Accessibility links

Сегодня в Сухуме состоялась пресс-конференция, посвященная Всемирному дню борьбы за ликвидацию нищеты. Он отмечается по решению Генассамблеи ООН ежегодно 17 октября с 1993 года. Дата выбрана потому, что в 1987 году в этот день около ста тысяч людей разных сословий из нескольких стран собрались в Париже на площади Прав человека. Требуя соблюдения прав человека, они поддержали лозунг отца Жозефа Вресински, основателя движения «АТД Четвертый Мир»: «Там, где человек вынужден жить в нищете, нарушаются права человека. Объединиться в борьбе за уважение этих прав – есть священный долг каждого».

По статистике, в начале нашего века на Земле с ее семимиллиардным населением ежедневно от нищеты умирало 30 миллионов детей, 2,5 млрд человек жили менее чем на два доллара в день, 2,6 млрд человек не имели возможности пользоваться канализацией.

В какой мере проблемы крайней бедности и нищеты касаются современной Абхазии? Идя на пресс-конференцию, я, естественно, задумался об этом. Конечно, нет, наверное, ни одной страны, которой в последние век-два не пришлось пережить трудные времена. Самый знаменитый роман норвежца Кнута Гамсуна называется «Голод», и в этом названии реально отражены впечатления детства и юности автора, пришедшихся на конец девятнадцатого века. В сегодняшней Норвегии, которая является страной с одним из самых высоких уровней жизни и с самым большим золотым запасом в мире (на 1 трлн долларов), описанное им трудно представимо. Как, в общем-то, и во всей Европе, когда там не полыхает война… Но еще в моей домашней библиотеке каким-то образом оказалась подшивка советского журнала «Крокодил» за 1991-й, отнюдь не военный год. Так в ней, похоже, каждая вторая карикатура – на тему еды, точнее, ее дефицита. А в Абхазию вскоре и война пришла. Редко кто у нас не узнал тогда на своей шкуре, что такое недоедать… И вот, кажется, совсем недавно это было, в начале нулевых годов: продавщица из соседнего магазинчика рассказывала, как покупательница-пенсионерка, начав получать российскую пенсию, впервые за многие годы смогла купить пачку сосисок и тут же, в магазине, не удержавшись, стала их сырыми есть.

Сейчас такого уже, кажется, не может быть. Последние нищие-попрошайки, после войны долго встречавшиеся у центрального рынка в Сухуме, исчезли лет пятнадцать назад… Но всем прекрасно известно, что немало людей у нас живет за чертой бедности. Исполнительный директор благотворительной общественной организации «Киараз» Камма Гопия сказала на пресс-конференции, что, по ее мнению, основная причина нищеты – это безработица:

«Конечно, слово «нищета» – это для абхазского общества очень грубое слово. Даже если присутствует нищета в семье, это принято всегда как бы скрывать, свои проблемы решать внутри семьи. Но деятельность нашей организации показывает, что есть все-таки очень уязвимые социально слои населения, которые можно отнести, к сожалению, к нищим. В основном это многодетные семьи, семьи, где есть инвалиды. Встречаются также матери-одиночки, отцы-одиночки, у которых большое количество детей. Наша организация, конечно, старается помогать таким семьям, но все-таки общую проблему сложно решить. Сложно искоренить нищету, если ты просто что-то им покупаешь, выделяешь, улучшаешь жилищные условия, а вот способ зарабатывать деньги ты им не можешь предоставить. Да, конечно, наши семьи, которые у нас на учете состоят, они работают сезонно. Они идут всей семьей собирать мандарины, орехи, у некоторых даже есть свое хозяйство. Но мы все знаем, что случается так, что урожай не получается, либо все, что они заработали, они очень быстро потратили, либо с долгами расплатились, либо решили какую-то свою основную проблему в семье, а дальше сидят, им абсолютно нечем заняться и не на что жить».

Отвечая на вопросы журналистов, Камма Гопия сказала, что люди, живущие за чертой бедности, чаще встречаются в селе. На учете организации «Киараз» состоит около 300 семей только в Очамчырском районе. «Сейчас мы начали изучать Гудаутский район. Там таких меньше, но попадаются случаи, что ужасаешься: неужели в Абхазии возможно так жить? – заявила она. – Часто можно услышать: как можно жить в селе и не прокормить себя и свою семью? Уверяю вас, можно; даже в таких богатых селах, как Дурипш и Лыхны. Люди не покладая рук работают все лето, ухаживают за огородом, плантацией арбузов, например, но так получилось, что урожай не удался. Как им быть?»

Зашла речь и том, что благотворительность – это палка о двух концах. Не развивает ли это у некоторых иждивенчество? Камма согласна с тем, что надо стараться предоставить нуждающимся семьям теплицы, инкубаторы, саженцы, чтобы они сами старались стать на ноги. Хотя есть, скажем, старики, инвалиды, которым надо просто помогать выживать.

Представитель благотворительного движения «Послы доброй воли Абхазии» Мадина Бигвава рассказала о деятельности движения в деле помощи малоимущим слоям населения – об открытии «Полок добра» в городах республики. Но вот эта полка в столице, в «Сухуммаркете» (я о ней рассказывал, кстати, на «Эхе Кавказа»), в последнее время пустует. Был расчет на то, что самые дешевые продукты питания, купив в магазине, станут оставлять на ней покупатели. Но, увы… А помимо этого, были зафиксированы случаи, когда продукты с этой полки стали уносить ну явно не нуждающиеся на вид люди.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG