Accessibility links

Грузия и конфликтные регионы. Без перемен


В середине июля около тысячи человек пришли к де-факто границе с Южной Осетией, чтобы выразить свой протест против агрессивной политики России

Прошедший 2017 год не внес ощутимого прогресса в дело урегулирования конфликтов между Грузией и ее мятежными регионами – самопровозглашенными Абхазией и Южной Осетией. Несмотря на постоянный переговорный процесс на нескольких площадках, стороны не продвинулись дальше решения немногих локальных гуманитарных вопросов.

Начало года ознаменовалось закрытием двух КПП у реки Ингури с абхазской стороны. Власти самопровозглашенной республики мотивировали это решение борьбой с преступностью. Согласно статистике, ежедневно реку Ингури, разделяющую Гальский и Зугдидский районы, пересекали свыше 1500 человек. С прошлого года для перехода гражданам оставили один проход по Ингурскому мосту. Об этом на пресс-конференции объявил абхазский лидер Рауль Хаджимба:

«Мы открытым текстом заявили представителям ведущих европейских государств, в том числе участникам Женевских дискуссий, что эти переходы мы будем закрывать. Будет один пункт пропуска, который будет жестко контролироваться, что даст нам возможность иметь меньше всякого рода преступлений».

Согласно заверениям сухумских властей, дорога вдоль реки Ингури была заранее восстановлена, и все желающие на автобусах могут добраться до центрального пропускного пункта на Ингурском мосту. Грузинские власти тогда заявили, что эти меры ухудшат и без того тяжелое положение населения региона. Вот что по этому поводу сказала госминистр по вопросам примирения и гражданского равноправия Кетеван Цихелашвили:

«Мы ведем переговорный процесс со всеми нашими партнерами, чтобы эти планы не были претворены в жизнь, так как они создадут дополнительный груз проблем не только для жителей Гальского района, но и всей остальной Абхазии. Мы сделаем все от нас зависящее, чтобы передвижение населения было упрощено до окончательного урегулирования конфликта, после чего все эти уродливые баррикады будут демонтированы».

Несмотря на просьбы местных жителей, протесты официального Тбилиси и международного сообщества, де-факто власти Абхазии в начале марта закрыли контрольно-пропускные пункты на участке Хурча-Набакеви и Отобая-Орсантия.

По словам местных жителей, переход в сопредельный Зугдиди значительно усложнился. Особенно тяжело стало ученикам школ, которые обучались в сопредельном Зугдидском районе: если до закрытия переходов им достаточно было перейти через мосты в соседнее село, то с сегодняшнего дня им приходится преодолевать 40 километров, чтобы продолжить учебу в грузинских школах. В результате, по информации Минобразования Грузии, в прошлом учебном году школы Зугдидского района посещали 102 ученика из Гальского района, а в нынешнем году их число сократилось вдвое.

Кроме того, гальцы жаловались и на излишнюю строгость российских пограничников на единственном переходе через Ингури. Говорит Тамила Дараселия:

«Мы свободно перемещались, а сейчас дорогу закрыли. Я выехала 3 марта, а сегодня приходится ехать в объезд. На мосту стоит комиссия из Сухуми, изучают ситуацию. Женщин с сумками не пустили в Гали, развернули обратно».

Впрочем, по признанию экспертов, вернуть ситуацию в прежнее русло вряд ли представляется возможным. Политолог Корнелий Какачия был настроен пессимистически:

«Понятно, что Грузия пытается сохранить прежнее состояние вещей, чтобы как-то исправить тяжелую ситуацию, в которую попадет грузинское население Гальского района. Однако следует учитывать, что влияние Запада на сухумские власти весьма ограничено, так как он не признает Абхазию субъектом международного права. Поэтому считаю, что на этом этапе у Грузии нет никаких действенных шансов к возвращению прежнего режима перехода. В Сухуми понимают это и из этого исходят».

Другим скандальным эпизодом стало освобождение из-под домашнего ареста абхазского пограничника, обвиненного грузинским судом в убийстве на территории Зугдидского района Гиги Отхозория. Об этом стало известно 31 мая, после регулярной гальской встречи в рамках МПРИ. Вышедший по окончании встречи к журналистам представляющий грузинскую сторону заместитель начальника аналитического департамента СГБ Кахабер Кемоклидзе рассказал о некоторых перипетиях почти четырехчасовой встречи:

«Представители де-факто властей Абхазии заявили, что убийца Гиги Отхозория Рашид Канджи-оглы больше не находится под домашним арестом, о чем они неоднократно заявляли в ходе встреч. Грузинское правительство расценивает этот поступок как факт вопиющего цинизма. Добавлю от себя, что розыск Рашида Канджи-оглы ведется под красным циркуляром Интерпола и его передвижение запрещено на международном уровне».

Не внесшим вклад в дело урегулирования конфликтов был и процесс односторонней демаркации де-факто границ российскими пограничниками.Общая протяженность заграждений из колючей проволоки и других искусственных препятствий достигла почти 52 км вдоль административной границы с Южной Осетией и 48 км – вдоль административной границы с Абхазией. Процесс продолжался в течение всего года, невзирая на все протесты официального Тбилиси.

По словам главы парламентского комитета по обороне и безопасности Ираклия Сесиашвили, Грузия в этой ситуации может лишь рассчитывать на помощь Запада:

«К сожалению, на наши инициативы, находящиеся в полном соответствии с нормами международного права, российские власти отвечают неадекватными действиями, которые выражаются в захвате все новых территорий. Этот процесс показывает, что мы должны продолжить серьезную работу с нашими международными партнерами, чтобы мирными методами вынудить Россию прекратить оккупацию наших земель».

В ситуации, когда власти Грузии оказались несостоятельными препятствовать насильственным действиям российских оккупационных сил, инициативу взяли на себя представители гражданского сектора Грузии. В середине июля около тысячи человек пришли к де-факто границе с Южной Осетией, чтобы выразить свой протест против агрессивной политики России. Марш протеста вдоль пограничных российских баннеров разделения был организован журналистами и неправительственными организациями.

Местом проведения акции была избрана территория между селами Собиси и Бершуети, где российскими пограничниками были установлены предупредительные знаки. Участники акции установили альтернативные баннеры с другой информацией. Кроме журналистов и представителей неправительственного сектора, организовавших акцию, участие в ней приняли политики и местные жители.

После завершения шествия линию оккупации посетил посол США в Грузии Ян Келли. Именно в этом месте российский баннер воздвигнут буквально в 400 метрах от центральной стратегической автомагистрали, соединяющей восток и запад Грузии. Кроме того, неподалеку от этого места линия оккупации пересекает нефтепровод Баку-Супса, по которому азербайджанская нефть поступает в черноморские наливные терминалы.

«У этого места символическое значение, так как оно находится вблизи стратегических коммуникаций, и это неприемлемо для нас, когда в XXI веке подобными методами соседние страны грубо нарушают территориальную целостность Грузии. Соединенные Штаты Америки возвысят свой голос против этих действий. Недопустимо одностороннее перекраивание признанных границ, это оказывает негативное воздействие на людей, на свободу их передвижения», – отметил американский дипломат.

Односторонние насильственные действия России были отмечены на проходившей в Женеве сентябрьской сессии Совета ООН по правам человека. В докладе заместителя Верховного комиссара ООН Кейт Гилмор были перечислены многочисленные случаи нарушения фундаментальных прав и свобод человека в оккупированных регионах Грузии.

В интервью «Эху Кавказа» заместитель главы внешнеполитического ведомства Давид Залкалиани рассказал об основных моментах обсуждения доклада и о реакции на него со стороны России.

«В докладе в полной мере отображена тяжелая гуманитарная ситуация, сложившаяся в оккупированных регионах Грузии. Подчеркивается, что оккупационные власти препятствуют свободному передвижению людей, им создаются трудности в получении необходимой документации и образования на родном языке. Следует отметить, что документ был поддержан делегациями более чем сорока государств. Наблюдатель от России призвал всех учитывать новые реалии, которые сформировались в регионе после российского признания. Позитивным результатом рассмотрения нашего вопроса можно считать тот момент, что в мире ширится круг стран, оказавших открытую поддержку Грузии, и, напротив, сокращается число сторонников России. Только на полях Совбеза ООН в текущем году ситуации в Грузии было уделено три обсуждения, что является беспрецедентным событием с 2008 года».

Впрочем, несмотря на отсутствие прогресса, официальный Тбилиси принял решение расширить проекты сферы здравоохранения, направленные на бесплатное лечение граждан оккупированных территорий. В 2017 году на эти цели было выделено до 20 миллионов лари. По информации, предоставленной «Эху Кавказа» Минздравом Грузии, жители самопровозглашенных республик все активнее пользовались услугами грузинской медицины. За три года вчетверо увеличилось количество граждан, живущих за разделительными линиями. Если в 2013 году услугами всеобщей программы здравоохранения воспользовалось 203 человека из Южной Осетии и 317 из Абхазии, то в 2016-м, соответственно, 964 и 1316. Выросло финансирование этих статей из бюджета Грузии: если в 2013 году на эти нужды было израсходовано 1 миллион 600 тысяч лари, то в прошлом – около 6 миллионов. Общий объем расходов за последние три года превысил 14 миллионов лари (около 6 миллионов долларов).

Глава департамента здравоохранения Минздрава Грузии Марина Дарахвелидзе пояснила, что медицинская помощь жителям оккупированных регионов Грузии оказывается по трем направлениям – программа всеобщего здравоохранения, программа лечения гепатита С и программа под названием «Сельский врач».

В то же время Марина Дарахвелидзе опровергла слухи, что жители Гальского района Абхазии, имеющие грузинские паспорта, не имеют доступа к госпрограммам. Все жители неподконтрольных Тбилиси регионов вправе наравне с другими гражданами Грузии воспользоваться сервисами Минздрава. Однако подход к вопросу финансирования все же меняется, если пациент не обладает удостоверением личности гражданина Грузии:

«Как известно, в рамках системы всеобщего страхования граждане, кроме социально необеспеченных, доплачивают за медицинские сервисы. Эти выплаты составляют от 10% до 30% от общего объема услуг. Для жителя же, например, Абхазии, не имеющего грузинского паспорта, вопрос решается на основе рекомендаций специально созданной комиссии, которая, в зависимости от конкретного случая, определяет объем финансирования. Как правило, мы стараемся максимально удовлетворить лечение этой категории сограждан».

Несмотря на отсутствие прогресса во многих областях, стороны конфликта активно сотрудничали в деле обмена заключенными. В этом смысле знаковым событием стал факт освобождения властями самопровозглашенной республики Южная Осетия гражданина Грузии Георгия Гиунашвили, который отбывал 20-летний срок в цхинвальской тюрьме.

Грузинская сторона приветствовала освобождение Гиунашвили. Там посчитали, что жест доброй воли придает дополнительные положительные импульсы мирному урегулированию конфликтов. По словам конфликтолога Левана Герадзе, можно только приветствовать проявление жеста доброй воли от представителей сторон. Но на этом процесс освобождения из тюрем не завершен, напоминает эксперт:

«Подобные темы обычно скрыты от глаз общественности, так как происходят они в закрытом режиме. Я очень надеюсь, что прогресс будет сохранен. Освобождение Гиунашвили дает надежду, что стороны достигнут соглашения и в отношении Георгия Лукава, который седьмой год содержится в драндской тюрьме в Абхазии. Он также осужден сроком на 20 лет. Грузинская сторона постоянно ставит этот вопрос на всех переговорных площадках».

Спустя месяц после освобождения Гиунашвили был освобожден и Георгий Лукава.

Отдельной темой нужно выделить женевский процесс, на котором участники конфликта девятый год ведут переговоры при участии международных посредников. По итогам заключительного 42-го раунда Женевских международных дискуссий по ситуации на Южном Кавказе, стороны вновь констатировали отсутствие прогресса по основным темам переговоров.

По заявлению МИДа Грузии, главными темами последнего раунда Женевских дискуссий были проблема этнической дискриминации грузин, оставшихся в Абхазии и Цхинвальском регионе, и вопрос неприменения силы и создания международных механизмов безопасности в регионе:

«В рамках переговоров особый акцент был сделан на усилившуюся этническую дискриминацию грузин в Абхазии и Цхинвальском регионе. Было отмечено тяжелое положение жителей Гальского района. Было подчеркнуто, что регистрация местного грузинского населения в качестве иностранцев, последующее ограничение их фундаментальных прав и свобод, принуждение к изменению грузинских фамилий и этнической идентичности может стать частью новой волны этнической чистки в оккупированных регионах».

По мнению грузинских наблюдателей, стагнация в переговорном процессе однозначно льет воду на мельницу России. Так считает политолог Гия Хухашвили:

«Единственным дивидендом, который получает Грузия от переговорного процесса, является консервация ситуации, при которой стороны могут налаживать локальные гуманитарные контакты. Этим мы решаем тактическую задачу, но никак не стратегическую, коей является объединение страны. А где нет продвижения вперед, там начинается регресс. Этим пользуется Россия, которая и дальше вбивает клинья между противоборствующими сторонами, постепенно закрепляясь на захваченных территориях. Отчуждение между людьми растет, и сходит на нет эмоциональный заряд на возвращение домой поколения людей, покинувших Абхазию и Цхинвали. Опросы свидетельствуют, что проблема территориальной целостности уже не является приоритетной для большинства жителей Грузии. Я бы хотел увидеть от властей внятную стратегию по объединению страны, подразумевающую, в том числе, возвращение доверия людей с той стороны баррикад, но вижу лишь лозунги и плакатную риторику».

Под конец года на проходящем в Кутаиси заседании парламента премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили выразил готовность предпринять неординарные шаги в деле урегулирования конфликтов. В этом направлении Грузия готова двигаться по двум направлениям – посредством внесения поправок в «Закон об оккупации» и актуализацией Женевского переговорного процесса, заверил премьер:

«Прямо заявляю, что мы не разделяем подход «Нацдвижения», в этом вы убедитесь, когда ознакомитесь с новыми поправками «Закона об оккупации», предложенными правительством, где есть пункты по обновлению торговых отношений с этими регионами. Напомню: ни один конфликт не был урегулирован без прямых переговоров между сторонами. Также мы хотим поднять уровень Женевских дискуссий и хотим, чтобы в них участвовал не замминистра, а как минимум министр. Я даже готов к тому, чтобы формат перешел на уровень премьер-министра, то есть лично подключиться к работе этого формата. Кроме того, наши требование и просьба к нашим стратегическим партнерам – придать Женевским переговорам мандат политического решения конфликта».

Предложения правительства конфликтолог Георгий Гобронидзе считает полезными, но несколько запоздалыми:

«Как справедливо отметил премьер, до вчерашнего дня весь период взаимоотношений Грузии с конфликтными регионами можно окрестить хроникой упущенных возможностей, где стороны продолжают ходить по заколдованному кругу. На сегодняшний день по уровню милитаризации эти территории являются одними из самых насыщенных в мире, и, если не предпринять конкретных шагов по снижению эскалации напряженности, угроза для Грузии становится все более ощутимой. По этой причине уповать на оживление переговорного процесса будет сложно, так как все бразды правления перешли к России, которая в качестве условия для возобновления переговоров настойчиво требует признать Абхазию и Южную Осетию равноправными переговорщиками. Эти предложения всецело поддерживают местные де-факто власти, финансируемые Москвой. Не вышло бы так, что и эти в целом полезные инициативы прозвучали в отрыве от реальности. Эти инициативы нужно было озвучивать как минимум четыре года назад».

Что касается стремления сторон по достижению всеобъемлющего соглашения о неприменении силы, то Грузия по-прежнему требует гарантий неприменения силы со стороны России как одной из участниц конфликта. Несмотря на различность подходов, участники договорились продолжить работу на следующем раунде с целью сближения позиций. Он состоится в марте 2018 года.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG