Accessibility links

Cегодня в Ленингоре по дороге домой гражданскую активистку Тамару Меаракишвили, вернувшуюся из Тбилиси, задержал сотрудник ленингорской районной прокуратуры Алан Бязров. Собственно, она мне и позвонила как раз в момент задержания. По ее словам, Алан Бязров сообщил ей, что у него нет повестки или ордера на арест, и причины задержания он также отказался называть, дескать, ей все объяснят в здании прокуратуры:

«Это все ты должна взять с собой, все надо с собой нести. Но у меня нитки для вязания, какие-то кастрюли и мои личные вещи. Говорит, что передать дочке это нельзя. Он говорит, что он прямо сейчас меня задерживает. За что? Говорит, когда задержит, там мне объяснят. Пока не объясняет. Нет никаких бумаг, ничего нет. Говорит, что все бумаги будут там. Сотрудник прокуратуры Алан Бязров задерживает. У меня нет адвоката. У меня нет никаких объяснений, что со мной происходит, и (я) хочу, чтобы вы все это распространили прямо сейчас».

Можно понять, когда милиционер-оперативник или участковый, что называется, на глазок задерживает подозрительных людей до выяснения личности, но когда задержание без санкций и объяснения причин проводит следователь прокуратуры, да еще в крохотном поселке, где все у всех на глазах, – это всегда дурно пахнет, как демонстративное издевательство.

Вечером в прокуратуру пришла мать Тамары, попыталась выяснить, за что задержали дочь. В ответ представители власти нахамили пожилой женщине (видимо, такая установка по прокуратуре – хамить и запугивать женщин). Ей не объяснили причин задержания Тамары, зато твердо пообещали, что до утра ее не выпустят. Не иначе, Тамара – опасный преступник.

Вечером сотрудники прокуратуры пришли в дом гражданской активистки с обыском. Сообщили родным Меаракишвили, что ищут экстремистскую литературу. Какую именно, не уточнили. Глядишь, чего-нибудь и подкинут, патрон какой-нибудь, как подкинули сестре Нара Габараева, а может, запишут в главари ленингорского филиала ИГИЛ – с них станется.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что речь идет о давлении на гражданина, давлении неправомерном, порочащем репутацию и государства, и его президента (о прокуратуре не говорю, ее репутацию опорочить невозможно).

За что давят Тамару? Да за то, что она поднимает темы, крайне неприятные и для районного начальства, да и для цхинвальского тоже.

То у них люди исчезают в милиции, а потом, через несколько месяцев, их находят в лесу повешенными на проволоке, закрученной на затылке. Судмедэкспертиза констатировала, что тело после смерти находилось в земле, но ничего... Следствие пришло к выводу, что несчастный юноша по фамилии Башарули свел счеты с жизнью.

То всем начальством заминают скандальную историю про педофила, который таскал на променад девочку из местного детского дома на глазах безучастных воспитателей.

То привилегированные наркоманы вламываются в больницы и, грозя персоналу от имени государства ревизиями, требуют у них шприцы и медикаменты без рецепта.

Местная прокуратура не нашла лучшего способа справиться со всем этим безобразием, кроме как заткнуть тех, кто смеет по этому поводу возмущаться, предавать это безобразие гласности. Дескать, вот они, шпионы...

Тамаре и раньше было не сахар, но, в общем, до тех пор, пока прокуратуру возглавлял Мераб Чигоев, каких-то актов запугивания или угроз со стороны прокурорских не было.

Все изменилось при Урузмаге Джагаеве. За второе полугодие 2016 года ее таскали на неформальные допросы в прокуратуру шесть раз. В этом году допросы стали откровенно издевательскими: «Почему замуж не выходишь?», «На что живешь, кто тебе помогает?», «У тебя, случайно, нет амнезии?», «Ты здоровый, вообще, человек или больной?» Наверное, ничто так красноречиво не характеризует уровень их квалификации и профессиональной этики, как этот перечень вопросов.

В этом году к давлению подключилось КГБ. Тамару похищали, вывозили инкогнито в Цхинвал и там всю ночь пугали, а потом, как нашкодившие школьники, брали с нее клятвы, что она никому не расскажет, что, в принципе, вполне понятно: кому охота позориться.

Тамара недавно перенесла операцию, после которой еще не восстановилось. Если ее пережмут в прокуратуре и с ней, не дай бог, что-то случиться, – кто за это ответит? Закопать ее или повесить в лесу, как Башарули, не получится.

В этой истории товарищ Бязров просто исполнитель. Поэтому у меня вопросы не к нему, а к господину Бибилову, потому что он – гарант конституционных прав граждан Южной Осетии. И если кто-то решил, что ему позволено чинить произвол, дескать, наша взяла, теперь нам все можно, то обязанность президента – восстановить законность и одернуть зарвавшихся. Он это обещал во время избирательной кампании, в том числе и жителям Ленингорского района.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG