Accessibility links

Ограниченная скорая помощь


Югоосетинские власти еще со времен президентства Тибилова неодобрительно относились к лечению граждан республики в Грузии

В Южной Осетии действуют новые неформальные правила пересечения границы с Грузией машинами скорой помощи. Теперь им запрещено пересекать границу в выходные дни и с 8 часов вечера до 8 утра, когда не работает пункт упрощенного пересечения границы в Ленигорском районе.

По словам гражданской активистки из Ленингора Тамары Меаракишвили, о том, что уже почти месяц, как действуют новые неформальные правила пересечения границы для скорой помощи через пропускной пункт в Грузию, она узнала случайно:

«Одному молодому человеку стало плохо, здесь не было возможности ему помочь, тогда его семья обратилась в ленингорскую скорую помощь, чтобы перевести его в тбилисскую клинику. В скорой помощи им ответили, что им не разрешают пересекать границу после восьми часов вечера и в выходные дни, когда закрыт пропускной пункт. Вроде бы им кто-то сказал, что это распоряжение им спустили из Министерства здравоохранения. В будние дни во время работы пропускного пункта нет никаких препятствий для проезда скорой помощи».

До этого нововведения было так. Если возникала нужда проехать скорой помощи после закрытия пропускного пункта, врачи поднимали человека из местной администрации, обычно этими вопросами ведал заместитель главы района Александр Бараташвили. Он договаривался с пограничниками, и машину с экстренным больным пропускали. Подчеркиваю: это все неформальные отношения, поэтому иногда истории с разрешением на пересечение границы затягивались, дважды это закончилось трагедией. Перед последним новым годом одного мужчину из Ленингора с сердечным приступом из-за задержки на границе привезли в клинику слишком поздно...

В 2013 году еще одного экстренного больного мужчину из Орчосан не выпустили в Грузию из-за запрета, который в ту пору глава района Джемал Джигкаев наложил на жителей цинагарской зоны в отместку на их коллективную жалобу на него президенту. В общем, пока преодолевали вето главы района, потеряли драгоценное время, в итоге несчастного не довезли – скончался по дороге.

Но, в принципе, при всех своих недостатках неформальная схема перевозки экстренных больных работала круглосуточно без выходных. Почему теперь она встала? Об этом я спросил главного врача ленингорской скорой помощи Джемала Бедоева:

«Нет никакого запрета, поскольку нет такого официального документа. Просто не пускают в выходные и после окончания рабочего дня на посту. Спрашиваю пограничников, почему не пускаете, они отвечают: «не знаю, спрашивайте там, наверху».

В Тбилиси ехать тридцать минут, в Цхинвал – полтора-два часа. Для экстренно больных это большая разница. Не знаю с кем, с пограничниками или с кем-то еще, но эту проблему надо решать – больные ни в чем не виноваты».

Я не смог узнать что-нибудь конкретное о причинах этих новых ограничений или их авторах. Услышал лишь пару версий об усилении пограничного режима и о каких-то административных инициативах. В общем, ничего определенного. По словам Тамары Меаракишвили, такое впечатление, что искать инициаторов этих ограничений надо среди людей, которые сами никогда не болели и не видели больных:

«Я не открою Америку, если скажу, что проблемы с сердцем часто случаются вечером, ночью и под утро. Запрет на проезд скорой помощи в это время – плохое решение. Я надеюсь, что его все-таки не существует и все это просто какое-то недоразумение.

– Почему все-таки нельзя поехать на скорой помощи в Цхинвал?

– Не секрет, что там медицина далеко не на самом высоком уровне. Цхинвальцы, у которых тяжелая ситуация со здоровьем, тоже едут в Тбилиси или во Владикавказ. К нам ближе Тбилиси. Кроме того, больные не всю дорогу едут в Тбилиси. По сигналу из нашей скорой помощи у грузинского поста больных встречает скорая мобильная группа, у которой есть средства, чтобы сразу начать оказывать помощь больному. А если вы решили поехать в Цхинвал, то вам предстоит сначала полтора часа проехать по серпантинам. То есть для экстренного больного это вопрос жизни и смерти».

Не секрет, что югоосетинские власти еще со времен президентства Леонида Тибилова неодобрительно относились к лечению граждан республики в Грузии. Они подчеркивали, что все это часть их политики вовлечения южных осетин и абхазов, а не проявление большой к ним любви. В то же время очевидно, что здравоохранение – это одна из самых трудно восстанавливаемых государственных отраслей Южной Осетии.

Специфика этой сферы такова, что на создание в республике современного медицинского обслуживания уйдет десятилетие или даже более того. А до тех пор людям нужно как-то выходить из положения, выживать. И здесь все средства хороши. Кто-то едет во Владикавказ, кто-то в Тбилиси, и не надо никому мешать.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG