Accessibility links

В Ингушетии на уходящей неделе вспоминали трагические события четвертьвековой давности. В эти дни совершали религиозные обряды, в мечетях молились по погибшим в ходе осетино-ингушского конфликта, власти республики провели траурный митинг, а представители общественных организаций –​ научно-практическую конференцию.

30 октября по инициативе республиканского руководства на территории мемориала памяти жертв осени 1992 года в г. Назрани прошел траурный митинг в память о жертвах осетино-ингушского конфликта и политических репрессий.

В мероприятии приняли участие глава республики Юнус-Бек Евкуров, заместитель полномочного представителя президента РФ в СКФО Андрей Галактионов, представители органов местной власти и общественных организаций, жители республики.

Упоминая о причинах конфликта, Юнус-Бек Евкуров сказал, что такие трагедии провоцируются определенными силами, возможно даже иностранными спецслужбами, но в своем большинстве – внутренними силами, которые или по незнанию, или сознательно привели людей к этому бессмысленному вооруженному насилию.

По словам главы Ингушетии, в 90-е годы власть была слабая и не смогла защитить своих граждан, но нынешняя власть в России делает все, чтобы подобные трагедии не повторялись. Все вопросы, касающиеся урегулирования осетино-ингушского конфликта, такие как поиск без вести пропавших, возвращение вынужденных переселенцев, трудоустройство, обсуждаются на высшем уровне и между руководством Ингушетии и Северной Осетии.

«Сегодня более 20 тысяч ингушей живут в Пригородном районе, трудятся, работают, условия хорошие, и еще более тысячи семей могут вернуться, – никакого запрета нет. Да, есть закрытые села, и эти вопросы обсуждаются. Я уверен, уладится и этот вопрос, есть проблемы совместного обучения детей, но и эти вопросы решаются, и есть места, где уже учатся вместе... многое уже делается, люди сами налаживают утраченные связи», – сказал глава Ингушетии.

Выступление Евкурова подверглось критике на конференции общественных объединений республики, которая прошла в Назрани на следующий день после митинга. Данное мероприятие также было приурочено к трагической дате. Участники конференции не только вспоминали о причинах межнационального конфликта, но и анализировали действия властей в постконфликтные годы. Докладчики отмечали непрекращающиеся грубые нарушения конституционных прав ингушского народа и говорили о трудностях, с которыми сталкиваются беженцы, не имеющие возможности вернуться в свои дома, равно как и те, кто уже вернулся и живет в Пригородном районе. Представитель общественного движения «Опора Ингушетии» Барах Чемурзиев привел статистику вернувшихся ингушей к местам прежнего проживания за 25 лет – 13 тысяч 209 человек, т.е. не более 22% от общего числа беженцев. Эта цифра значительно отличается от тех данных, которые озвучил глава республики на траурном митинге. Участники конференции не разделили и оптимизм руководства республики по поводу того, что делается сегодня для преодоления последствий конфликта.

Руководитель координационного совета молодежных организаций Республики Ингушетия Багаудин Хаутиев назвал дипломатическим правовым проигрышем все соглашения, подписанные за 25 лет между Ингушетией и Осетией, а указы и распоряжения федеральной власти - бессмысленными, так как они не решали проблему возвращения жителей ингушской национальности в свои дома, полностью или частично нивелировали закон «О реабилитации репрессированных народов», закрепляя статус Пригородного района и г. Владикавказа за Северной Осетией.

Доктор филологии, профессор университета Сорбонны во Франции Пара Парчиева, оценивая выступление Юнус-Бека Евкурова на траурном митинге, заявила: «Глава республики, выступая перед народом, не только не потребовал извинений за трагедию, которую учинили в 1992 году, а еще и попытался закрыть все расследования, все заключения комиссий о том, как это происходило. Спрятав стыдливо глаза, он заявил, что это были следствия необдуманного вооруженного выступления». По ее мнению, глава республики и присутствовавший на этом митинге представитель федерального руководства России попытались оправдать трагедию слабостью тогдашней России. «Но что делает сегодняшняя Россия? Если ее называют сильной, то она должна была извиниться перед ингушами», – сказала Парчиева.

По словам руководителя инициативной группы по поиску без вести пропавших в ходе осетино-ингушского конфликта Елизаветы Баркинхоевой, за 25 лет ничего не было сделано для того, чтобы установить судьбу пропавших людей, и утверждение, прозвучавшее на траурном митинге, о том, что этот процесс сдвинулся с мертвой точки, по ее мнению, не что иное, как предательство интересов родственников без вести пропавших.

Участники конференции приняли резолюцию, общий смысл которой заключается в том, чтобы настойчиво требовать от власти принять реальные меры по ликвидации всех последствий трагических событий осени 1992 года и восстановить конституционные права ингушского народа.

В резолюцию, к сожалению, не попало предложение жителей села Гадоборшево (Куртат) Пригородного района, которое озвучил один из участников конференции, и включенное в программу общественного движения «Опора Ингушетии», – создать на территории Северной Осетии памятник всем погибшим и пропавшим без вести в ходе конфликта, вне зависимости от национальности. Этот монумент, как символ общей боли и печали, можно было бы возвести на Черменском перекрестке вместо контрольно-пропускного пункта, который там сейчас находится. До тех пор, пока осетины и ингуши будут делить себя на пострадавших и виноватых, а территорию двух республик разделять пост, больше напоминающий пункт досмотра на государственной границе, вряд ли стоит ожидать позитивных изменений в преодолении последствий этого конфликта, прежде всего, в сознании людей.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG