Accessibility links

«Продолжается правовой беспредел, который был и раньше»


Никто в Южной Осетии, по словам общественников, не застрахован от того, что происходит с Тамарой Меаракишвили

Давление на гражданскую активистку Тамару Меаракишвили со стороны сотрудников ленингорской прокуратуры югоосетинские общественники называют продолжением правового беспредела в отношении представителей гражданского сектора. По их словам, действия силовиков дискредитируют Южную Осетию.

Директор медиа-центра «Ир» Ирина Гаглоева назвала удивительной ситуацию, которая сложилась вокруг гражданской активистки Тамары Меаракишвили, ведь помимо того, что сотрудники прокуратуры не предъявили ей никаких документов на задержание, еще и провели обыск в квартире, хотя речь шла о подозрении в клевете. По словам Ирины Гаглоевой, в республике продолжается правовой беспредел:

«Все это, конечно, удивляет. Тем более что совершенно очевидно, что те, кто ее задерживал, прекрасно знали, что Меаракишвили – фигура резонансная, что на это будут реагировать определенные организации и у нас, и там. То есть было чувство, что это было спровоцировано. Ленингор – вообще сложный район, и то, что здесь происходят странные вещи, знают все. Никто не хочет это озвучивать, я имею в виду официальные лица, но народ обо всем, в любом случае, знает. И то, что в результате такого неправильного подхода к руководству этим районом, видимо, выльется все же в какой-то негативный процесс. Здесь надо копать поглубже и серьезно подумать, что стоит за так называемым задержанием, зачем это надо делать громко и почему это не комментируется официальными органами, которые прекрасно видят, какой все это имеет резонанс в тех же соцсетях. Очень много вопросов, и, прежде всего, к нашим органам. Мы с каждыми выборами ожидаем улучшения хотя бы нашей правовой ситуации. Уже в течение какого периода времени у нас бывают факты совершенного беспредела правового по отношению к людям. И мы оказываемся в ситуации, когда мы даже защитить себя не можем. У нас нет институтов, которые могут просто защитить человека. Я считаю, что продолжается правовой беспредел, который был и раньше, ничего не меняется. А в демократическом государстве человек должен быть защищен в правовом смысле».

Бывший председатель неправительственной организации «Ассоциация женщин Южной Осетии за демократию и защиту прав человека» Лира Козаева говорит, что дело не в личности самой Тамары Меаракишвили, а в планомерной политике по дискредитации гражданских активистов, которую в республике проводили последние несколько лет. В октябре 2015 года, после двадцати лет работы, Козаева была вынуждена свернуть деятельность своей организации в Южной Осетии из-за давления силовиков. Говорит Лира Козаева:

«Дело не в том, нравится мне Меаракишвили или нет. Дело в общей ситуации. Посмотрите, как развивались события. Если проанализировать, то была программа минимум и программа максимум. Программа минимум – создать мнение у общественности о продажности, предательстве, обогащении. Все, что можно было сделать для того, чтобы дискредитировать и вызвать презрение и ненависть к общественным организациям, было сделано. Любая невежественность, необразованность может позволить себе такое по отношению к ним, что у меня уже не бывает желания участвовать в дискуссиях в тех же соцсетях. Это касается не только общественных организаций, это касается и мало-мальски инициативных личностей – неравнодушных, инициативных, смотрящих далеко вперед, в прогресс, мечтающих о своей родине, Южной Осетии, как о субъекте мирового сообщества. И вот теперь, когда они программу минимум выполнили, уже не составляет никакого труда изничтожать, уничтожать, унижать, пугать и стращать одну за другой... Они не просчитали одного, что они столько лет опускали нас ниже плинтуса и столько лет нас пугали, что уже и опускать ниже некуда, и пугать уже некого. Я еще раз повторюсь. Речь идет не о том, чтобы защищать именно Тамару, речь о том, что происходит с нашим гражданским обществом».

Никто в Южной Осетии, продолжает Козаева, не застрахован от того, что происходит с Тамарой Меаракишвили:

«Я легко могу представить, что завтра постучатся в дом и придут ко мне, сунут мне под нос любую бумагу, ведь они уже давно сами себе хозяева. К сожалению, власть нас сдает! Кому?! Тут я поставлю многоточие», – говорит она.

Сегодня я обратилась за комментарием и к общественнику Тимуру Цхурбати, который из-за своей гражданской активности был избит в 2010 году. По его словам, подобные действия правоохранителей дискредитируют Южную Осетию:

«Насколько мне известно, то, что ее забрали без предъявления документов, ордера на арест, провели обыск без санкции, опять же, насколько мне известно, то все это не что иное, как правовой беспредел. Это значит, что работники ведомства, тот начальник, который это им приказал, работают против республики Южная Осетия. Они все сводят к тому, что вместо легитимной правовой республики, которую мы строим, которую декларируем и которую поддерживает президент (по крайней мере, он тоже за правовую республику), что на самом деле у нас в реальности – бандитская страна, где работники прокуратуры соблюдают не закон, а действуют, я не знаю даже, по каким принципам. Видимо, по принципу, что им кто-то не нравится. Это дискредитирует их, всю прокуратуру, где, наверное, есть честные люди тоже, дискредитирует президента и вообще всю республику Южная Осетия».

Цхурбати допускает, что о действиях сотрудников прокуратуры югоосетинский президент Анатолий Бибилов, который сейчас находится в отпуске, ничего не знает.

«По моему мнению, он должен быть не в курсе, иначе это идет в противовес его высказываниям и обещаниям, которые он делал и обещал народу до своего избрания», – говорит общественник.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG