Accessibility links

Россия и Грузия спорят о коридорной системе


Соглашение предусматривает задействование трех торговых коридоров, одним из которых является КПП Казбеги – Верхний Ларс

Москва и Тбилиси спорят о том, по чьей вине так и не задействован механизм таможенного администрирования и мониторинга товаров на границах. Замминистра иностранных дел России Григорий Карасин обвинил грузинскую сторону в невыполнении обязательств. В Тбилиси считают, что Москва специально тянет время.

В том, что между Грузией и Россией до сих пор не задействован механизм таможенного администрирования и мониторинга товаров на границах, виноват Тбилиси. Об этом в интервью РИА Новости заявил замглавы МИДа России Григорий Карасин. По его словам, грузинская сторона не хочет выполнять свою часть соглашения. Впрочем, представитель Москвы отметил, что его последняя встреча с грузинским коллегой Зурабом Абашидзе дает основания для оптимизма.

«Действительно, моя беседа с Зурабом Абашидзе в Праге в июле внушила определенный оптимизм. Возникло ощущение, что в Грузии наконец перечитали свое соглашение 2011 года с Россией о таможенном мониторинге торговли и осознали очевидное: оно накладывает обязательства на обе стороны. Напомню, что документ обязывает Россию и Грузию, каждую на своей территории, применять специальный порядок таможенного администрирования торговых потоков с участием швейцарской мониторинговой компании. Увы, вскоре выяснилось, что позиция Тбилиси ничуть не изменилась. Там по-прежнему хотят, чтобы Россия выполняла соглашение односторонне, а о собственных обязательствах не желают слышать в принципе. Понятно, что так дело не пойдет», – заявил Карасин.

В Тбилиси разводят руками – правительство Грузии неоднократно заявляло, что подготовительные работы, необходимые для выполнения соглашения, давно завершены. Карасину ответил глава МИДа Грузии Михаил Джанелидзе:

«Наш ответ очень простой: мы ждем, что Российская Федерация сделает соответствующие шаги для полноценного выполнения соглашения о мониторинге грузов. Грузия давно готова выполнить взятые обязательства, которые прописаны в соглашении от 2011 года. Мы также готовы подписать контракт со швейцарской компанией-посредником, которая должна обеспечить имплементацию этого соглашения. Мы ждем, что это основное соглашение и соответствующий контракт будут выполняться всеми сторонами. Выполнять эти обязательства в одностороннем порядке невозможно, нужна полная совместимость всех сторон».

Не осталась в стороне и госминистр по примирению и гражданскому равенству Кетеван Цихелашвили:

«Мы выполнили все обязательства с нашей стороны. И сейчас для ускорения процесса именно Российская Федерация должна сделать встречные шаги. Поэтому мне непонятно содержание заявления (Карасина) и его контекст».

Соглашения о механизмах таможенного администрирования и мониторинга товаров удалось достичь в 2011 году в обмен на то, что экс-президент Грузии Михаил Саакашвили снял вето на вступление России в ВТО. Условия сделки подразумевали, что через территории самопровозглашенных республик Абхазия и Южная Осетия пройдут торговые коридоры, а Москва и Тбилиси пригласят международных посредников для контроля потока грузов и их маркировки. В данном случае речь идет о швейцарской компании SGS.

Но спустя шесть лет механизмы, предусмотренные соглашением, так и не заработали. Более того, по мнению Тбилиси, Москва пытается пересмотреть условия сделки и привлечь к процессу Сухуми и Цхинвали. В частности, в июне нынешнего года МИД России приветствовал заявление президента самопровозглашенной республики Южная Осетия Анатолия Бибилова о готовности Цхинвали равноправно участвовать в работе по организации грузового транзита через территорию, неподконтрольную официальному Тбилиси. Правительство Грузии расценило позицию Москвы как попытку уклониться от имплементации соглашения по мониторингу.

По мнению политолога Георгия Гобронидзе, Москва делает все для того, чтобы соглашение осталось на бумаге:

«Это открытие (таможенных коридоров) пугает Российскую Федерацию, потому что влияние России держится: «а» – на максимизации силы в этом регионе, и «б» – на изоляции этого региона от остального мира. Именно поэтому Россия не хотела допускать международные организации и отказала ОБСЕ в том, чтобы на оккупированных территориях Грузии присутствовало представительство этой организации, которое бы посмотрело, какая ситуация там на самом деле. Именно поэтому Россия не хочет, чтобы эти регионы и в экономическом плане стали более открытыми, чем сегодня. Россия не хочет допускать ослабления рычагов влияния. Даже теоретически. Было бы наивным думать, что открытие этих регионов как-то начнет процесс экономического отдаления (Абхазии и Южной Осетии) от Российской Федерации. Это не начнется. Но создается возможность, что в перспективе такое может случиться».

Соглашение, заключенное 9 ноября 2011 года, предусматривает задействование трех торговых коридоров. Один из них начинается вблизи Сочи и, проходя через Абхазию, заканчивается в Зугдиди. Второй коридор стартует около североосетинского села Нар и, проходя через Южную Осетию, заканчивается в Гори, а третий расположен у КПП Казбеги – Верхний Ларс.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG