Accessibility links

Килмарнокские перепалки


Какой же корректировке может быть подвергнут мемориал, установленный в одном из парков Килмарнока?

По аналогии со спектаклем «Кьоджинские перепалки» по пьесе Карло Гольдони мне пришло в голову назвать происходящее в последние недели вокруг памятника в шотландском городке так: «Килмарнокские перепалки».

Итак, напомню, что посол Грузии в Великобритании Тамар Беручашвили в интервью СМИ победно отрапортовала: «Мемориал абхазам, павшим в войне с Грузией в 1992-1993 годах, установленный в шотландском городе Килмарнок в середине 90-х, будет демонтирован». Это решение городского Совета было принято, по словам посла, после ее встреч и бесед с властями Великобритании и входящей в нее Шотландии.

После возмущенной реакции в Абхазии, в частности заявления ее внешнеполитического ведомства, замминистра иностранных дел Грузии Давид Дондуа 16 ноября, по сообщению интернет-издания netgazeti, отметил на встрече, организованной Народным защитником Грузии (цитирую с сохранением стиля оригинала): «Никто не подразумевал снесение или демонтаж мемориала. Мы просто указали местным властям, что этот мемориал содержал политизированную символику и не соответствует той политике, которая есть у Великобритании по отношению суверенитета и территориальной целостности Грузии. С учетом этого местные власти пообещали привести все в соответствие. С этой целью проведен временный демонтаж, после исправления его вернут на свое место».

Тут возможны лишь два варианта. Либо господин Дондуа не читал, что заявляла ранее в СМИ его подчиненная Беручашвили (см. цитату выше), либо он сделал вид, что не читал. Не исключаю, хотя и не могу это утверждать уверенно, что одним из факторов, повлиявших на позицию Давида Дундуа, стала реакция и части грузинского общества. (Сужу по словам некоторых грузинских интернет-пользователей в «Фейсбуке».) В самом деле, не входит ли в явное противоречие с политикой по «наведению мостов» с абхазами этот «успех грузинской дипломатии»? Ведь хорошо известно, как болезненно воспринимаются во всех обществах вопросы, связанные с памятью о павших.

Какой же корректировке может быть подвергнут мемориал, установленный в одном из парков Килмарнока? Подпись на камне крупными буквами, которую хорошо видно на фото, в переводе с английского гласит: «В память о тех из нашего города-побратима Сухуми, кто погиб в абхазско-грузинском конфликте 1992-1993 годов». Как видим, надпись очень нейтральная, больше того – название столицы Абхазии дано здесь в той грузинской транскрипции, которая употреблялась в Абхазии с 1936 года по 1992-й, а в Грузии и других странах, не признавших независимость Абхазии, употребляется и по сию пору. Ясно, что роль «красной тряпки для быка» тут выполнило изображение флага Абхазии в верхней части камня; именно основываясь на этом, видимо, госпожа Беручашвили и заявляла, что это «памятник абхазам».

Мне кажется, вполне логично предположить, что «исправление» монумента может свестись к тому, что с него уберут изображение абхазского флага. Но это, как говорится, не ходи к гадалке, и о чем уже писали СМИ, вызовет новую протестную волну в Абхазии. Вариант, который бы устроил обе стороны, после разразившего скандала мне очень трудно себе представить. И наверняка, говорят, этот вопрос станет темой для разговора на очередном раунде Женевских дискуссий.

Известные и в Грузии, и в Абхазии западноевропейские участники миротворческого процесса на Южном Кавказе – Бруно Коппитерс, Джонатан Коэн, Елена Кук, Мауриция Дженкинс, Рэйчел Клогг, Томас де Ваал, Сабина Фишер и другие – между тем отметили в своем опубликованном позавчера совместном заявлении поспешность предпринятого шага. Они пишут:

«Мы сожалеем, что мемориал, посвященный погибшим в Абхазии, по-видимому, был демонтирован без предварительных консультаций с теми, кто имеет с ним историческую и эмоциональную связь. Мы понимаем, что Совет Ист Эйршира пока не принял никакого решения, и мы призываем все заинтересованные стороны восстановить памятник на прежнем месте, а затем мог бы состояться диалог для поиска взаимоприемлемых и уместных способов выражения уважения памяти всех жертв насилия начала 1990-х годов. Мы призываем все стороны уважать память погибших в войне, искать конструктивные способы решения вопроса о наследии прошлого и добиваться прочного мира в регионе».

Что касается реакции различных организаций в самой Абхазии, то было, в частности, заявление Общественной палаты республики. В заявлении общественной организации «Аруаа» сказано: «Есть абхазская пословица о человеке, не обуздавшем коня, который срывал свою злость на седле». По мнению авторов заявления, борцы с памятником в Килмарноке напоминают именно такого человека. А в заявлении партии «Форум народного единства Абхазии», перечисляя случаи «побед» грузинской дипломатии, вспомнили: «Чего стоит один только факт, что дирекция мемориального дома-музея Шандора Петефи в Кишкереше была строго предупреждена за то, что она, без согласования с грузинскими властями, установит бюст великого абхазского писателя Баграта Шинкуба в парке скульптурных портретов лучших переводчиков прославленного венгерского поэта?»

Особо хочу остановиться на совместном заявлении более десяти общественных организаций, представляющих так называемое гражданское общество, – Центра гуманитарных программ, Ассоциации женщин Абхазии, Сухумского Дома юношества, Ассоциации «Инва-содействие», Детского фонда Абхазии, «Национальные ресурсы», «Асаркьа» и других. Объясню, почему «особо». Дело в том, что сразу, как только появилось сообщение про решение о демонтаже памятника, в абхазском сегменте соцсетей появились, среди прочих, и ехидные комментарии в адрес абхазских «энпэошиков», которые участвуют в так называемых миротворческих европейских программах. Как будто те брали некие «социалистические обязательства», что со стороны Тбилиси подобных шагов не будет предприниматься, и несут теперь за происшедшее свою долю ответственности.

Понятно, что это наши «внутренние разборки». Но прозвучало даже совсем странное сомнение в том, что «энпэошники» подадут свой голос протеста. Приведу несколько цитат из их заявления:

«Последние инициативы грузинской дипломатии, приведшие к демонтажу в шотландском городе Килмарноке мемориала погибшим в грузино-абхазской войне, а также сопровождающая их агрессивная риторика грузинского посла в Великобритании Т. Беручашвили наносят удар по усилиям западных посредников, вовлеченных в процесс мирного урегулирования. Эти усилия были направлены на восстановление доверия и налаживание подорванных отношений между Грузией и Абхазией. Однако действия г-жи Беручашвили могут полностью дискредитировать такой подход…Основной причиной отсутствия реальных результатов и достижений в рамках Женевского процесса является то обстоятельство, что Грузия упорно отказывается признать Абхазию и Южную Осетию сторонами конфликта. Пытаясь предать забвению войну 1992-1993 гг. и ограничить обсуждения на Женевских дискуссиях лишь войной августа 2008 г., официальный Тбилиси сводит все проблемы к грузино-российским противоречиям. Такая трактовка событий препятствует достижению прогресса в урегулировании конфликтов с Южной Осетией и Абхазией и, в частности, позволяет Тбилиси уклоняться от подписания Соглашения о неприменении силы, которое позволило бы не только гарантировать долгосрочный мир, но и могло бы стать важным фактором укрепления доверия».

Представители общественных организаций Республики Абхазия считают необходимым отмену официальным Тбилиси закона о так называемых оккупированных территориях, что является необходимым условием для прямых переговоров между Абхазией и Грузией при участии международных посредников.

Реальные шаги по деизоляции Абхазии, которые обеспечат всем гражданам РА право на свободу передвижения и восстановят справедливость в отношении прав и возможностей граждан Абхазии; разблокирование транспортных коммуникаций – Сухумского аэропорта, железной дороги, морских портов Абхазии, что способствовало бы оживлению экономики на всем Южном Кавказе и созданию более здоровых условий для сотрудничества в регионе.

Представители общественных организаций уверены, что «решение этих и других вопросов, непосредственно влияющих на повседневную жизнь людей, поможет преодолеть те препятствия, которые воздвигают на пути к достижению мира и стабильности недальновидные политики, и позволит перевести грузино-абхазский диалог в конструктивное русло».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG