Accessibility links

Слово журналиста проверили лингвисты


Сегодня, несмотря на возражения стороны истца, суд удовлетворил первое ходатайство Изиды Чаниа за все время судебного процесса

Сегодня Сухумский городской суд под председательством судьи Рустама Чагава продолжил рассмотрение гражданского иска о защите чести, достоинства и деловой репутации экс-министра внутренних дел и депутата Рауля Лолуа против журналиста Изиды Чаниа. Судья Чагава отклонил еще одно ходатайство Чаниа, одно – удовлетворил и выслушал выступление доверенного лица Изиды Чания, эксперта-лингвиста из России Елизаветы Колтуновой.

Рассмотрение дела было приостановлено 21 июля для проведения по требованию суда лингвистического исследования на базе Абхазского государственного университета. 4 октября исследование было получено и производство по делу было возобновлено.

Сегодня после долгого перерыва состоялось судебное заседание, и Изида Чаниа обратилась с очередным ходатайством. Она напомнила суду о том, что заявляла протест по поводу проведения лингвистической экспертизы в АГУ по следующим основаниям:

«Вопросы, которые ставят перед экспертами-лингвистами истцы, и судьи не входят в область исследования экспертов-лингвистов. Они работают со словами и фразами, уже произнесенными или написанными, и не могут определить того, чего или кого нет в тексте. В обозначенной истцом фразе, как и вообще во всем спорном тексте, имя Лолуа не упоминается, поэтому и исследовать текст на наличие в нем оскорбления чести и достоинства Лолуа не представляется возможным. Я настаиваю на том, что вопрос, поставленный перед экспертами, не входит в сферу лингвистического исследования, но это мое ходатайство было отклонено судом. Далее, я выразила свое несогласие с проведением лингвистического исследования на базе Абхазского государственного университета, так как выражала сомнение как в объективности экспертов, поскольку они долгое время работали с адвокатом истца, так и в компетентности специалистов, уже проводивших одно лингвистическое исследование по заказу адвоката истца. То, что абхазские специалисты откровенно игнорируют разницу между намеком, который не может считаться оскорблением, и негативной информацией, наносящей урон чести и достоинству, заставляет подозревать их в ангажированности».

Изида Чаниа обратила внимание суда и на тот факт, что специалисты, проводившие по определению суда исследование текстов ее публикаций, не учли, что особенностью интервью является выражение мнения, на которое она имеет полное право в соответствии с законами Республики Абхазия. А оценочные суждения не могут считаться оскорблением, если они не содержат оскорбительных слов и выражений. Из текстов публикаций без всякого исследования понятно, что таковые в ее текстах отсутствуют. Чаниа продолжала:

«Позволю себе напомнить присутствующим, что в основе любого судопроизводства должны лежать объективность и беспристрастность. При рассмотрении и разрешении гражданских дел суд должен оказывать лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав и создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств. Поэтому я обращаю внимание суда на то, что к рассматриваемому судом делу приобщены три лингвистических исследования, проведенные по инициативе истца: исследование экспертов-лингвистов МВД, исследование, проведенное по заказу истца, исследование, проведенное по ходатайству истца и определению суда. Уверена, что приобщение к делу лингвистического исследования, заказанного мною в экспертном учреждении России, будет способствовать объективности суда. Поэтому я ходатайствую о приобщении данного экспертного исследования к делу и о допросе в качестве свидетеля эксперта, проводившего лингвистическое исследование, Елизаветы Колтуновой».

Адвокат и доверенное лицо Рауля Лолуа высказались против удовлетворения ходатайства Изиды Чаниа. Адвокат Фрида Лазба аргументировала свою позицию так:

«Коллегия Верховного суда считает, что указанное заключение (исследование специалистов, проведенное по заказу адвоката и истца Лолуа) было получено в нарушение статьи 186, поскольку не было назначено в судебном заседании. Также, согласно пункту 4 данной статьи, в заключении специалиста должна быть отметка, удостоверяющая подпись специалиста о том, что ему разъяснены права и обязанности в соответствии со статьей 309 об ответственности за заведомо ложное заключение специалиста. Именно эти нарушения легли в основу того, что предыдущее заключение было признано незаконным. То есть ответчица предлагает опять же в нарушение этих норм приобщить к материалам дела заключение, которое не соответствует этим нормам, на что было указано в определении кассационной коллегии».

Судья Рустам Чагава признал требования, изложенные в ходатайстве Изиды Чаниа, необоснованными и отказал в их удовлетворении. Тогда Изида Чаниа заявила Елизавету Колтунову в качестве своего доверенного лица на процессе.

Адвокаты Лолуа не только возражали против приобщения к делу лингвистического исследования, проведенного российскими лингвистами, но и отказывались выслушать эксперта в качестве свидетеля. Они утверждали, что выступать в абхазском суде и в качестве доверенного лица она не имеет права, что у Колтуновой отсутствует легализация, что она не зарегистрировалась в миграционной службе, интересовались ее заработком, требовали представить билеты и т.д. Все эти вопросы Колтунова разрешила, представив соответствующие документы.

Несмотря на протест адвоката Лолуа Фриды Лазба, судья внимательно выслушал Елизавету Колтунову.

Елизавета Колтунова сообщила, что лингвистическое исследование было проведено по запросу Изиды Чаниа консалтинговой фирмой ООО «Колтунов и партнеры» из Нижнего Новгорода. Исследование провели два ведущих специалиста фирмы – Елизавета Колтунова, доцент истории языка и сравнительного славянского языкознания, судебный эксперт и действительный член Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам со стажем работы в качестве эксперта свыше 20 лет; и Тимур Радбиль, доктор филологических наук, профессор кафедры современного русского языка Института филологии и журналистики Нижегородского государственного университета имени Лобачевского, академик Российской академии естествознания со стажем работы в качестве эксперта-лингвиста свыше 10 лет.

Лингвисты провели исследование скриншотов двух публикаций Изиды Чаниа, которые Лолуа сделал предметом своего судебного иска. Это блог на сайте интернет-ресурса «Эхо Кавказа» под названием «Абхазов испортил кадровый вопрос» от 7 июля 2016 года и фраза: «…которые пытались удержать штурмующую МВД группу, в составе которой отставные министры данного ведомства, бывший начальник столичного отдела милиции – в общем люди с определенными навыками». А также фраза: «…А Раулю Лолуа я бы посоветовала: прежде чем предъявлять претензии кому-то, проанализировать свою деятельность и в качестве силовика, и в качестве министра, и в качестве руководителя общественной организации» в интервью в «Нужной газете» «Без образа врага ни людей не собрать, ни на митинг не выйти» от 14 сентября 2016 года.

Лингвистическое исследование, проведенное в российском экспертном учреждении ООО «Колтуков и партнеры», предоставило результаты прямо, противоположные результатам работы, проведенной лингвистами Абхазского государственного университета. И, по мнению российских судебных экспертов- лингвистов, ни в одной публикации нет предмета для судебного иска.

Колтунова сообщила, что на ее счету более 800 экспертиз, она является автором методического пособия по проведению лингвистической экспертизы, которое было ею написано по заказу Министерства юстиции Кыргызстана, а также преподает в Высшей школе экономики. Елизавета Колтунова дала оценку двум лингвистическим исследованиям, проведенным специалистами АГУ:

«Я ознакомилась с двумя заключениями, которые были сделаны по этому делу по определению городского суда, и с заключением специалистов, которое было сделано по запросу адвокатов истца. И я должна сказать, что в принятии решения и в исследовании материалов госпожи Чаниа принимали участие три человека, двое из них не имеют права делать подобные заключения. Это те лица, которые делали заключение по определению суда. Специалисты делятся на лингвистов и литературоведов. У лингвистов, которые имеют право заниматься лингвистическими исследованиями, должна быть специализация «русский язык» или «общее языкознание». Один из исследователей является кандидатом педагогических наук, таким образом, он может считаться специалистом по педагогике, но никак не по лингвистике. Если мы посмотрим на УПК Республики Абхазия, то увидим, что основополагающая статья 58 гласит: «специалист, лицо обладающее специальными знаниями». Лицо, которое занимается литературоведческими исследованиями, ни в коей мере не обладает специальными лингвистическими познаниями».

Елизавета Колтунова говорила о трех специалистах АГУ, которые проводили два лингвистических исследования. Это: Натела Бахия, кандидат педагогических наук, заведующая кафедрой русской и зарубежной литературы, Наталья Каюн – старший преподаватель кафедры русской и зарубежной литературы, а также Рима Отырба, заведующая кафедрой русского языка, кандидат филологических наук. Из них троих только Рима Отырба, по мнению Елизаветы Колтуновой, имела право такое исследование проводить, однако именно она не участвовала в проведении исследования, назначенного судом. Далее Елизавета Колтунова продолжала:

«Стояла задача определения отнесенности информации к определенному человеку, который не назван в статье госпожи Чаниа. Но там фамилия Лолуа ни разу не употребляется. Для этого требуется референциальный анализ, то есть должны быть маркеры лингвистические, которые нам прямо говорят, что эта информация точно относится к Лолуа. Несмотря на то, что специалисты, которые проводили исследование, определили, что эта информация относится к Лолуа, ни одного доказательного фрагмента в их утверждениях нет. Более того, они делали этот вывод в модальности возможного: «предположительно» или «может быть отнесена». То, что сделано в модальности возможного, не является средством доказывания. Это значит, что специалисты не смогли найти аргументов для доказательства. Таким образом, негативной информации, которая относится к конкретному лицу, что важно для судопроизводства, господину Лолуа Раулю Валерьевичу, в статье нет. Ее просто нет».

Елизавета Колтунова анализировала и текст выступления секретаря Совбеза Мухамеда Килба на пресс-конференции для журналистов, который был опубликован в СМИ. Она заявила, что этот текст является «пратекстом», то есть основанием для последующей публикации Изиды Чаниа. И идеи, которые заложены в тексте госпожи Чаниа, абсолютно идентично эмоционально и содержательно отрицательно оценивают события, которые происходили в Сухуме и были связаны со штурмом здания МВД, как и в тексте Килба.

Елизавета Колтунова заявила, что «шокирована» тем исследованием, которое представили суду абхазские специалисты, и пояснила:

«Когда ваши специалисты пишут, что есть оскорбление, есть негативная информация о Лолуа, они же не дают маркеров, они даже не пишут, как выражена лингвистически негативная информация. Меня это просто потрясает. Вот посмотрите, в начале и того и другого исследования, а это очень близкие по стилю два заключения специалистов, дается перечень понятий, которые используются в исследованиях. Все понятия юридические. Таким образом, специалисты вышли за пределы своей компетенции. Если ты пишешь, что такое негативная информация, то давай маркеры негативной информации, как она может быть выражена с помощью какой негативной оценочной лексики, с помощью какой бранной лексики, грубо-просторечной лексики и т.д. Ты это напиши и найди их в этом тексте, вот твоя лингвистическая работа. А здесь этого нет. Более того, непонятно почему начинают анализироваться такие понятия, как честь, достоинство, унижение чести и достоинства и даже клевета. Это не лингвистические термины, это правовые понятия, и решение о том, унижены ли честь и достоинство, нанесен ли ущерб деловой репутации, есть ли здесь признаки оскорбления, есть здесь признаки клеветы, - это прерогатива только суда выносить такие решения. А из заключений, которые мы имеем, у меня сложилось впечатление, что суд нам совсем и не нужен: иди на кафедру русской и зарубежной литературы, и тебе специалисты напишут: «да, тут клевета, тут оскорбление, унижение чести и достоинства».

Сегодня, несмотря на возражения стороны истца Лолуа, судья Чагава удовлетворил первое ходатайство Изиды Чаниа за все время судебного процесса. А именно, ходатайство о вызове в суд в качестве свидетелей специалистов АГУ, проводивших «лингвистическое исследование», – Нателы Бахия и Натальи Каюн.

А Елизавета Колтунова обратилась к судье с просьбой разрешить ей использовать два заключения, сделанных абхазскими специалистами, в своей книге и в преподавательской деятельности в качестве примера того, какой лингвистическая экспертиза не может и не должна быть. Судья не возражал.

Судья Чагава объявил перерыв до 21 января.

Справка: выводы российских лингвистов-экспертов Елизаветы Колтуновой и Тимура Радбиль. 1. В тексте статьи «Абхазов испортил кадровый вопрос» невозможно определить конкретное лицо, о котором идет речь во фразе «которые пытались удержать штурмующую МВД группу, в составе которой отставные министры данного ведомства, бывший начальник столичного отдела милиции – в общем, люди с определенными навыками». 2. В тексте выше приведенной фразы негативная информация о конкретном лице Лолуа Рауле, его деятельности и его личных и моральных качествах не выявлена. Негативная информация о Лолуа Р.В., его деятельности и его личных моральных качествах в тексте статьи не содержится ни в форме утверждения о фактах, ни в форме мнения или предположения, ни в форме оценочного суждения или вопроса. Отсутствуют лингвистические признаки, связанные с унижением чести и умалением достоинства гражданина Лолуа. 3. В выступлении М. Килба и в публикации И. Чаниа выявлена как содержательная, так и оценочная связь, в обоих случаях события, связанные со штурмом здания МВД, оцениваются отрицательно. 4. Во фрагменте интервью И. Чаниа «Без образа врага ни людей не собрать, ни на митинг не выйти» во фразе «…А Раулю Лолуа я бы посоветовала: прежде чем предъявлять претензии кому-то, проанализировать свою деятельность и в качестве силовика, и в качестве министра, и в качестве руководителя общественной организации» негативные сведения о Рауле Лолуа содержатся в форме намека, а лингвистические признаки оскорбления отсутствуют. Лингвистический анализ данной фразы не подтверждает, что в ней в форме утверждения содержатся сведения о нарушении гражданином Лолуа действующего законодательства, моральных норм и принципов, умаляющие его честь и достоинство. В данном высказывании выявляется намек на то, что в работе Лолуа и в качестве министра, и в качестве руководителя общественной организации имелись недостатки.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG