Accessibility links

Югоосетинская неделя: Бибилов стреляет, Говорун приезжает, Меаракишвили подает в суд


Начальник управления президента РФ по социально-экономическому сотрудничеству с государствами СНГ, Абхазией и Южной Осетией Олег Говорун

В начале недели власти вспомнили о законе, который обсуждался почти за год до президентских выборов, но так и не был принят из-за разногласий между в ту пору спикером парламента Анатолием Бибиловым и президентом Леонидом Тибиловым. Это закон об объединении Арбитражного и Верховного судов по российскому образцу.

Разноглася между ветвями власти, из-за которых он не был принят, сводились к следующему. Спикер и его партия парламентского большинства «Единая Осетия» считали, что при объединении судов создается новая организация, а значит, нужно будет переназначить всех судей. Президент и его команда, напротив, заявили, что нет причин для переназначений при объединении департаментов. Они посчитали, что таким образом спикер хочет нарастить свое влияние – потому как часть судей при формировании судебного органа назначается по представлению парламента. Теперь, похоже, все препятствия устранены, а возможности возросли, теперь Анатолий Бибилов и его партия будут формировать не часть, а весь Верховный суд.

В понедельник на специальном совещании с участием председателей Верховного и Арбитражного судов, генпрокурора, министра юстиции и главы парламентского комитета по законодательству, законности и местному самоуправлению Анатолий Бибилов напомнил, что до конца октября проект закона должен быть утвержден и направлен в парламент.

Югоосетинское руководство называет это предприятие реформой суда. Но по всему видно, что нет никакой судебной реформы, есть реорганизация департаментов, было два, теперь будет один. Реформа предполагает изменение правил игры в сфере человеческой жизни, переустройства тех или иных сторон общественной жизни.

А что преобразовывает или какие правила взаимоотношений меняет объединение двух судебных департаментов? Судьи станут грамотнее? Будет поставлен какой-то системный заслон от судебного произвола? Суды станут независимыми?

Или, может, в республике наконец появится суд присяжных? Или, может, Конституционный суд наконец заработал? Или власть пойдет на уступки и введет прямые выборы судей, о чем в республике говорят уже много лет, как о едва ли не единственной возможности создать независимую судебную систему в условиях маленького общества. Ничего такого не видно. Но сам термин «реформа», употребленный чиновниками, указывает, что они понимают, сколь велик запрос на реформы в обществе.

Впрочем, и общество может от этого закона получить какой-то прок – было бы желание... Если помните, вскоре после парламентских выборов депутатов завалили жалобами на незаконные приговоры. Тогда депутаты обещали разобраться с жалобами. Кажется теперь – самое время выполнить обещание.

Кстати, к тем, кто считает, что выборность судей – это не для наших людей. Еще ленинский Декрет о суде №1, опубликованный 24 ноября 1917 года (СУ РСФСР 1917 г. № 4, ст. 50), установил, что «местные судьи избираются впредь на основании прямых демократических выборов, а до назначения таковых выборов – временно районными и волостными, а где таковых нет, уездными, городскими и губернскими Советами рабочих солдатских и крестьянских депутатов».

В начале недели политическая партия Южной Осетии «Справедливость. Труд. Развитие» прекратила свое существование. В интервью моей коллеге Ирине Келехсаевой лидер партии, бывший сотрудник МИДа Хох Гаглойты объяснил это условиями действующего на территории республики законодательства:

«Законодательство требует две нормы. Одна из них: партия должна участвовать либо в двух выборных циклах предыдущих, либо в течение пяти лет должна участвовать. Мы не участвовали в двух выборных циклах, не участвовали в президентских и в парламентских. Мы подавали документы, но решением Минюста нас не допустили к выборам, потому что, согласно действующему законодательству, регистрация должна была быть за год до выборов. Там возник казус: за год до выборов нами было получено свидетельство о регистрации, но есть еще такая процедурная вещь – запись внесения в единый государственный реестр юридических лиц. И вот запись произошла через неделю после срока «год до даты выборов».

В сентябре после парламентских каникул спикер югоосетинского парламента Петр Гассиев сделал неожиданное заявление, что 15 зарегистрированных партий на мизерное количество населения республики – это безобразие, и необходимо сократить их до одной или хотя бы двух. Он также дал понять, что Минюст уже проводит какие-то проверки на предмет соответствия зарегистрированных партий действующему законодательству.

По всей видимости, партия Гаглойты – это первая ласточка, за которой последуют и другие. 17 июля 2015 года парламент поднял для партий минимальный состав с 300 до 500 членов, понятно, что удвоить состав смогут далеко не все партии. Тем более парламентарии тогда пообещали инициировать проверки, чтобы выявить двойников – товарищей, состоящих одновременно в двух и более партиях. Они должны будут выбрать какую-то одну партию. Т.е. можно считать, что на этой неделе начался процесс сокращения партий.

3 октября после почти двухмесячного перерыва состоялся допрос гражданской активистки из Ленингора Тамары Меаракишвили по делу о клевете на партию «Единая Осетия». Эта затяжная пауза выглядит довольно странно после кавалерийской атаки на нее со стороны властей. Согласитесь, странно, когда человека с такой помпой задерживают на улице, устраивают групповые допросы, обыскивают квартиру, изымают документы, проводят целую разоблачительную пиар-кампанию, а потом затихают на два месяца. По уверениям Тамары, и этого сегодняшнего допроса не было бы, если бы ни ее настойчивость.

Инициатор обвинений в клевете – председатель районного отделения партии Спартак Дрияев. Клеветой на партию он посчитали два фрагмента из интервью Тамары «Эху Кавказа». В одном сразу после выборов президента Бибилова она говорила, что сторонники партии «Единая Осетия» примериваются к хлебным местам (а зачем еще быть чьим-то сторонником?) Обвинения в клевете выглядят нелепо еще и потому, что «сторонники» уже сидят на этих самых местах.

Второй эпизод про неких двух сторонников партии, которые также после подведения итогов выборов ходили по больнице и настойчиво, будто какие-то наркоманы, требовали у медперсонала медикаменты без рецепта, при этом приговаривая, мол, теперь наша власть наступила. Пока трудно понять, какой из этих двух эпизодов стал последней каплей, переполнившей чашу терпения Спартака Дрияева, и заставил его обратиться с жалобой в прокуратуру. Но, по словам адвоката Тамары Меаракишвили Икрамжана Раматова, с точки зрения закона иск ничтожен, его несостоятельность в том, что невозможно оклеветать партию.

Говорит Икрамжан Раматов:

«Объектом данного преступления может быть только физическое лицо. Разве в интервью она указывала на какие-то должностные лица? Там упоминалось о партийцах и сторонниках «Единой Осетии». Кто может жаловаться? Только «Единая Осетия», и то в гражданско-правовом порядке, чтобы защитить свою репутацию. Поэтому уголовное дело не может быть возбуждено».

В ответ Тамара и ее адвокат сами подали иск в ленингорский районный суд с требованием признать претензии прокуратуры незаконными.

В этой истории трудно обвинять Спартака Дрияева в незнании законов, хотя, как человек сидевший, он мог бы лучше знать уголовный кодекс. Но вот сотрудники ленингорской прокуратуры, которые подкинулись по отмашке Спартака, должны же они были пронять, что дело тухлое, что втихую поиздеваться над публичным человеком не получится. Но, увы, они оказались не лучше Дрияева. И получился позор на всю республику.

Позор, в который товарищ Дрияев втянул кучу людей: заставил оправдываться МИД, лукавить и изворачиваться Генеральную прокуратуру. Теперь вопрос – кинется ли лицом в эту субстанцию вслед за ними и суд.

На этой неделе в республику приезжал начальник управления президента РФ по социально-экономическому сотрудничеству с государствами СНГ, Абхазией и Южной Осетией Олег Говорун.

Зачем приезжал – не понятно. Официальная версия: кремлевский представитель обошел несколько строек, выслушал про несколько бизнес-проектов, произнес «ну, работайте, раз начали» и… уехал. Или нам не все говорят про эти визиты, или это какой-то прикол у москвичей. Типа играют они в карты под пивко, кто проиграет, должен слетать в Южную Осетию, обойти тамошние стройки, произнести: «ну, работайте, раз начали», и вернуться. Я понимаю, что звучит странно, но другого объяснения не нахожу. Какой смысл высокопоставленным кураторам, причем нескольким, приезжать и месить грязь на стройках, невеликих даже по меркам подмосковного дачного строительства?

Еще одно на этой неделе. На военном полигоне «Дзарцем» в среду проходили показательные учения югоосетинских военных, на которых принял участие президента Анатолий Бибилов.

Высокий, крепкий, статный, ему к лицу военная форма. Президент продемонстрировал свое искусство обращаться с оружием.

Не могу отделаться от впечатления, что это такой мачизм, элемент президентского пиара. Недавно катался на мотоцикле, подаренном Хирургом, теперь метко стреляет на стрельбище.

Насколько эффективен такой пиар в Южной Осети, я спросил у югоосетинского общественника Тимура Цхурбати:

«Это, скорее, подражание Владимиру Путину. Есть у него такое – пролететь на МИГе... Но наши за неимением МИГов могут проехать на мотоцикле, пострелять могут... В спортивных качествах нашему лидеру не отказать.

– Это эффективный пиар?

– Здесь даже второе место на Олимпиаде считается неудачей. Так что российского зрителя это впечатлит, это солидно смотрится – спортивный молодой президент. А в Южной Осетии это мало кого впечатляет, здесь больше смотрят на дела. Пока у него особых достижений нет, но и неудач тоже не видно. Все ждут, когда начнутся кардинальные изменения».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG