то уроки из недавнего прошлого, об этом идет дискуссия в Грузии?

Георгий Майсурадзе: Мало или почти нет. Почти никаких интеллектуальных дискуссий нет в Грузии, к сожалению.

Нана Плиева: Почему?

Георгий Майсурадзе: Политические дискуссии в основном о том, что украл режим Саакашвили или о политике «Грузинской мечты». Мы уже шесть лет занимаемся такими несуществующими проблемами. Образуется какой-то политико-идеологический вакуум, и этот вакуум занимают потом какие-то правые популисты неонацистского направления, потому что никакого дискурса нет. В основном все эти аналитики и политики говорят на непонятном языке. Это какая-то самоколонизация, или как это вообще можно объяснить, когда в подходе к рабочим фабрики или шахтерам начинаешь говорить о дискурсах или гегемонии и каких-то возвышенных идеях. Они не понимают, и они правы, что не хотят понять какие-то дурацкие интеллектуальные отброски. У них реальная проблема – они угнетены, недоплачены, их эксплуатируют, не дают денег, невозможно жить в таких условиях, и они видят, что приезжает какой-то человек из Турции, открывает какое-то заведение, в которое им не войти как клиенту, – сколько в Батуми и Тбилиси пятизвездочных отелей и ресторанов, в которые ходят в основном иностранцы, – люди, которые голодают, у которых нет ни работы, ни зарплаты, чувствуют себя угнетенными на своей родине и проецируют свое недовольство на иностранцев.

Нана Плиева: Кому выгодно создание образа мигранта-педофила, кто за этим стоит?

Георгий Майсурадзе: Ну, это везде так. И в Германии, в Кельне был такой случай, когда сирийцы начали насиловать немецких женщин, но там другая культура, другая система – ни власть, ни медиа не провоцируют неофашистские процессы. Грузинские медиа уже месяцами и годами приглашают правых популистов в эфир, они как бы создали дискурс гомофобии, ксенофобии и всякой такой ненависти, и телезрители ежедневно смотрят такие ток-шоу и передачи, и противовеса у них нет, потому что интеллектуалы и активисты говорят на непонятном языке.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG