Accessibility links

Готова ли Грузия к войне с терроризмом на своей территории


ПРАГА---Главная тема сегодняшнего дня – спецоперация в Тбилиси по задержанию подозреваемых в терроризме. Мы поговорим о том, что случилось, в рубрике «Некруглый стол» с грузинскими политологами Торнике Шарашенидзе и Гией Хухашвили.

Вадим Дубнов: Итак, ключевые слова – официально или полуофициально – сказаны: «терроризм», «Панкисское ущелье» и «иностранцы». Что мы должны по этим словам понять?

Гия Хухашвили: Грузия по сей день считалась одной из самых безопасных стран в плане терроризма, но, к сожалению, случилось то, что, в принципе, было ожидаемо в силу многих факторов: первое – расползание терроризма по всему миру, и в таком сложном регионе, как Кавказ, ясно, что это рано или поздно могло возникнуть. К тому же сейчас мы знаем, что в Сирии и Ираке заканчивается военная фаза борьбы с «Исламским государством», и понятно, что все это будет расползаться по всему миру, и одним из направлений, конечно же, зная о том, что очень много выходцев из России воевали на том фронте, сейчас они будут пытаться как-то разными путями возвращаться на родину. Напрямую это сделать будет сложно и очень рискованно, и они будут пытаться организовывать некие «зеленые коридоры» через Грузию, Центральную Азию и другие страны. Так что сейчас мы входим в очень напряженный и опасный период.

Вадим Дубнов: Торнике, примеры борьбы с терроризмом в Центральной Азии, в России и вообще на всем постсоветском пространстве говорят о том, что властям трудно устоять перед соблазном борьбы с международным терроризмом – это вещь, которая от них не зависит, это какая-то объективная штука, как погода, и они ни в чем не виноваты. Мы действительно имеем дело с международным каким-нибудь контекстом или это какой-то внутренний терроризм?

Торнике Шарашенидзе: Нет, грузинского терроризма вообще в природе не существует, так что это, скорее всего, отражение международного терроризма. По предварительным данным, мы имеем дело с членами «Исламского государства», которые, наверное, пытались использовать Грузию как перевалочный пункт. Как заявил наш премьер-министр, они недавно заметили их присутствие в Тбилиси и готовили спецоперацию, которую, наверное, они провели на хорошем уровне, потому что террористам не удалось захватить заложников. Они, как вы знаете, укрепились в квартире жилого дома, и оттуда, конечно, их было очень трудно выгнать, погиб один из наших спецназовцев. Так что мое впечатление таково, что операция была проведена на высоком уровне.

Вадим Дубнов: Итак, если это международный терроризм, а Грузия участвует в международной борьбе с ним, то Грузия должна была быть более или менее готовой – технически, ментально, психологически. Гия, как, по-вашему, получилась ли эта готовность сегодня?

Гия Хухашвили: По-моему, нет. Я бы не был таким лояльным к властям, потому что, во-первых, если готовится спецоперация, то ее нужно подготовить с умом, по крайней мере, для предполагаемых террористов все это должно начаться неожиданно, и фактор неожиданности – это классический случай, но ее нужно использовать при проведении таких операций. Мы поняли, что этого не получилось. То, что они не взяли заложников, это другой вопрос, и, в принципе, я не знаю, почему этого не случилось, но факт, что технически все было проделано не на том уровне, на котором должна работать страна при такой угрозе. То, что мы не были готовы, по-человечески понятно, потому что первый блин всегда комом. Мы немного расслабились, потому что у нас уровень криминала, тем более терроризма, на очень низком уровне, и это расслабляет, и, к сожалению, нужны такие трагические прецеденты, чтобы хотя бы на своих ошибках потом все это шлифовать и чему-то научиться. Я очень надеюсь, что после этого власти всерьез займутся этими вопросами. Дело не только в этом факте, потому что сейчас возникают многоплановые риски, в том числе и со стороны России, они очень искусно могут воспользоваться такими прецедентами для того, чтобы решать свои геополитические проблемы, в том числе и в сторону Грузии.

Вадим Дубнов: Торнике, поговорим о рисках: вы сказали, что террористы пытались превратить Грузию в перевалочную базу, тогда что это было – операция отхода людей, которые выходили из «Исламского государства», или они действительно вели какую-то активную подготовку к теракту?

Торнике Шарашенидзе: Я не думаю, что это была операция отхода – скорее всего, они пытались здесь устроить какой-то пункт, чтобы использовать территорию Грузии для устроения терактов в других государствах, в том числе, может быть, и в России. В 2012 году был такой случай, когда группа террористов пыталась переправиться в Россию, в частности, в Чечню, и столкнулась с нашим спецназом, который их обнаружил, и там имело место очень серьезно столкновение, погибли наши спецназовцы, которым удалось предотвратить проникновение их на территорию России. И это было очень важно, потому что если бы они проникли на территорию России, то, конечно, Россия сразу бы обвинила Грузию в том, что она приютила у себя террористов. Так что нам приходится быть очень осторожными.

Вадим Дубнов: Торнике, сейчас российский фактор тоже присутствует, по-вашему?

Торнике Шарашенидзе: Я не обвиняю Россию в том, что она устраивала провокации на территории Грузии – я не хочу видеть след России в сегодняшнем инциденте, но, с другой стороны, конечно, если что, – Россия попытается использовать против Грузии: вот, Грузия приютила у себя террористов. Россия давно это пытается сделать. Еще в 2001 году Россия попыталась изобразить Грузию страной террористов, которая приютила у себя в Панкисском ущелье чеченских террористов, и даже пыталась бомбить Панкисское ущелье – нашу территорию.

Вадим Дубнов: Гия, вы что-то хотели сказать по этому поводу…

Гия Хухашвили: Я, в принципе, согласен с тем, что говорил Торнике, но эти риски существуют, исходя не только из угрозы терроризма, что само по себе очень драматично, а исходя из того, что мы получаем и побочный риск, потому что именно бесконтрольность данного направления может позволить России развязать им руки и действовать более агрессивно, в том числе, и в сторону Грузии, для своих стратегических, геополитических целей. В принципе, любой такой случай они могут очень хорошо реализовать, и мы это не раз видели. Так что сейчас нашим спецслужбам придется работать очень интенсивно, для того чтобы превентивно как-то заблокировать эти многоплановые, многовекторные риски, возникающие на фоне тех геополитических сдвигов. Мы видели, что произошло сегодня в Сочи, и чем это может обернуться для Грузии.

Вадим Дубнов: Торнике, что вы можете сказать по поводу того, как себя вела пресса? Можно ли вести так прямой репортаж или нет?

Торнике Шарашенидзе: Что делать? Мы еще незрелое государство, так что всему постепенно учимся. Тем более что такой инцидент имел место впервые в Тбилиси. Ну что делать? С этим приходится мириться – свободная страна, свободная пресса, и вот этим все сказано.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG