Accessibility links

Абхазия готова признать независимость Каталонии, после того как парламент региона провозгласит независимость. В заявлении МИД Абхазии отмечается, что «нынешние события в Каталонии имеют много общих характерных особенностей с процессами, проходившими в Абхазии в начале 90-х годов».

1 октября в Каталонии состоялся референдум, в результате которого, по словам официальной Барселоны, 90% граждан высказались за независимость от Испании, несмотря на все попытки Мадрида помешать плебисциту. В голосовании приняли участие 2 миллиона 300 тысяч человек. Испания и ЕС признали референдум незаконным. А Конституционный суд Испании наложил запрет на проведение 9 октября заседания парламента Каталонии, на котором может быть провозглашена независимость региона.

В Абхазии с особым интересом наблюдали за ходом референдума в Каталонии и его последствиями. МИД республики распространил заявление: «Абхазия, так же, как сейчас Каталония, отстаивала свое право на независимое существование исключительно мирными средствами, пытаясь разрешить все противоречия с Грузией в правовом русле. В ответ на это Грузия совершила акт вооруженной агрессии против мирного населения, развязав кровопролитную войну в Абхазии. Каталония, так же, как и Абхазия, – это территория с собственными традициями государственности, богатой историей и культурной самобытностью. К сожалению, современные власти Испании совершают серьезное преступление в отношении собственных граждан, пытаясь подавить стремление народа Каталонии к независимости путем жестокого насилия».

Глава парламентского комитета по обороне и национальной безопасности Илья Гуния заявил «Эху Кавказа», что Абхазия готова признать независимость Каталонии, после того как парламент Каталонии провозгласит независимость. Он подчеркнул, что это «волеизъявление народа, можно признавать его или не признавать, но это факт, который свершился».

Однако член Общественной палаты Лиана Кварчелия считает, что торопиться не надо. Нужно сначала подождать, что скажут сами каталонцы, объявят ли они независимость, как будут развиваться события:

«Понятно, что все, что происходит в мире, создает те или иные прецеденты. Это не значит, что мир признает эти кейсы в качестве прецедентов, как это, например, случилось с Косово. Мы же знаем, что это явный прецедент для того, чтобы признать Абхазию. Но тут сработали двойные стандарты. В любом случае, конечно, такие прецеденты – это то, на что мы можем ссылаться, когда мы отстаиваем свое право на самоопределение в качестве независимого государства».

В интервью «Эху Кавказа» глава грузинского парламентского комитета по обороне и безопасности Ираклий Сесиашвили заявил, что в Каталонии идут совсем другие процессы, нежели в Абхазии: «В нашем случае мы имеем дело с оккупацией. Россией оккупирована территория».

Илья Гуния прокомментировал данное заявление. Он напомнил, что, находясь еще в составе СССР, абхазы каждые десять лет поднимали вопрос о том, чтобы выйти из состава Грузии, проводили митинги, сходы. По его словам, первый шаг к независимости Абхазии сделала Грузия, когда она вышла из состава СССР:

«Когда мы говорим об оккупации, то оккупация происходила со стороны Грузии. Это грузинские танки входили в Абхазию, это грузинские танки убивали мирных жителей. Грузин Каркарашвили сказал, что 90 тысяч абхазов он готов уничтожить, это что, не геноцид? Тут не было армии. Грузия воевала с народом Абхазии. Народ Абхазии отвоевал эту свободу. И потом закрепил это еще на референдуме, провозгласив свою независимость. И дальше нас начали признавать, Россия первая нас признала».

Илья Гуния подчеркнул: если бы Грузия по-другому смотрела на то, что произошло, поняла, почему это произошло, сегодня у двух стран были бы другие отношения.

«Но у нас сегодня только такие, потому что их имперские замашки до сих пор остались. И, в отличие от Грузии, Испания повела себя намного корректнее. Да, она сопротивлялась, но тем не менее каталонцы проголосовали, волеизъявление народа есть, значит, они независимые. Поэтому мы не можем их не поддержать, потому что мы были в той же ситуации», – сказал Илья Гуния.

Член Общественной палаты Лиана Кварчелия отметила, что, когда некоторые грузинские комментаторы заявляют, что «Абхазия – оккупированная территория, они тем самым пытаются снять ответственность с Грузии за агрессию 1992 года». Она считает, что параллели между Абхазией и Каталонией есть. По ее словам, «если бы для каталонцев не стоял остро вопрос идентичности, они бы не боролись так за сохранение своего языка».

«Если говорить о состоянии демократических институтов, нужно подумать, прежде чем об этом говорить, в каких условиях развивалась Абхазия и в каких условиях развивалась Каталония, будучи частью ЕС даже в составе Испании. И Абхазия, мало того, что она была разрушена войной, которую развязала Грузия, она еще находилась в условиях санкций, а теперь она находится в условиях международной изоляции. Но даже при тех не очень благоприятных условиях, в которых развивалась Абхазия, нужно отметить, что все-таки кое-чего мы добились», – заявила Лиана Кварчелия.

В некоторых СМИ прозвучало мнение, что в Каталонии космополитический национализм. И такая инклюзивная политика повышает шансы Каталонии. Это тот момент, по словам Лианы Кварчелия, который нужно учитывать во внутренней политике Абхазии.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG