Accessibility links

Какая оппозиция нужна Бидзине Иванишвили?


Дмитрий Мониава

Грузинские политики часто напоминают опоздавших пассажиров, бегущих за уходящим поездом. Переговоры о конституционных поправках между «Грузинской мечтой» и оппозицией начались слишком поздно, и их итог вряд ли будет удовлетворительным.

Бидзина Иванишвили, вероятно, ошибся, когда препоручил Конституцию заботам председателя парламента Ираклия Кобахидзе и других «молодогвардейцев». Они продавливали принятие новой, адаптированной под свои нужды, редакции Основного закона очень грубо, что привело их к конфронтации чуть ли не со всеми партиями и неправительственными организациями, а также с президентом и его администрацией. Иванишвили все еще может пренебречь мнением оппозиции, но опасается недовольства западных партнеров – после того, как они выразили озабоченность отсутствием консенсуса, «Грузинская мечта» изменила тактику.

Сегодня ей важно создать иллюзию продуктивного диалога с оппозицией до того, как к переговорам подключатся представители Венецианской комиссии. Вместе с тем она пытается разделить своих оппонентов и как бы отсечь партии от президента, НПО и критически настроенных экспертов. «Грузинская мечта», вероятно, вскоре заявит, что оппозиционеры разошлись во мнениях, и представит свой вариант поправок как компромиссный. В этом ей могут поспособствовать «малые партии», привлеченные перспективой единовременной отмены пятипроцентного барьера на парламентских выборах 2020-го или его снижения.

Какая оппозиция нужна Бидзине Иванишвили?
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:03 0:00
Скачать

«Грузинской мечте», в принципе, удалось свести дискуссию о Конституции к обсуждению новой избирательной системы – о других спорных поправках вспоминают все реже. Однако настроения в обществе и позиция Венецианской комиссии таковы, что ей, возможно, придется отказаться от сомнительных инициатив, к примеру, от проведения выборов 2020 года по старым правилам. Вообще, представители Венецианской комиссии общаются с руководителями постсоветских республик в том же умиротворяющем стиле, в котором знаменитый психиатр Авлипий Зурабашвили беседовал с буйными пациентами, и рассматривают любую уступку как большое достижение, а посему «Грузинской мечте», скорее всего, удастся протащить ряд других, выгодных для нее поправок, избегнув обвинений в диктате.

Считается, что, отказавшись от выборов в мажоритарных округах, она непременно утратит конституционное большинство в 2020-м, но это произойдет лишь в том случае, если ведущие оппозиционные партии окрепнут. В данный же момент их состояние вызывает в памяти образ Пизанской, а иногда и Вавилонской башни. Если, благодаря снижению или отмене барьера, в новый парламент попадет значительное количество представителей «малых партий», зависимых от «Грузинской мечты», у нее не возникнет проблем с нехваткой депутатских голосов.

И все же, какая оппозиция нужна Бидзине Иванишвили? Его гибридному режиму необходим демократический фасад – оппозиционные партии должны быть шумными и артистичными, но недостаточно мощными для того, чтобы посягнуть на устои.

С «Национальным движением» и его сателлитами все ясно: указывая на них, Иванишвили пугает грузин угрозой реставрации старого режима. А еще фактор «Нацдвижения», которое вместе со своими избирателями, по сути, находится в изоляции, делает невозможным создание монолитного оппозиционного фронта. Что до осколков партий – бывших партнеров «Грузинской мечты» по коалиции и других объединений либералов-западников, – они препятствуют консолидации электората, предлагая ему одни и те же идеи в разной упаковке и враждуя между собой, а также выступают перед иностранными партнерами в роли демократической, конструктивной и совершенно бессильной оппозиции.

Правители Грузии всегда опасались радикальных леваков и националистов – их традиционно опекала Госбезопасность. Судя по тому, что новое националистическое движение формируют лидеры, совсем недавно тесно сотрудничавшие с властями, особых сюрпризов ждать не приходится – просто будет прорыт еще один канал для того, чтобы отвести недовольство масс от «Грузинской мечты», направив его в сторону либералов и мигрантов. На «левом фланге» масштабные проекты, схожие с учреждением «Лейбористской партии» в 1995-м, пока не реализуются, но там есть перспективные (в контексте партстроительства) молодежные группы.

Иванишвили, подобно своим предшественникам, вероятно, продолжит контролировать несколько слабосильных пророссийских партий, как бы предлагая Москве воздействовать на грузинскую политику с их помощью. Их отсутствие может подтолкнуть русских к попытке создать такой инструмент самостоятельно, а поскольку политтехнологические эксперименты Кремля почти всегда заканчиваются чем-то вроде штурма дворца Амина, это приведет к лишним хлопотам. Как ни странно, старая схема с подставными марионетками еще работает, и все заинтересованные стороны делают вид, что довольны.

Иванишвили может быть удовлетворен общим раскладом сил и состоянием оппозиционных партий, но даже самые сервильные из них находятся под влиянием ряда факторов, возникших до того, как он занялся политикой, и во многом ему неподвластных. Поворачиваться спиной к такой оппозиции, какой бы слабой она ни казалась, нельзя.

Мало кто придал значение тому, что перед выборами 2016 года от «Грузинской мечты» отделились не только партнеры по коалиции, но и тесно связанные с Иванишвили лица и небольшие группы, которые, наперекор логике, пытались пробиться в парламент самостоятельно. Возможно, нечто подобное произойдет и в 2020-м, и «Грузинская мечта», словно рыба, мечущая икру, даст жизнь множеству новых «мальков». Они опять пойдут на выборы по отдельности и, благодаря снижению или отмене барьера вкупе с тайной поддержкой властей, получат депутатские мандаты и начнут выкармливать и развивать свои микроскопические партии, полностью подконтрольные Иванишвили.

Его политика по отношению к оппозиции, скорее всего, будет основана на следующих принципах: а) ослабление политических объединений, которые могут набрать 7-8 (и больше) процентов голосов без его поддержки; б) разрушение потенциально опасных (по сути – любых) альянсов; в) содействие появлению новых, якобы оппозиционных партий, раскалывающих разгневанный электорат. Иванишвили, по всей видимости, пожурит (а может, и накажет) молодых лидеров «Грузинской мечты» за то, что они использовали грубые методы в ходе конституционной реформы и подтолкнули его оппонентов к консолидации, вместо того чтобы разделять и властвовать. А «идеальную оппозицию» Бидзина Григорьевич, следуя заветам папы Карло, вероятно, попытается создать сам.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG